Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » République vénitienne » Во исцеление души и тела. Венеция, июнь 1572 года


Во исцеление души и тела. Венеция, июнь 1572 года

Сообщений 1 страница 9 из 9

1

Место действия: особняк Вероники Франко

+1

2

- Благодарю вас, мона, храни вас бог – послал Мигель благословение удалявшемуся в коридоре женскому силуэту в ореоле рассыпавшихся локонов и порхающего утреннего халата – вы ангел, ниспосланный нам милосердным богом. А ну, отпустите меня парни, я не девочка, сам дойду, что я, не нырял, не тонул и не знаю, что такое качка и контузия? Отпустите, говорю!
Резким движением плеч Гарридо стряхнул сопровождающих, охнул от кроткой резкой боли проколовший грудную клетку:
- Ох, дьявол! Несерьезно, но больно! – и заглянул в комнату, куда служанки поместили утопленницу.
- Ну как, соседка? Дышишь?  Смотри мне! И не делай глупостей. Я присмотрю.
Молоденькая женщина, почти девочка, миниатюрная, темноволосая, большеглазая, была тиха и спокойна, взгляд блестящих карих глаз был уставшим и тоскливым, как у измученного животного. Она ничего не ответила.
Мигель зашел в небольшую уютную комнату, окинул её взглядом: куда бы можно сесть, и осторожно опустился на сундук, с наслаждением прислонился к стене и закрыл глаза, на него навалилась усталость, шум в ушах усилился и на пару мгновений капитан провалился в сонное забытье.

Отредактировано Мигель де Гарридо (2021-08-14 23:26:57)

+2

3

- Эгей, дружище, - Алехандро толкнул дверь бедром, потому как руки у него были заняты медным тазом, наполненным тёплой водой. Серафина оказалась расторопной, а стряпуха, благо, как раз начинала готовить обед. Котёл на очаге должен был вот-вот закипеть и малютка, кажется, героически увела его из-под носа кухарки, когда та уже собиралась бросить в него раков. Увела и разбавила холодной водой*.

- Ну что, вы тут живой, спаситель утопающих? - окликнул мориск, бросая при этом взгляд внимательных карих глаз на своего пациента. И честно говоря, не похоже, чтобы тот был готов пробежать марафон подобно греческому атлету.

- Ничего. Сейчас мы вас осмотрим и, если придется, подлатаем вашу шкуру. Будете как новенький. 

Шорох за спиной заставил обернуться. Все та же служаночка успела исполнить просьбу и стояла с чистыми тряпицами в руках и даже откуда-то добытой корпией.

- Птичка моя, - пришлось опять перескочить с резковатого испанского на мелодичный итальянский, - как ты скоро, гляди-ка. Уже принесла? Спасибо тебе, давай сюда. Сейчас, я таз поставлю...

Скрытый текст

*Согласовано с Серафиной

Отредактировано Алехандро Перес (2021-09-20 20:31:39)

+1

4

- Не надо меня латать, – сурово возразил Мигель – я вам не подштанники, чтобы меня штопать. И вообще, эти царапины на хирургическую штопку не вытягивают. Кровят сильно в этих местах, а повреждения тьфу, неглубокие. Сейчас кровь свернется и перестанет капать и пачкать все вокруг. Просто перевяжите.

Капитан морщась развязал ворот окровавленной рубашки, стягивая её через голову охнул и выругался:

- Ох, мать его шлюха, как же все-таки пробивает! –  свернул перепачканную кровью ткань в аккуратный валик, развязал лоскут временной повязки, в левом межреберье обнажилась рваная кровоточащая линия, параллельная линии ребер.

Молодой человек закинул руку за голову, повернулся боком.

- А на это, доктор, не обращайте внимание – это память об османском плене, чтоб его век не помнить.

Смуглая спина капитана была вспорота грубыми глубокими рубцами, ставшими от времени розово-белесыми: следы морской четытеххвостой плетки-кошки. Четыре веревочных узловатых хлыста, расходясь веером, оставляли след, похожий на след от ран, остающихся от ударов лап представителей кошачьей породы, потому и кошка. Виртуозные корабельные мастера пыточного дела клали удары чередуя направление, крест-накрест, оставляя на спинах наказанных рубцовые кресты.

- Не обращайте внимания, Хани. Там уже ничего не болит.

И тут раздраженный пациент увидел Серафину, поставившую таз на стол и скромно дожидающуюся указаний врача.

- Серафина! А ты что тут стоишь, рот раскрыла? Голого мужика узрела и удивляешься по своему девичеству? Неужели в доме нет прислуги мужчин или хотя бы замужних и вдовствующих служанок, чтобы на такие зрелища не присылать девиц? Исчезла бы ты, устрица! Тут полуголый окровавленный дядя матерится, а она стоит, глядит и слушает! Я, может, при тебе раздеваться и ругаться стесняюсь! А ведь буду, ей-богу, буду.

И вежливо обратился к Алехандро:

- Господин доктор, а клизму вы мне не назначите? А то у вас, у лепил, все что не кровопускание, то клистир. Кровопускание я уже получил, значит, будет клизма. А Серафина будет ассистировать.

Отредактировано Мигель де Гарридо (2021-09-23 08:01:26)

+3

5

Серафина и правда стояла как вкопанная, тише воды, ниже травы, совсем неподвижно, но даже не потому что ждала указаний. Большие, похожие на черешни глаза как мазнули беспокойным взглядом, когда капитан снял рубаху (жить-то хоть будет?), так и застыл этот взгляд на располосованной спине. Застыл ошарашенный, но не исполненный ужаса. Всё же как дочь своего времени она не отличалась особой чувствительностью к таким вещам и сталкивалась со многим. Скорее то было сопереживание. Как же так?..

Резкая отповедь обрубила эту минуту участливого потрясения.

Кровь сначала отхлынула от лица, потом прихлынула снова, щеки вспыхнули, нижняя губа дрогнула от обиды, но маленькая венецианка сдержалась. Не расплакалась. Такой уж характер.

- Я не в оранжерее при розах служу. Насмотрелась, - отрывисто выдохнула девушка, резко развернулась на пятках и выбежала, как ошпаренная.

Отредактировано Серафина (2021-09-27 18:50:18)

+3

6

- Не придержишь язык - груша непременно будет, - пообещал мориск спокойно, но с резкостью, которую незнакомый человек вряд ли мог в нем заподозрить.

- И не только в зад груша, но и в рот оборотной стороной, чтоб меньше трепался.

Не совсем обычно для Алехандро, но кто сказал, что человек интеллигентный и человек мягкий - синонимы? Отчеканивал каждое слово, таким тоном пустых обещаний не раздают, тем более мужчины наедине, когда единственная причина хоть как-то выбирать слова только что бежала со всех ног. Ну что же, как раз немного в себя придет, пока мориск разберётся с пациентом.

- Мы, лепилы, такие. Вот только сперва хорошенько отдраю тебе рот с мылом, я как раз только что добрым куском руки мыл. Будешь знать, как срываться на ни в чем неповинном слабом существе. Что, одну женщину из канала вытащил, а другой тут же словами закатил ни за что оплеуху? Вон как она выскочила. Герой, Миличо, нечего сказать. Капитанствуй дальше, сеньор капитан. 

Врачеватель для начала смыл кровь и ещё раз осмотрел обе раны. Начать решил сверху. Давненько Санчо не приходилось иметь дела с рвано-ушибленными ранами головы, разве что когда герцогский постельничий слишком удачно отметил день святого Иоанна и после праздничной трапезы споткнулся на ровном месте.

Алехандро смешал в миске тёплую воду с крепким вином из погребов моны. Схватили, конечно, первое попавшееся на кухне, из того, что покрепче. Оказалось, что из белого заизюмленного винограда. И судя по запаху напиток по крепости в самом деле мог поспорить с иным хересом. Пары и впрямь были мощные, мавр даже чуть поморщился, как после опрокинутой чарки.

- Разошелся. Вот обрею тебя наголо, будешь знать, - буркнул он, отводя с раны вьющиеся жесткие волосы испанца.

Обмакнув в целебную смесь чистую ткань, мориск прижал ее к ране.

- Терпи, - велел он, - надо как следует обеззаразить. В тот канал чего только не сливают, а нам нагноений не нужно.

+2

7

- Кто бы сомневался, – согласился Мигель, – вас, Эскулапов, медом не корми, дай поиздеваться над христианской душой. С таким интересом и удовольствием копаются в человеческом теле, как в собственной борсетке.

После чего послушно сел, склонил голову, уперся локтями в колени и сомкнул в замок ладони.

- Никаких оплеух никаким дамам я не закатывал, я воспитанный человек. А что она тут стоит и не подает звуковых сигналов о своем присутствии? Я бы морально подготовился. Ай, щиплет, – и капитан зашипел, сдерживая эмоции.

- Ссссс… Противно-то как. Хани, приношу вам мои сожаления за мой тон, позовите деву Панацею, я извинюсь. Раз уж терпеть, так от хорошеньких ручек хорошенькой девицы, совмещу приятное с полезным. Тем более все равно ножницы надо принести, волосы вокруг ссадины выстричь. Хотя вы обещали обрить наголо, – Мигель хмыкнул, – представляю, какой я буду красавчик. Позовите Серафину с ножницами и бритвой, правда, неловко вышло.

Скрытый текст

Карманы появились во второй половине 17-го века, до этого нужные предметы пристегивались к поясу и носились в поясной сумке, которая называлась так же как сейчас –борсетта ( итал.) 

Отредактировано Мигель де Гарридо (2021-10-04 01:13:40)

+3

8

Раз уж острастка возымела действие, да еще такое мгновенное, то Алехандро ту же и вернулся к своей обычной манере. Черты смугловатого лица опять смягчились, как и не бывало в них резкости. 

- Мы охотно перестанем копаться в людской плоти, - иронично, но вполне миролюбиво откликнулся он, - коли эта самая плоть не будет в этом нуждаться. Все претензии к Господу Богу, который ее сотворил не такой уж и  прочной, -  мориск фыркнул. Окунул тряпицу в воду, а потом снова в пресловутую миску, - Да и если бы не мы, то Рай и Ад уже давно треснули бы по швам от перенаселения. А так мы все же помогаем кое-кому задержаться на этой грешной земле и потоптать ее чуть подольше.

Кровь залила темные курчавые волосы слишком сильно, чтобы можно было ее отмыть.

- Выстричь-то непременно выстрижем, - согласно кивнул наш Эскулап, - но вот голову сперва нужно помыть с мылом, иначе вы, любезный мой Миличо, получите вместо гривы своей шлем из кровяной корки, - А что это тут у нас? Ну вот. Тем более. Вы только поглядите.

На тряпице ясно виднелись черные крапины. Вопросов они не вызвали, любой мужчина с ними отлично знаком.

- Порох. Пороховая окалина. Кто бы сомневался. Так въелась, что иначе как вином и не выбьешь. Глядите-ка, а может ваше купание в канале и кстати? А то ходили бы с ней, как вепрь с дробью в шкуре.

Ловкие умелые пальцы продолжали делать свое дело, чтобы окончательно остановить кровотечение перед мытьем.

- Только ох и не ручаюсь я за ручки девы Панацеи. Вы ее хорошенько отпугнули, а женщины, сами знаете, существа памятливые. Но я попытаюсь, - со смехом заключил мориск, - ради блага пациента. Держите рукой вот так, прижмите. Я сейчас.

В коридоре никого не было.

- Серафина!

Нет ответа.

- Серафина, цветочек мой, ты где?

Только через пару минут, пройдя чуть дальше, Алехандро различил чутким слухом тихие всхлипы.

- Ты устроишь в Венеции аква альта*, - мягко предупредил мавр свою заплаканную находку и согнутым пальцем вытер с ее мокрой щеки особо крупную слезу.

- Ну. Ну не дуйся ты на него. Ты же знаешь, мы всего лишь мужчины, существа несовершенные. Ну что с нас взять? Капитан меня прислал тебя позвать. Хочет сам извиниться. Пойдёшь? Он уже мучается совестью. И мне без тебя никак не управиться.

Скрытый текст

*Высокая вода, наводнение

Отредактировано Алехандро Перес (2021-10-08 20:11:58)

+2

9

- Извиниться?..

На заплаканной мордашке вспыхнуло выражение настороженного удивления.

- Не пойду я, сеньор Алехандро. Господин капитан не хотел, чтобы я там была, значит, не просто так. Или причина за минуту вот так взяла да и испарилась?

Маленькая венецианка за свою жизнь видала грубость со стороны мужчин довольно часто, а уж с тех пор, как пришла служить к моне Веронике, тем более. Кто сильнее, тот и прав. Сейчас она понимала поведение герцогского капитана. Даже обида не вытеснила из ее сердца сочувствие, хотя оно боролось с задетым самолюбием, а сие - страшное дело. Битвы в подобных случаях там, за невидимым глазу покровом, помасштабнее Фермопил. Это одна из многочисленных тайн всех женщин от начала веков.

Из гордости Серафина, наверное, не вернулась бы в комнату, но она хотела своими ушами услышать, что ей скажет капитан. Не в качестве маленькой и, опять же, чисто женской сатисфакции, а из человеческого любопытства. И потому она послушно опустила мокрые ресницы.

- Простите. Я приду сейчас. Только  ополосну лицо и вытру щеки, - она  наскоро промокнула серебристый след от слезы своим чистым льняным передником, - А то стыдно. Конечно приду помочь. Вы идите, сеньор, - попросила девушка, - я за вами следом. Принести ещё что?

И правда - пришла, как и обещала. Пяти минут не прошло, как храбро заглянула с принадлежностями, какие попросил лекарь. Переступила порог, сделала несколько шагов и встала, потупив взгляд.

- Я ножницы и бритву принесла.

+2


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » République vénitienne » Во исцеление души и тела. Венеция, июнь 1572 года