Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Возвращение домой. Июнь 1577 год. Париж.


Возвращение домой. Июнь 1577 год. Париж.

Сообщений 1 страница 11 из 11

1

Продолжение эпизода.
Действующие лица: граф де Коссе-Бриссак и его супруга, мадам Рене.

"- Ты меня не любишь! - молвила жена.
Муж в ответ присвистнул: - Вот тебе и на!
Если твой характер столько лет терплю…
Можешь быть спокойна, дьявольски люблю!!" (с)

0

2

Граф де Коссе-Бриссак причислял себя к людям бесстрашным, как, впрочем, большинство молодежи мужеского пола того времени. Что зря скромничать, он имел на это основания. Довелось ему и пороха нюхнуть и несколько раз видеть край чёрного крыла ангела смерти. Правда, оно только черкануло по касательной, отсюда он с беспечной и спокойной улыбкой сделал логичный вывод, что ему еще рановато и Господь Бог пока не горит желанием утруждаться судом на его счет. Однако сейчас, на подъездах к Парижу, даже сей отважный молодой господин чувствовал некий легкий трепет - то ли в районе подреберья, то ли еще где. Домой его тянуло смертельно, невыносимо, как моряка в открытый океан, как птицу с юга в родные края. Однако инстинкт самосохранения и годы изучения горячего характера его красавицы безошибочно подсказывали: шторма не миновать. Куда больше вероятность, что в пустыне выпадет снег. Посему он ощущал себя прямо как в мальчишестве перед прыжком с высокого берега в воду. И хочется и дух захватывает и не знаешь, что дальше будет. Граф то улыбался в предвкушении, то хмурился и потаенно вздыхал, не обращая никакого внимания на верного Дидье, который ехал рядом.

Откровенно говоря, рыльце у него на сей раз действительно было порядком в пушку. Свою вину он осознавал и признавал полностью. Тронулся в путь сразу как смог сесть на лошадь, не теряя ни дня, и даже при таком раскладе задержался на три недели. Не сдержал слово. Нарушил клятвенное обещание вернуться вовремя. И насколько! Неважно, какие обстоятельства его остановили. Лишних двадцать дней он отсутствовал. Слишком долго для любящего сердца и совсем уж невыносимо, когда толком нельзя ничего объяснить. Весточку он прислал, однако же разве удовлетворится мадам де Коссе скупой парой слов? Тысячи кошек превращали сердце в когтеточку, когда он задумывался о том, что она пережила, бедняжка, за эти бесконечные два месяца, с ее-то нравом да еще в таком состоянии. И паршивее всего то, что все оказалось напрасно.

- Осел. Безжалостный амбициозный чурбан! - мысленно честил себя наследник покойного маршала. Однако, черт подери, как тяжко бывает найти равновесие между головой и сердцем. Подгоняя коня, молодой человек нетерпеливо вперил взгляд в недостроенные башни собора Богоматери. Они уже виднелись вдалеке над мощными стенами, полускрытые утренним туманом и похожие на две огромных серых свечи, устремленные в небо.

Немного облегчали муки совести только два обстоятельства: до дома оставались считанные минуты, а Рене любит его именно таким, каков есть. Ворота Сент-Антуан оказались позади, мрачная громада Бастилии тоже. Дома, он почти дома.

- Открывай, бездельник! - громоподобно рявкнул он, когда подъехали к особняку и привратник поинтересовался, кто это стучится.

- Хозяин! - радостно взвизгнул тот и ворота со знакомым до боли звуком отворились.

Отредактировано Шарль де Коссе (2018-06-14 20:55:50)

+3

3

У хорошей хозяйки всегда полон день заботами и хлопотами. За прислугой, даже столь вышколеной, какая водилась в доме главного сокольничего, нужен глаз да глаз. Кухарка ленится поторговаться на рынке, горничные так и норовят оставить пыль за каминной полкой, а пажи, шустрые и наглые, как галчата-слетки, так и ждут улучить минутку, чтобы заскочить на кухню поесть, вместо того, чтобы выполнять указания мажордома. Мадам Рене с раннего утра гремя ключами, висящими у расплывшейся талии, легко, словно она и не на сносях, порхала по лестницам особняка старшего из рода Бриссаков, то там, то здесь наводя порядок и уют. Малютка Шарлотта, первенец супругов де Коссе-Бриссак, в это время кормила уточек в саду в сопровождении няни и кормилицы. А сама мадам Рене, одетая по-домашнему в лёгкое шерстяное платье с отложным, вышитым воротником и с простой по-домашнему причёской, с выбивающимися из неё непокорными каштановыми прядями следила за тем, как перчат похлебку из утятины. Столь дорогостоящее действо всегда происходило под бдительным взглядом изумрудных глаз рачительной хозяйки. Шарль обожал эту похлебку и верная супруга, поджидая своего благоверного, велела варить её уже почти с неделю каждый божий день. По расчётам мадам граф должен был явиться ещё дней десять как. Но Бриссак запаздывал.

Женщина запрещала себе думать о дурном, но тень тревоги все больше и больше ложилась на её мятущуюся душу. По ночам Рене молилась и её молитвы перед сном грядущий становились всё длиннее и жарче. В них она просила Господа лишь об одном - помочь её мужу вернуться целым и невредимым. В то, что поездка сокольничего почти что развлечение, женщина не поверила с самого начала. И вот её ожидание становилось все более тягостным... Дни шли за днями и вместо мужа пришли лишь два нарочито бодрых письма...

Шум во дворе отвлек даму от хозяйственных хлопот. Каким-то шестым чувством она поняла - вернулся. И почти отпихнув вошедшую позвать хозяйку камеристку,  новоявленная Пенелопа устремилась встречать Одиссея. Причём чувства женщины были в этот миг весьма противоречивы. Огромное облегчение шло рука об руку с тревожным чувством, рождавшим такой шквал вопросов, на который не ответил бы и миллион мудрецов. Не то что один мужчина, носимый где-то по дорогам Франции пару последних месяцев.

- Ну наконец-то... - прошептала красавица, привалившись к косяку входной двери. Предчувствия не обманули графиню - её благоверный спешивался во дворе.  За ним терся неизменный Дидье. От волнения у графини подгибались колени.

- Жив-здоров, - с облегчением подумала она, откинув со лба каштановую прядку.

Отредактировано Рене де Клермон (2018-05-22 22:19:42)

+4

4

На крик привратника со всей территории особняка во внутренний двор сбежались и десятка два других челядинцев. Еще бы. К регулярным отлучкам господина они привыкли, все-таки должность такая, что это в порядке вещей. Однако в этот раз его не было уж слишком долго.

- Здравствуйте, ваша светлость, с приездом, ваша светлость, - несся со всех сторон гомон.

- Хорошо хоть не забыли, как я выгляжу. Признавайтесь, разбаловались тут без меня? Или мадам вас в ежовых рукавицах держала? - с улыбкой хмыкнул граф и жадно приник губами к большой глиняной кружке с чистой водой, за которой кто-то быстроногий уже успел сбегать на кухню. Слаще мёда ему показалась эта вода.

Отерев губы, молодой человек наскоро снял пыльные дорожные перчатки, бросил паженку.

- Встретили? Возвращайтесь к работе. Сегодня вечером в честь моего возвращения к ужину будет вино и пирог. Спасибо всем.

Мажордом тем временем не упустил случая показать, как прекрасно справляется со своими обязанностями.

- Нынче вечером я подробно расскажу вам, монсеньор, обо всем, что происходило в доме во время вашего отсутствия. Предоставлю полный отчет. В котором часу будет угодно вашему сиятельству, после ужина?..

- Потом, - властным и нетерпеливым жестом оборвал его излияния Шарль и положил руку на плечо почтенного смотрителя, - потом, разберемся потом. Где госпожа? С графиней все благополучно? Я ее не вижу.

Он искал глазами ту, по которой так скучал все это время, и наконец нашёл. Она стояла у дверей, как будто ждала, пока схлынет эта довольная толпа.

Спустя считанные секунды он уже сжимал ее в объятиях столь крепких, какие только можно было позволить, чтобы не навредить ни ее хрупкому телу, ни жизни у неё под сердцем. Обнимал за каждый день отсутствия. Целовал пряные губы и мягкие ладони. Вдыхал уютный запах волос, кожи, совсем забыв про пыль, которая густо покрывала его дорожный костюм и не обращая ни малейшего внимания на слуг, которые с любопытством наблюдали.

- Я дома.

+4

5

Эти объятия заставили молодую женщину задохнуться от счастья. Рене почувствовала ставший родным за эти годы запах тела  своего супруга. К котором сейчас примешивались запахи сидельной кожи и конского пота. Именно так когда-то пахли поцелуи, которые влюбленные урывали украдкой до той минуты, когда Бриссак повёл девицу де Клермон к алтарю. Как - то раз Шарль приехал в поместье, проскакав всю ночь, лишь для того, чтобы вот так же сорвать поцелуй с губ любимой и снова вернуться ко двору. Эти воспоминания заставили графиню лишь теснее приникнуть к своему мужу, отвечая поцелуем на поцелуй.

Пальцы женщины крепко сжимали плечи любимого. Как давно она не обнимала этого мужчину. Как давно он хотела его обнять...  Неужели эти два одиноких месяца полных тревог и тоски позади? И теперь они снова вместе? Руки Рене требовательно ласкали сильные плечи молодого человека, чуть царапая изящными ноготками рукава его дорожного платья.

Графиня чертовски соскучилась по мужу и сейчас не было для неё ничего желаннее, чем эта встреча.
- Я так тебя ждала, - с нежностью выдохнула женщина, проведя указательным пальцем по припухшим от поцелуя губам графа. Зелёные глаза её страстно ловили каждую черточку любимого лица.
- И дождалась, - снова потянулась Рене к губам мужа, чуть облокотившись на его плечи.

Отредактировано Рене де Клермон (2018-05-23 21:00:06)

+4

6

"Убить иногда хотелось. Развестись - нет." Пожалуй, именно этой фразой* точнее всего можно описать союз четы де Коссе.

Госпожа Рене всегда была дамой незаурядной. Найти красивую женщину легче легкого. Чтобы она вдобавок была умна - уже сложнее, но все-таки, согласитесь, возможно. Однако Шарло пошел дальше. Его угораздило добровольно разместить у своего очага вулкан в юбке. Соль в том, что он не мог понять, почему именно к этой рыжеватой чертовке с полынными глазами, точеной шеей и несколькими мартовскими веснушками на носу его так тянуло. Каждым дюймом души и тела. Она была не просто хороша, но вопреки законам природы (и церковным взглядам) ухитрялась оставаться притягательной даже сейчас, когда носила дитя. Внешне этот брак полностью соответствовал всем канонам, которые диктовало время: две знатные влиятельные семьи, хорошее приданое. Однако за закрытыми дверями особняка вместо прохладного респектабельного штиля порой бушевали неаполитанские страсти. Примирение, надо признаться, обычно проходило так же бурно, как и ссоры. Когда наутро саднят плечи и спина, значит, ночь того определенно стоила, скажет любой мужчина. Приятный и пикантный факт, о котором, правда, порой искры из глаз заставляют пожалеть. Это если тебя кто-то награждает увесистым дружеским хлопком по спине или плечам, а они под рубахой больше напоминают тигриную шкуру.

Только оказалось, что это еще полбеды, бывает и похуже. Например, если женские коготки тревожат повреждения на шкуре не своего авторства. И еще хвала всем богам, что в деле не замешаны чьи-то сторонние коготки. Впрочем, в данный момент это не имело никакого значения. При страстном порыве своей прелестницы злосчастный супруг закусил нижнюю губу и тихо взвыл, причем отнюдь не от удовольствия. Свежий, еще довольно грубый рубец от прикосновения полыхнул огнем.

- Блошка моя, осторожнее**.

Скрытый текст

*Не станем вдаваться в нудные и всем известные подробности насчет средневекового католического развода и в поиск синонимов. Расставание, аннуляция, не важно. Наши читатели поняли, о чем мы))

** Ma puce (моя блошка). Ласковое обращение у влюбленных во Франции, невероятно популярное и по сию пору. При желании можно найти здесь шутливую отсылку к кусачему характеру мадам.

+3

7

Рене, размякшая было в супружеских объятиях, моментально подобралась как сжатая пружина. Зелёные глаза дикой кошки гневно блеснули из-под пушистых каштановых ресниц. Всё умиротворение счастливой Пенелопы, которая дождалась из дальних странствий своего Одиссея, словно рукой сняло. В хорошенькой кудрявой головке дамы бушевал сейчас ураган. Её муж утверждал, что поездка не опасна, а приехал с порченной шкурой. Вон как скривился от обычного объятья. Ревности не было. Альковные развлечения четы де Коссе-Бриссак часто наносили ущерб спине и плечам её благоверного, что не мешало супругам нежничать поутру. И Шарло не подвывал при этом так, словно его ткнули стилетом. Значит рана? Значит риск?

- Что у тебя с рукой? - прямо спросила графиня, моментально превратившись из счастливой возлюбленной в  разгневанную фурию. Впрочем, пока она решила попридержать свой фамильный темперамент и дождаться ответа мужа.

В глубине души Рене надеялась, что Шарль не так уж и виноват... Что плечо он просто потянул, а задержали его вовсе не опасные превратности, а другие причины, весьма уважительные. И он ей не врал...

Но здравый смыл урожденной де Клермон брал верх над извечным женским желанием оправдать того, кто покорил её сердце. Даже если эти оправдания приходится придумывать самой.

Отредактировано Рене де Клермон (2018-06-01 14:21:12)

+4

8

Так нечестно. Природная гроза никогда не налетает мгновенно. Обычно между зарницами и настоящей молнией проходит достаточно времени, чтобы найти укрытие. Только графу сейчас не повезло. Судя по излому бровей дражайшей супруги, прищуру потемневших глаз и плотно сжатым губам, тайфун уже на подходе и вот-вот разнесет все вокруг. Пришлось, как и следует настоящему мужчине, отважно встретить надвигающуюся стихию, так сказать, лицом к лицу. Благо, не впервой. Остается только занять позицию поустойчивей. Тем более, что темные мушки, которые роились перед глазами после жаркого изъявления чувств его красавицы, уже исчезли.

- С рукой? А что с рукой, моя радость? - Шарль с самым невинным видом поднял левую, осмотрел, потом правую, покрутил кистью.

- Вроде обе в наличии и позволили мне проделать верхом двадцать лье меньше чем за два часа. Неудивительно, я ведь торопился скорее обнять тебя и услышать твой голос. Боже всемогущий, как я по нему соскучился! Это просто музыка какая-то!

Он без промедления снова прижал к себе и горячо поцеловал свою подозрительную и излишне бдительную Ксантиппу, дабы нейтрализовать. Положа руку на сердце, Рене в гневе звучала действительно как музыка. Смесь ненастроенной скрипки и горна. Главное, не дать обожаемой половине времени вскипеть. Так что наш провинившийся супруг был сама обходительность и разразился целым рядом вопросов - из тех, что растопят любое женское сердце.

- Как твое самочувствие? Что говорят лекари, с нашим будущим наследником все хорошо? Как Шарлотта, дочь здорова? Научилась сама подниматься по ступеням, пока меня не было?

Бриссак взял супругу под локоток, подобно капитану, который в нужную минуту опытной рукой берётся штурвал, и решительно сделал шаг в сторону дома, ибо уже спиной чувствовал полные жгучего любопытства взгляды слуг. Ну, конечно, разве есть развлечение лучше, чем понаблюдать, как господа отношения выясняют? Ну уж нет, драгоценные, перебьетесь.

Отредактировано Шарль де Коссе (2018-06-06 18:33:16)

+3

9

Рене не так просто было провести. Её благоверный не был столь хрупок, чтобы кривиться от боли, когда женушка одаривает его ставшей уже привычной лаской. Но Шарль был прав, не стоило устраивать слугам подобные представления. Потому молодая графиня легко дала мужу себя увести в дом. Чувствуя его пальцы на своём остром локотке, дама шипела, как рассерженная кошка:

- Моё самочувствие вполне пристойно для жены, что ждет мужа второй месяц, хотя он обещал вернуться через пару недель... А  наша малютка вполне благополучна, если не считать, что  каждый день спрашивала меня об отце.

Однако и в доме глаз и ушей было не многим меньше, чем во дворе. Урождённая Клермон, будучи женщиной гордой до какой-то почти дьявольской гордыни, как все в ее роду, и при этом горячей как огонь, с трудом подавила в себе желание немедленно потребовать от мужа объяснений. Не стоило горячиться. Хотя и чертовски хотелось. Но дама де Коссе-Бриссак не была бы самой собой, не возьми она сейчас себя в руки.

- Тебе, друг мой, - чуть прищурила красавица зелёные глаза, - нужно переодеться с дороги. И я хочу заменить тебе твоего Дидье. Тем более, что он, наверное, тебе успел чертовски надоесть за это время. В отличие от меня, надеюсь... - многозначительно просмотрев  на королевского сокольничего, она чуть прихватила губами мочку его уха.

Рене и впрямь чертовски соскучилась по мужу. Но куда больше, чем супружеских ласк (всё-таки интересное положение несколько притушило неуемный темперамент дамы) графине хотелось узнать, не ранен ли её ненаглядный. А для этого необходимо было снять с него рубашку, сам бы этот упрямец ни за что не признался бы.

+3

10

- Спрашивала, - произнес граф с выражением, которое свойственно свежеиспеченным папашам. Они не обвыклись в своей новой роли и просто не успели еще подсчитать, во сколько обойдутся им эти круглые глазки и пухлые щечки, когда их обладательнице сравняется лет эдак пятнадцать. Еще немного и он почувствует себя так, будто не отлучился из дому по делу, а собственными руками снес родную дочь в лесную чащу и оставил зверям! Шарль вильнул в сторону, туда, где вместо Сциллы его поджидала не менее опасная Харибда. Дьявольщина, вот что значит женское царство! Сына, срочно сына! Одна надежда, что месяца через три численный перекос будет исправлен наследником. В конце концов, одинаковая вероятность это не так уж мало. Не мало ведь?.. Воодушевленный этой соломинкой, которая для него была толще корабельной мачты, сокольничий вновь отважно ринулся укрощать намечавшуюся бурю:

- Да я только и мечтаю о твоей заботе, моя лиска! - пылко воскликнул он, так чтобы гарантированно превратить сердце своей строптивицы в топленую карамель, - Мне еженощно снились вот эти восхитительные ручки! Дидье надоел до чертиков, но я уж перетерплю. Разрази меня гром, ежели позволю тебе лишний раз утруждаться и нагибаться за сорочками. Хватит и того, что тебе пришлось вести дом в мое отсутствие. Поэтому я справлюсь сам, глазом моргнуть не успеешь, а тебе ответственно поручаю распорядиться, чтобы нам накрыли в саду, а няньки пусть приведут дочь. Надо же убедиться, что она не успела еще дорасти до моего плеча.

Отредактировано Шарль де Коссе (2018-06-14 23:52:55)

+2

11

- Ещё бы не спрашивала... - снова начала закипать молодая графиня, но умело взяла себя в руки. В конце концов её Шарло не худший из отцов. Но даже из него, не спускающего порой малютку Шарлотту с рук, не следует пытаться сделать няньку.   Хотя дочь, регулярно спрашивала где её папа, и переворачивала этим вопросом  душу мадам Рене, не знающей в какие ещё интриги вляпался её благоверный.

Однако, не время и не место сейчас было для упрёков. Да и дама де Бриссак уже почти успокоилась и готова была последовать в покои своего мужа и господина. Но этот хитрец отчего-то предпринял попытку её услать.

Подозрения урожденной Клермон превратились чуть ли не в уверенность.
- Этому негоднику есть, что скрывать... - пронеслось в кудрявой головке красавицы. Но чело молодой женщины осталось невозмутимым.

- Накроют слуги... Не переживай, родной, - с нежностью проворковала Рене, прильнув к любимому, с самой ласковой из своих улыбок, - нагнешься за сорочкой ты сам...

Зато, - игриво блеснула  дама зеленью глаз, - эти ручки, - поднесла она ладонь к губам своего мужа, - явятся тебе уже наяву...

Отредактировано Рене де Клермон (2018-06-15 00:11:48)

+1


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Возвращение домой. Июнь 1577 год. Париж.