Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Зевсовы шутки. Глава II. Шарантон, июль 1574 года


Зевсовы шутки. Глава II. Шарантон, июль 1574 года

Сообщений 1 страница 43 из 43

1

Продолжение эпизода "Зевсовы шутки"

Действующие лица: Изабель де Пардайан, Агриппа д'Обинье, Энрике де Кардона, Луи де Гонзага, старушка и др.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-12-18 13:50:45)

+2

2

- Porco dio! - Лодовико, честно говоря, стоило удержаться от божбы и благодарить Небеса за свои качества наездника, потому что лошадь, идеально вышколенная под его жёсткой рукой, испугалась очередного удара грома, слишком сильного для ее чутких ушей и резко встала в свечу, или проще сказать, поднялась на дыбы. Еще немного и конь мог опрокинуться навзничь, на спину, и придавить собой всадника. Сохраняя баланс, Гонзаго  наклонился вперед, бросил поводья и обнял лошадиную шею, одновременно нагибая ее всем своим корпусом вниз. Несколько секунд, пока в голове животного шла борьба между страхом и необходимостью подчиниться, показались ему целым часом. Но вот передние копыта жеребца вновь оказались на земле, при этом брызнув во все стороны грязью.

- Чертова гроза! Налетела мгновенно, как карфагеняне на квинквиремах. Не хватало еще молнии нам под ноги, - рявкнул третий сын мантуанского государя, как только ощутил себя в безопасности. Он обернулся к испанцу, который держался рядом. Стихии стоило поучиться субординации. Ей было плевать, над кем разверзнуть хляби. Она явно не отличала мужика от герцога и сейчас немилосердно поливала как из ведра двух высоких вельмож главнейших европейских дворов, как поливала бы каких-нибудь вилланов.

Французские небеса, между прочим, очень любезно промочили до нитки человека, который вместо этого мог сейчас наслаждаться красотами Венеции в обществе будущего французского короля. Да, герцог Неверский сопровождал Генриха в Польшу. Находился с ним рядом все это недолгое правление и был вместе с ним июньской ночью, когда закутанные в плащи всадники тайно покинули Вавель и выехали из Кракова. Проклятье, да это воцарение войдёт в историю Франции как одно из самых авантюрных.

Он сопроводил короля Польского до самой Вены. Только Бог знает, что происходило у него в душе, когда он развернулся на запад вместо того, чтобы отправиться на юг и снова оказаться в пределах Италии. Своей Италии. Каждый, кто перенёс полгода сарматских мытарств, заслуживал немного земного рая, разве нет? Лодовико не позволило чувство долга. Конечно, старая лисица Екатерина сделает всё, чтобы трон благополучно перешёл ее любимцу, конечно, она сильна и у неё длинная рука, но она уже слишком долго держит оборону и ей необходимо подкрепление.

Отредактировано Лодовико Гонзага (2018-12-21 17:10:10)

+4

3

Кардона давно не видел такой грозы. Это была настоящая буря - дождь лил стеной, не давая разглядеть что творится даже на расстоянии вытянутой руки. Среди бела дня стемнело, как в сумерках и лишь электрические разряды ветвистых молний разрезали небо освещая все вокруг яркими сполохами. Подобно северному сиянию о котором герцог читал в книгах, не имея возможности наблюдать лично. Но сейчас молодому испанцу казалось, что он восполнил этот пробел. Лошади, чуя опасность нервничали и это требовало от наездников дополнительных усилий, чтобы удержать пугливое животное от опасных для человека кульбитов. На счастье де Сома конь его спутника, чуть выбившись вперёд, встал на дыбы и это дало герцог возможность, до упора натянув поводья, удержать своего Серебряного.

- Не хватало ещё сломать себе шею, - раздражённо подумал мужчина,  проезжая мимо согнутого бурей  почти до земли тополя, поросшего зелёными шарами омелы.

- Думаю нам стоит поискать приюта вон на той мельнице,  - отозвался Кардона на слова своего спутника, - иначе небеса и вправду нас или испепелят молниями, или утопят в потоках воды, кои щедро проливают нам зашиворот . Не знаю как вы, но я откровенно не против укрыться от этого армагедона даже если окажется, что мельница не мельница, а разбойничий притон...
При этих словах с вышеупомянутого тополя герцогскому коню под копыта слетело старое воронье гнездо и  благородное животное шарахнулось от неожиданного препятствия прочь с дороги, скользя на мокрой траве.

- Вельзевул и все черти ада, - прошипел испанец, возвращая коня на дорогу - или мы скроемся от непогоды или эта буря нас доконает.

+4

4

- Притон на мельнице? Дьявольщина, ну и воображение у вас, испанцев, - Гонзаго рассмеялся, даже несмотря на то, что струи воды с его шляпы уже насквозь вымочили воротник, - полноте, любезный герцог. Иногда мельница это просто мельница. У нас шутят, что все притоны давно опустели, ибо все головорезы собрались при дворе. Решено. Направляемся туда.

Спустя несколько минут супруг старшей принцессы Клевской, не спешиваясь, уже стучал в ту же самую дверь, которая недавно отворилась перед ехидным кальвинистом и его не в меру резвой пташкой. Забавная коллизия: знал бы мантуанец, копыта чьих именно славно подкованных лошадей уже успели истоптать землю перед домом мельника! Но само собой, изображать ищейку - это последнее, что могло взбрести в голову в такую-то погодку. Стук был настойчивый, громкий, уверенный. Сразу слышно: стоящий у дверей не сомневается, что ему предоставят кров.

- Есть здесь кто-нибудь живой? Хозяева, нам необходимо срочно укрыться. Откройте.

Отредактировано Лодовико Гонзага (2018-12-26 17:27:24)

+4

5

Они ели горячий вкуснейший пирог и запивали его молоком. Заслышав стук, молодой человек отставил кружку. Умом он понимал, что это наверняка кто-то из членов большого шарантонского семейства. Только кому нужно бежать от мельницы до дома под проливным дождем? Какая такая нужда, вместо того чтобы переждать стихию на мельнице? Кроме того, звук показался ему уж слишком громким, требовательным и властным. Когда приходишь под свою собственную крышу и точно знаешь, что дома кто-то есть, обычно знак близким подаешь по-другому и спокойно ждешь, пока тебя услышат.

- Кто это из вашего семейства такой отчаянный, матушка? - негромко поинтересовался он, - гроза еще не закончилась. Не случилось ли, не дай Бог, чего? Вон как тарабанят.

Старая мельничиха недоуменно пожала плечами, озадаченно хмыкнула и хотела уже что-то ответить, когда из-за дверей раздался голос, зычный и повелительный, даже несмотря на плотную и крепкую деревянную преграду.

Д'Обинье встал. Молодому человеку показалось, что он узнал того, за дверью. По тембру, по интонациям. Пусть даже голос звучал сейчас глухо. Слишком часто сталкивался с ним лицом к лицу при дворе. Чтобы убедиться, он скользнул к окну и приник к щели между ставнями. Нет, все же не ошибся. Неверский. Ближайший спутник Анжу, будущего короля. С ним еще кто-то, но обзор оказался невелик. Только какого дьявола муж рыжей бестии Генриетты делает здесь?

Агриппа вернулся от окна к своей единоверке и тихо обратился к ней.

- Я его узнал, матушка. Тебе сегодня везет на нежданных гостей. Это важная птица при дворе. И пламенный католик, так, между прочим. Старший товарищ нашего будущего короля. Видишь ли, нам никак нельзя с ним встречаться. Ты сама понимаешь наши обстоятельства. Нельзя, чтобы нас застали. Он из тех, кто при необходимости использует любые, даже самые деликатные сведения. Ты нас спасла единожды. Выручай и теперь, - он послал хозяйке дома красноречивый, просящий взгляд.

- Знаешь, кто решил нас навестить, черешенка моя? Герцог Неверский собственной персоной, - совершенно спокойно, без тени паники сказал он Изабель, которая тоже прислушивалась к внезапному шуму, - с ним еще кто-то, я не разглядел. Но первый Луиджи Гонзага, ты уж не сомневайся.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2019-01-05 00:04:18)

+4

6

Изабель с аппетитом ела горячий мясной пирог запивая его молоком из глиняной глазированной кружки, откусывая маленькие кусочки чтобы свежая выпечка не обжигала язык и небо. В перерывах между этим занятием она с увлечением делилась хозяйкой тайной приготовления гасконского яблочного пирога крустады из теста фило, наследие мавританской кухни:
-  Для крустады нужен специальный стол, длинный-предлинный, потому что тесто растягивают до тонкости кисеи, оно  порхает как покрывало невесты. Тут в Париже только у тетушки можно отведать, у неё такой повар из наших, что ух! Если господь приведет, я вас обязательно научу и угощу,  матушка, я тетушкиному повару ничуть не уступлю!
Приятная беседа на кулинарные темы под уютный шум дождя за окнами была прервана настойчивым и властным стуком в дверь.
Услышав, какой гость пожаловал к шарантонскому мельнику Изабель замерла с кружкой в руках широко открыв глаза. Дыхание на мгновенье замерло, сердце ухнуло и часто забилось.
- Герцог Неверский? -шепотом переспросила девушка - Правда? Тео, ты не шутишь? О господи! Что будет если он нас застанет? Он не пощадит нашу с тобой репутацию и не будет хранить нашу тайну.
Молодая баронесса аккуратно поставила кружку на стол и отчаянно сомкнула ладони.
Герцог Неверский, этот горделивый итальянец. Воображение подстегнутое тревогой нарисовало картины даже преувеличившие опасность: оповещение семьи графов де Бюэй, дуэль Агриппы с кузенами, боже мой, нет! Только не это.
- Что делать, Тео? Матушка Жанна, мы пропали - и Изабель тихонько по щенячьи заскулила уткнувшись и всхлипывая в льняной передник.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-01-09 01:36:18)

+5

7

Старуха Жанна сперва лишилась дара речи. Придворные перипетии были ей не ближе, чем Новый Свет к Московии. Она знать не знала вельможных имён и титулов, но ей хватило одного слова "герцог". Примерно так Авраам должен был воспринять явление Троицы, когда разобрался, кто перед ним.

- Батюшки-святы... - вырвалось у мельничихи, - только герцогов нам не хватало...

Однако ж ей хватило нескольких мгновений, чтобы принять решение.

- Наверх бегите, - распорядилась она, - Живо, детки, живо. Ну! Там схоронитесь да сидите тихохонько. Я за вами на двери задвину засов. Как уйдут, я вас тут же и выпущу. А это вам, чтобы не скучать.

Она протянула девушке миску со смесью сушёных орехов и вишни.

- Кружки, кружки-то свои с собой заберите. Допьете там, да и чтобы не видно их было тут.

- Иду, иду, уже отворяю. Ох, спину прихватило, сейчас доковыляю. Кто ж это пожаловал в такую непогоду, - крикнула она в сторону двери голосом чуть дребезжащим, но неожиданно громким для такого божьего одуванчика. Поспешила вслед за парой по невысокой лестнице. Стукнул засов на двери. Именно там, наверху, то бишь поближе к Богу, на втором деревянном этаже, шаловливые отпрыски Пьера-мельника недолгое время думали о своём поведении, когда слишком уж набедокурят.

Остатки совместной трапезы мгновенно отправились в большой ларь.

- Слышу, слышу, идууу!

Кто бы знал, сколько всего произошло в доме за ту пару минут, которую новым гостям пришлось обождать.

+4

8

- Какого дьявола! - зло прогремел Кардона, чувствуя себя под струями дождя мокрым до костей. Ливень продолжал лить ему на шляпу, за шиворот и в тонкие замшевые сапоги, не предназначенные своим создателем для хождения по раскисшей земле и мокрой траве.

- Вы там спите что-ли! Идёт она! Сколько можно идти?! За это время можно дойти до Сен-Антуанских ворот, а не до двери, - сопроводил герцог свою недовольную тираду внушительным ударом кулака в перчатке из тончайшей лайки с серебряным тиснением в дубовую входную дверь. Впрочем герцогский гнев утонул в громах гнева небесного, а молния, ударившая аккурат за воротами, вызвала у  обычно весьма спокойного испанца новый взрыв возмущения, в порыве которого он назвал мельницу чёртовым гнездом, а её хозяйку проклятущей ведьмой.

От момента когда двое вельмож обозначили свое появление и до хозяйкиного ответа прошло куда больше времени, чем нужно было чтобы открыть дверь. И, надо сказать, симпатий это к хозяевам  вынужденного приюта у незваного гостя явно не добавило. А меж тем следующая молния метила уже за хозяйский сарай, осветив небо холодным бирюзовым светом, непредвещающим для путников ничего хорошего. Конь Кардоны, привязанный за время ожидания герцогом у крыльца, стал рваться словно обезумев, испуганный рокочущими раскатами грома.

- Под крышу бы лошадей, - обратился молодой гранд к своему спутнику, - но эти чёртовы вилланы и нас, похоже, готовы продержать под дверью до второго пришествия.

+4

9

Без лишних слов Агриппа схватил за руку свою любезную и взлетел вместе с нею вверх по деревянной лестнице. Всё напоминало какую-то детскую забаву, только с непредсказуемой концовкой. Кто владеет сведениями - владеет миром. Неверскому, конечно, не было бы никакого дела до простой интрижки, какие ежедневно возникают при дворе, но ему совсем не нужно знать, кто д'Обинье действительно дорог. А с кем-то случайным не находятся вместе на мельнице, одевшись в мещанское. Наш кальвинист всё время, что находился в столице, занимался тем, что активно переходил дорогу католической партии, и подпольно и открыто. Только полный идиот мог принимать всерьез хорошую мину, которую ради блага Наварры строило его окружение. Да и в этом случае молодой человек даже не трудился выглядеть сколько-нибудь правдоподобным.

Сейчас им полностью овладел естественный для мужчины инстинкт, древний как сама жизнь: защитить. Даже таким способом. Прятаться... Сложно найти другое действие, которое было бы настолько не в его духе. Неужто он не нашёлся бы, что сказать итальянцу? Однако кровь бросалась в лицо при мысли, что если об их отношениях по прихоти мантуанца вдруг станет известно, то имя Изабель могут начать трепать своими грязными языками придворные хлыщи за бутылкой и отвешивать сальные шуточки о протестанте и католичке. Конечно, он заткнет парочке из них глотки, в пример другим, но... Зависеть от паписта? Это хуже, чем укрыться на верхнем этаже. Пришлось выбирать. Да, он дорожил тем, что между ними было. Если угодно, как католики - ладанкой у сердца.

Более того, их бегство сопроводила новая порция ударов в дверь и еще чей-то окрик снаружи, и голос этот тоже показался совсем не новым для острого слуха сына почтенного Жана д'Обинье. Какой-то жёсткий южный акцент, чуть похожий на говор его родины, но не такой певучий, а грубоватый и резкий. Разве через дверь разберешь?

- Кто там еще кроме, как думаешь? - проворчал Агриппа, как только старая Жанна заперла за ними дверь изнутри, - час от часу. Впрочем, нам-то теперь все равно. Мы в норке, - хмыкнул он и обнял Изабель за хрупкие плечи. Оглянулся, по привычке сразу оценивая обстановку.

- А здесь довольно уютно, гляди-ка.

Действительно. Вязаный половик, как и внизу. Широченная кровать, довольно короткая по обычаям того времени, прикрыта ярким вязаным же покрывалом, которое даже на расстоянии излучало тепло заскорузлых, но заботливых пальцев. Матушка Жанна, похоже, на досуге не выпускала спиц из рук. На половике лежали тряпичный заяц и деревянная лошадь, в подтверждение слов мельничихи о том, что семейство одарено потомством. Большой, тяжелый сундук, явно не пустой, свидетельствовал о семейном достатке.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2019-01-23 10:20:26)

+4

10

Изабель не заставила себя долго упрашивать. Аккуратно поставив кружку с молоком на глиняную миску с орехами и округлив руку она прижала угощение матушки Жанны к груди, вторую руку подала Агриппе и подхваченная своим нареченным, баронесса де Пардайан взлетела на чердак со стремительностью вспугнутой кошки.
Дверь за ними захлопнулась, успокоительно скрипнул засов.
- Уффф -выдохнула Изабель и огляделась - Тео-Агривэ, я так испугалась, что думала ну все, сейчас конец света. Но похоже, у нас есть шанс спастись, подобно семье Ноя, спасибо метрессе Жанне.
На чердаке было тепло и сухо, пахло смоляными сосновыми досками и сухой травой, перемешанной с глиной и служившей утеплителем крыши и стен, дождь стучал по черепичному покрытию, будто кто-то сыпал непрерывно поток зерна на жернова шарантонской мельницы, сквозь ставни слюдяного окна вверху пробивался пасмурный свет грозового утра.
Изабель осторожно поставила кружку и миску с вишнями на массивный сундук и на цыпочках, стараясь не шуметь подошла к кровати, подобрала с пола тряпичного зяйца и шепотом восхитилась:
- Ой, какой хорошенький! Какая мастерица бабушка Жанна! У меня была похожая игрушка. Только у меня была кисанька по имени кошка Мяушка. Матушка её хранит в сундуке вместе с моими выпавшими молочными зубами и первым срезанным детским локоном. Ах, как хорошо! Я словно дома. Я когда набедокурю, батюшка меня в сарай запирает. Там так же соломой пахнет, на потолке на веревках гроздьями виноград вялится, за сундуком рыцарский роман спрятан, так что сидеть под арестом одно удовольствие.
И девушка радосто пискнув забралась на кровать прихватив игрушечного зайца.
- Так хорошо мне не было с тех пор как батюшка запер меня и брата за попытку пострелять из дедова кремниевого ружья.Ох, он же и ругался. Даже сопроводил наше бегство в сарай шлепками по задницам. Но так всерьез он нас сроду не бил, нее, он у нас вспыльчивый, но добрый. Иди сюда, мой Тео!
Настойчивый стук в дверь и голоса заставили молодую баронессу вновь вспомнить об опасности.
- Ого как слышно! - понизив голос прошептала девушка - надо вести себя как можно тише. И да, герцог со спутником, наверно кто-то из его свиты.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-01-18 15:45:59)

+4

11

Вторая глиняная кружка встала рядом на сундуке и образовала из посудного дуэта довольно колоритное трио. Когда молния в очередной раз раскалывала небосвод, простая и уютная обстановка преображалась и обретала что-то магическое. Жёсткие тени подчеркивали грубоватые линии, льняное полотенце на сундуке приняло темный, почти древесный оттенок, а вишни в миске светились пунцово-багряным, как рубины.

- Какой ты еще ребенок, - молодой человек сел рядом на постель и поцеловал Изабель в тёплые, пахнущие молоком губы.

Прислушался.

- И правда. Черт возьми, слышно так, будто приставил банку к уху. Это плохо. Должно быть, перекрытие ничем не прослаивали без особой надобности. Разве что половик звуки смягчает. Придется говорить шёпотом, дабы хозяйке не пришлось объяснять, что за крупные мыши завелись у неё на чердаке. Надеюсь, Его Светлость быстренько уберется отсюда под крылышко к своей рыжей супружнице. Если, конечно, ему не пришла в голову прихоть попробовать на своей шкуре быт простого мельника и он не решит здесь основательно расквартироваться, - Агриппа иронично фыркнул по своему обыкновению, карие глаза насмешливо заблестели, - представь только: Невер без фрезы, без перстней. Поднимает мешок, засыпает зерно в жернова. Засучил рукава, поплевал на ладони, покряхтел...

Жесты и мимика подвижного лица живо и препотешно изобразили всю картину. Особенно если помнить, что мантуанец держался так, будто воплотил голубую мечту Чезаре Борджиа и является правителем объединённой Италии, а не младшим сыном местечкового князька, который носит титул учтивости здесь, куда как севернее.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2019-01-24 00:12:38)

+4

12

- Ну какой же я ребенок? - возразила Изабель коснувшись ответным поцелуем полных юношеских губ - Я хорошенькая девушка которая отказала в сватовстве адвокату из Лупьяка- она закрыла глаза и потерлась кончиком прямого маленького носика о нос своего спутника - Ай, ты дышишь щекотно. Я хорошенькая девушка отказавшая адвокату из Лупьяка, потому что предпочла ему сына адвоката из Сентонжа. Я красотка неравнодушная к юриспруденции, вот я кто!
Тряпичная шерстяная кошка Мяушка, роман об Амадиссе Гальском за сундуком в старом сарае с ласточками под стрехой, могила милого и незабвенного Пьера Куртенэ на сельском кладбище с кустами синего барвинка заботливо посаженного и опекаемого  баронессой Пардайан-матушкой, все это осталось в дорогих воспоминаниях  в прошлой жизни.
" Как объяснить Агривэ что каждый первый день троицы мы с тетушкой заказываем поминальную мессу о Пьере в церкви в её квартале? Тетя с детства  знает наших соседей баронов Куртенэ. Знает и любит. А впрочем, Агривэ все уже давно понял. Он у меня не по годам мудрый. Понял и молчит. Но все таки сказать надо, собраться с духом и сказать".
Изабель тряхнула головой, отгоняя воспоминания вызванные детской игрушкой, села поудобней по турецки скрестив ножки и весело хихикнула, закрывая рот ладонью, представив высокомерного герцога Неверского в роли мельничного работника.
- Ну раз наш король Генрих Наваррский мельник из Барбасты, то герцогу званье мельника не по чину, неее. Он мельничный подсыпка из Мантуи. Только не возьмет его мэтр Пьер в подсыпки, неее, не возьмет. Какой из него подсыпка, его щелчком перешибить в прыжке можно. Мэтр Пьер не высок, да крепок, вроде тебя. Король наш Генрих тоже. Эти могут, а герцог поднимет мешок с зерном, охнет, да вместе с мешком на пол.
Только я боюсь, не нагрубил бы наш подсыпка бабушке Жанне. Он человек высокомерный, возраста не уважит. Как бы он не обидел наши милую хозяйку.
А пока мой Тео, принеси с сундука молоко и миску с вишнями и орехами, я так удобно скрестила ножки и у меня в руках заяц, так что я встать не смогу. Ну пожалуйста-пожалуйста, Тео ненаглядный, принеси мне молоко, вишни и орехи, а я тебя за это поцелую.

*

Подсыпка -работник на мельнице засыпающий зерно на жернова.

Мельник из Барбасты (по другим источникам Брабасты)  - прозвище Генриха Наваррского в юности. Барбаста поместье с мельницей  из наследственных земель графов де Фуа, одна из линий предков Генриха, его любимое охотничье пристанище. Прозвище дано за дружелюбную и демократичную манеру общения с простонародьем.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-01-25 18:32:04)

+4

13

- Из Лупьяка! - Агриппа тихо фыркнул, невольно прикидывая, сколько примерно добираться из этой дыр... этого благословенного местечка до ближайшего крупного города. Тулузы, к примеру, или же Монтобана. Если кто вдруг соберётся пешком, то идти придется часов двенадцать. Никак не меньше.

Д'Обинье исполнил просьбу молодой баронессы с охотой влюбленного в то счастливое время, когда нет большей радости, чем услужить своей любезной. Прикрытый ковром пол был не скрипучим, а юноша владел своим жилистым, крепким, но не тяжёлым телом достаточно хорошо, чтобы передвигаться по-кошачьи мягко. Это умение, которому приходится учиться, как и любому другому, но и на войне и в коридорах Лувра оно спасало жизнь. Вот и теперь его шаги были абсолютно беззвучны.

- К юриспруденции, стало быть? А если бы мой покойный батюшка не был адвокатом? - шепотом дразнился он, отвечая на нежности и наводя порядочный беспорядок в верхней части ее мещанского костюма.

Замечание о вероятности заносчивого и грубого поведения со стороны Невера шталмейстер Беарнца счел вполне правомерным, но поспешил успокоить Изабель.

- На каждый роток найдется свой платок, - шепотом возразил кальвинист и взяв двумя пальцами сушеную вишню, скормил ее возлюбленной, - пусть только попытается. Как раз такие божьи одуванчики как наша хозяйка и умеют сказать одно единственное слово, которое стоит десятка длинных проповедей католического исповедника. Конечно, если только ты лишь самодовольный, напыщенный индюк, а не сам дьявол во плоти или не Папа Иоанн XXIII.

Он без тени сомнения и с самым невинным видом упомянул одну из тех многочисленных страниц истории католической церкви, что и по сей день стараются вспоминать как можно реже. Ну как же, пират и открытый развратник Бальтазар Косса несколько лет занимал престол Святого Петра и ему целовала туфлю вся курия, сплошь из итальянской знати, не говоря уже о простых верующих.

Они болтали почти беззвучно, время от времени прикрывая друг другу рот пахнущими вишней и орехами ладонями, чтобы матушке не пришлось объяснять внезапным гостям, откуда у неё на чердаке смеющиеся мыши.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2019-02-05 20:16:06)

+4

14

Наконец-то дверь отворилась. На пороге стояла пожилая женщина,  по виду зажиточная крестьянка.  Герцог уже хотел было войти в дом, как вдруг на счастье своего коня увидел вышедшего из пелены  дождя рослого парня с соломенно-жёлтыми волосами, прикрытыми серой холщовой шляпой. Молодой гранд не стал разбираться, приходится ли тот старухе сыном, слугой или, напротив, хозяином. Повелительным, хорошо поставленным голосом он приказал:

- Возьмите наших коней и отведите их в конюшню, хлев или сарай... Что у вас там есть... Главное, чтобы это было помещение, где можно переждать непогоду.

За порог он шагнул уже спокойный за участь лошадей, с видом человека, который не сомневается ни на минуту, что его слово закон. Шляпа гранда, мокрая как будто она побывала в реке и такой же мокрый плащ тут же небрежным жестом оказались сброшены на руки старой мельничихи. Что эти движения отработаны до автоматизма, ни у кого не осталось бы ни малейшего сомнения. Оставшись без плаща и шляпы, герцог озирался в полутемной прихожей. По его оценке мельник был весьма зажиточен.

- Что ж, - подумал испанец, поежившись, - здесь явно есть и дрова для очага, и вино для грога... С этими мыслями он последовал к огню, привлечённый уютным шкварчанием дров в очаге. За незваным гостем тянулись следы из красноватой глины и пучков травы. Оба высокородных вельможи вляпались в них каблуками своих сапог во дворе дома.

- Принеси нам, добрая женщина, вина или граппы... Или как она у вас? Кальвадос? - небрежно кинул Кардона через плечо, опускаясь на табурет, стоящий у очага.

+4

15

Видно, старухе сегодня выпала судьбина ощутить себя Ноем в юбках. Правда, библейский герой собирал на свой ковчег либо ближайшую родню, либо зверей и делал это заранее, еще посуху. На сей раз Всевышний не был так любезен, чтобы загодя предупредить о причудах стихии. В результате вместе с гостями потоп врывался и под крышу мельника: мантуанец, как и придворный Филиппа, не мог похвастаться, что вышел из-под ливня сухим. И его шляпа также умастила сухие травы на полу добрым количеством воды, а если выжать плащ, можно было легко наполнить полведра. Разве только он успел педантично очистить сапоги о скобы, что выдавало в нем человека, отягощенного узами Гименея. Если французские крови старшей принцессы Клевской являлись причиной ее знаменитого неукротимого темперамента, то немецкие корни проявляли себя в нетерпении к любому проявлению хаоса в доме. Даже на тот кратчайший срок, в какой означенное безобразие будет устранено. Южане, как известно, относятся к сему вопросу намного проще, однако мадам, видите ли, категорически не желала лицезреть другого ковра, пока будет чиститься этот. Не желала она и спотыкаться о выпяченный зад горничной, которая стоя на коленях упорно оттирает пятна. Это ее раздражало. В общем, невольно обучишься не доводить до момента, когда огни в глазах благоверной из травяных становятся густо-изумрудными - верный признак близящейся катастрофы.

- У тебя удачный день нынче, хозяйка, - спокойно и совершенно невозмутимо сообщил старухе наследник Палеологов, обнажая голову и также снял с плеч плащ. Платок с вензелем и венецианскими кружевами превратился в никчемный и жалкий кусок мокрой тряпицы, так что Лодовико провёл по своему мокрому лицу ладонью, стирая с него капли. Перчатки из буйволовой кожи с расшитыми золотой нитью раструбами, заткнутые за его пояс, не подлежали восстановлению: кожа теперь загрубеет и пойдёт уродливыми потеками.

- Удачный день, говорю я, - продолжил он, расстегнул перевязь  и тоже устроился у огня напротив своего испанского спутника, чтобы насколько возможно обсохнуть, - под твоей крышей оказались двое знатных вельмож. Нам нужно дождь переждать и, как ты понимаешь, мы за кров не обидим. А стало быть, смело неси что там у тебя есть лучшего.

+4

16

Пожилая женщина поклонилась гостям очень почтительно, но без толики подобострастия. Она смотрела прямо, не опуская серо-голубых ясных глаз. Ее морщинистого лица в обрамлении седых волос не касалась тень суеты, растерянности, смущения и страха. Заскорузлые от работы руки лежали на белоснежном переднике спокойно и расслабленно. Слишком долго старуха Жанна жила уже на этой земле и давно поняла: сильные мира состоят из той же плоти и крови. Тем же образом были зачаты и так же вышли из материнской утробы. Так же испытают смертельный страх и тоску, когда придёт время душе покидать тело. Отправь дюжину человек из разных сословий выживать в горы, и вся шелуха мгновенно слетит прочь. Вельможа ты или крестьянин, привык носить шелк или грубую шерсть, какая разница?.. Бог рассудит. Ты можешь быть гнилушкой или зеленым живым побегом. Только это одно и важно.

- Ваша милость совершенно правы, - мягко, неторопливо заметила старая мельничиха, - мы свято чтим законы гостеприимства, но никогда еще нам не приходилось принимать таких сановитых гостей. Живём мы скромно, как и подобает мещанам средней руки. Знаем свое дело, честно трудимся и выше своего шестка не прыгаем. Что есть - принесу, извольте, а чего нет - не обессудьте.

И еще раз поклонившись, она отправилась исполнять приказ, а именно в погреб за припасами.

+4

17

- Оно и Сентонж не столица мира- отбиваясь от дерзких юношеских рук сминающих оборки полотняной блузки и тут же отвечая на его поцелуи прошептала Изабель -ай, Агривэ, что ты делаешь? Убери руки, нахал, порвешь оборку, что я скажу хозяйке? Если бы твой отец не был адвокатом,  то все, никаких тебе  шансов. Либо адвокат, либо из семьи адвокатов. Обожаю римское право!
Девушка отстранилась, отхлебнула молоко, аккуратно поставила кружку, облизнулась:
- Мммм, вкусно - и снова прильнула к юноше - ой, как тут слышно все. Ты знаешь, Агривэ, я знаю почему молодая мельничиха сегодня с утра стирала возле мельницы у моста - и девичья ладонь скользнула в ворот широкой полотняной мещанской рубашки - тут на чердаке такая слышимость, а дома дети, матушка, никакой тебе свободы для супружеской любви. Что же мэтр Пьер пол на чердаке никак не утеплит? А то вон ни вздохни, ни охни - и поцеловав своего возлюбленного теплыми пахнущими парным молоком губами Изабель продолжила - А на мельнице колесо лопастями о воду плещет, жернова стучат весело тут-тук-тук, каморка у мэтра мельника где он расчеты делает такая уютнаяяяя...То-то молодая метресса затеяла стирку пока матушка внуков завтраком кормила. Так уж стирала, старалась что как Марна из берегов не вышла. Быть на шарантонской мельнице у старшей хозяйки четвертому внуку - и фрейлина королевы Маргариты тихо рассмеялась уткнувшись в плечо своего спутника и вдыхая  цветочный льняной запах полотна и горячего утюга.
Изабель угадала, ибо как не мудра матушка Жанна не видящая и не замечающая мимолетные взгляды и ласки молодых мельника и мельничихи, а старческий сон чуткий, детишки долго шепчутся и хихикают ночью  под одеялом и никак не заснут.
А на мельнице жернова весело и дробно стучат, доставая из сознания древний вечный ритм, колесо звучно плещет и шумит вода, заглушая все. В каморке на дубовом столе лежит тяжелая внушительная амбарная книга и раскинулся в майоликовом кувшине букет из васильков и ромашек принесенный женой и когда она, блестя черными глазами и белым зубами подставляет ладони под золотой поток зерна сыплющийся на жернова, то для мэтра Пьера весь мир умещается в обхват её красной шерстяной юбки. И под мельничной стрехой много лет живет одна и та же пара ласточек.
- Тсс, Тео - Изабель  приложила пальчик с розовым ноготком к губам юноши - Что там они делают? Послали бабушку за едой и выпивкой. Эх, нашли кого гонять: старого человека. Либо слуг бы кликнули, либо молодых хозяев. А то, давай, шевелись бабушка. Чтоб их на том свете так черти рогачами за пивом гоняли.

+2

18

- Ах, вот значит как? Ну, стало быть, буду благодарен батюшке не за то, что меня сделал человеком, а за то, что был адвокатом, - беззвучно рассмеялся молодой сентонжец и довольно пробурчал на возмущение Изабель:

- Всё сшито добротно, а если что, матушка Жанна нас простит и поймет. Парой стежков укрепит оборку как ни в чем не бывало.

Со свойственным влюбленным эгоизмом он ничуть не переживал за целостность чужого костюма. Впрочем, с такими умелыми руками, как у старой мельничихи, излишняя прыть совсем не грозила серьезной бедой.

Какой-нибудь придворный щеголь в ответ самодовольно заметил бы, что из Лупьяка до Парижа на два дня дольше добираться, чем из Пона, а это, знаете ли, немало. Не таков был Агриппа. Лупьяк это Лупьяк, а что до родного города, тут он мерил расстояния по-своему.

- О да, не столица, как и Тарб, - защищался он, - и я весьма этому рад. Делить звание с Римом? Благодарю покорно, - смешливо фыркнул молодой человек, - а коль речь о Париже, так это пусть парижане вычисляют, как долго добираться из их болотистого городишки* до славных и гордых Пона и Тарба, из который один Парижу ровесник, а другой а пару сотен лет старше.

И наш юный гордец подытожил свое умозаключение тем, что прильнул еще одним поцелуем к мягким губам своей любезной, которая, как видим, порой бывала остра на язык не меньше, чем он сам.

- А насчет пола святая правда. Эх, мэтр Пьер, что ж ты всё никак не найдешь времени на такое важное дело? - шепотом протянул Агриппа с явным сожалением, чувствуя теплую и мягкую маленькую ладонь на своей коже и нежно переплетая свои пальцы с пальцами ее свободной руки.

Будь пол поплотней, им с Изабель не пришлось бы так строго блюсти тишину. А ведь кто знает, как надолго там засел этот Неверский? Судя по приказному тону, нынче у него есть свободное время и сейчас он с удовольствием опустошит мельничий погреб, как после целого дня верховой дороги. Потом, не дай Бог, его разморит и он задержится на несколько часов в доме. Здесь вполне уютно, чисто, сухо, тепло даже для его герцогской светлости. Притом слышать, о чем там говорит мантуанец, Агриппе и даром было не надо. Напротив, молодому человеку было до крайности неприятно вынужденное положение, когда снизу слышно чуть ли не каждое слово, сказанное в полный голос. Подглядывать в щели и подслушивать в замочную скважину не входило в его привычки. Противно. Да к тому же, как солдат и мужчина, он слишком хорошо знал разговоры после нескольких кувшинов доброго вина. Они бывают точно не для девиц.

- Надеюсь, Его Светлости вкупе с сопровождением не придет в светлую голову после бабушкиного нектара громко пуститься в грязные россказни? - иронично проворчал сентонжец, - Тогда мне придется сделать вот так, - он аккуратно закрыл ладонями аккуратные, чуткие женские уши, но тут его внимание привлек голос спутника мантуанца. Он тут же опустил руки. Голос прозвучал снова, всё тот же, с всё тем же южным твердым акцентом, узнаваемый даже через деревянный пол.

- Дьявольщина! Теперь и второй как на ладони. Кардона. Не сойти мне с этого места, если я ошибаюсь. Белль, это же он? Вдвоем, как Орест и Пилад. Вот так штука. И кажется они одни, я не слышал сопровождения во дворе.

Мы только что сказали, что юноша с брезгливостью относился к возможности слышать неположенное. Но ей-Богу, здесь было чему поразиться. Никогда оба герцога не производили впечатления приятелей. Общались между собою настолько сдержанно, насколько диктует строгий дипломатический этикет, и даже близкое родство Неверов с Гизами ничуть не меняло ситуации. Да, д'Обинье был, мягко говоря, удивлен.

Скрытый текст

*Агриппа справедливо намекает на заболоченные берега Сены. Осушить их полностью была задача не из легких. В результате один из кварталов современного Парижа, прежде район аристократов, а сейчас приют богемы, по-прежнему носит название "Марэ", что дословно означает "Болото". Да и само древнее название города - Лютеция - по одной из версий произошло от корня «lut» - «болото», эквивалент латинского «lutum» - «грязь». "Грязинск" или "Болотинск" - не слишком комильфо для столицы, поэтому благоразумно предпочли сохранить название местного племени.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2019-03-01 14:49:54)

+3

19

- Хоть камиза сшита добротно, а тем не менее требую деликатного и нежного обращения с оборками и всем прочим что прилагается к этим пресловутым оборкам! - шепотом воскликнула Изабель продолжая веселую возню, отбиваясь от рук молодого человека и одновременно целуясь - Будь нежен и осторожен, сын адвоката из Сентонжа! Оборки знаешь ли, дело тонкое. Что касается страха за мои ушки, так знай: во первых я плохая девочка. Я любопытная и хотя и согласна что подслушивать нехорошо, но! - Изабель подняла указательный пальчик- нехорошо подслушивать специально. А если ты случайно что-то услышал, то навостри ушки и прислушайся. Узнаешь массу полезного. Быть информированным значит быть вооруженным. Ты же не упустишь вести полезные для нашего Генриха ? А таки важные господа могут сказать что-то полезное. Так что... - и шалунья приставив к вискам ладони с сложенными пальчиками пропела беззвучно изображая заячьи ушки:
А, я люблю подслушивать,
Подглядывать люблю.
Могу похвастать ушками:
Я ими шевелю.
Мой образ бесподобен.
Подобных нету мне.
А, что ещё похуже,
Присутствует во мне?
Так что знай Тео, твоя возлюбленная плохая девочка! - и девушка занялась с милым поцелуями - Теперь во-вторых, мой дорогой Тео. Мой Тео, мой Агривэ, мой любимый проповедник морализатор. По поводу моих ушек и не скажут ли гости чего непристойного? Ты думаешь, они способны говорить непристойности при матушке Жанне, почтенной старой матери семейства? Правда? Вот мой отец, барон, он при бабушке сроду не говорит такого когда выпьет. А если и говорит, то добавляет: прошу прощения что такое завернул, моя дорогая теща. А герцоги, да запросто ляпнут когда выпьют. На то они и герцоги.
Молодая баронесса взметнула синюю шерстяную юбку и стала перевязать простую полотняную подвязку полосатого мещанского чулочка.
- Лично я думаю что герцоги постесняются нести похабщину при бабушке. Они будут выражаться либо на испанском, либо на итальянском. Итальянский я не знаю, испанский мы с тобой как уроженцы пограничной Гаскони знаем как родной, и тогда ты будешь закрывать мне ушки, я буду сопротивляться и нам предстоит много интересного.
Меня другое беспоит - Изабель перестала завязывать бантик из подвязки и продолжила с беспокойством - не обожрут ли эти принцы и гранды мэтра Пьера и его семью с работниками и служанкой. У мэтра, вон, дети ещё не обедали, а эти гранды все сметут подчистую. Видела я их на парадном обеде. Знаешь, Тео, ложку в ухо не несут, что один, что другой отсутствием аппетита не страдают, как бы они не смели все что приготовлено и припасено, знаю я этих герцогов. Тео, завяжи мне подвязку на чулке потуже. Теоооо...Тео, солнце мое, ну завяжи подвязку. У меня не получается. И бантик завяжи.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-03-04 12:59:36)

+3

20

Тем временем оба герцога устроились довольно комфортно. Раздражение мало помалу сменилось благодушием, как у людей, которые наблюдают за буйством стихии уже не снаружи, а из надежного укрытия. И, разумеется, не последнюю роль здесь играл кувшин, который должен был вскоре появиться вместе с деревенскими закусками. 

- Знаете, монсеньор, а я уже начинаю находить свои положительные стороны в нашей вынужденной задержке, дьявол меня задери!

Гонзага вытянул ноги вперед, чтобы его сапоги, по крайней мере, стали из мокрых влажными. Это уже намного приятнее.

- По крайней мере, здесь тихо и никто не донимает пустыми разговорами и бестолковыми вопросами. Скажу вам даже больше. В наших силах вместо задержки, напротив, сэкономить время. У вас в Испании торопиться не принято, я знаю, однако я уже давно перенял гадкую французскую привычку. Как следствие, у меня на вечер чертова туча планов, нужно успеть в десяток разных мест. Так что почему бы нам не поговорить именно здесь? Дождь как раз успеет прекратиться, да и мы сами малость обсохнем. Тем более что дома кроме старухи никого нет.

Он кивнул на свой тонкий колет, что висел на легкой деревянной распорке вроде треноги. Так одежду можно было придвинуть к огню или выставить на солнце, а не раскладывать прямо на траве и не растягивать веревки.

Отредактировано Лодовико Гонзага (2019-03-06 15:13:06)

+3

21

Кардона, который уже успел так же снять колет и вытянуть ноги к очагу,  при предложении мантуанца перейти к делу, обернулся на дверь:

- Не стоит искушать нашу любезную хозяйку излишней информацией, - приложил молодой гранд к губам изящный палец с тщательно отполированным ногтем,  -  не для того мы покинули Париж, чтобы обсуждать наши дела в чужом доме. Проще для этого было бы посетить любой из столичных трактиров или храмов. И то меньше чужих ушей. Старухи любят подслушивать. Да и слуги в любой момент могут войти, - заметил  он.

-Так что, дорогой герцог, давайте лучше просто пить деревенские вино с домашними колбасами и беседовать о соколах да дамах, - благодушно закончил подозрительный  испанец.

Конечно старушке не было ни малейшего дела до придворных интриг и соперничающих партий. В этом у Кардоны не было и тени сомнения. Но  сколько грандиозных замыслов погубила нелепая случайность. А проклятому Наваррцу и так словно сам дьявол ворожит. Порой у людей бывают самые причудливые знакомства. Да и потом кто теперь разберёт этих гугенотов? Они и так нынче изо всех щелей лезут.

+3

22

Придворный может быть беспечен примерно в той же степени, как канатоходец или служитель зверинца с львами и леопардами. Всюду глаза, всюду уши, постоянно можно ожидать кинжала в спину, а случай, хищно оскалив клыки, дышит в затылок и так и норовит добить тебя, чуть оступишься. Но если не хочешь сойти с ума, как римские императоры-скитальцы, то в мнительности волей-неволей приходится соблюдать меру. И не стоит забывать, что прятать нужно там, где меньше всего станут искать, порой даже перед самым носом. В общем, осторожность испанца не вызвала надлежащего отклика в друге и советнике будущего короля Франции. Лодовико, многоопытный вельможа, прошедший огонь и воду, рассмеялся.

- Как вы предусмотрительны, досточтимый сеньор! И подумать только, моих соотечественников еще упрекают в излишней подозрительности, которая проистекает из коварства. Нет, по сравнению с испанцами мы, итальянцы, просто наивные и доверчивые младенцы, простодушные и легкомысленные. Вы правда верите, что означенное лицо имеет соглядатаев в доме шарантонского мельника?

Он говорил совершенно свободно и по-французски, ибо старуха была сейчас в погребе. Спуститься и подняться туда занимает какое-то время.

- Вы, которого так радушно принимают в доме герцога Гиза (не отрицайте, это очевидно для любого трезво мыслящего человека). У моего драгоценного свояка одна из лучших шпионских сетей по всей Франции, во всех слоях общества, от аристократии до самых низов. Кто этого не знает наверняка, тот догадывается. И уж вы-то должны понимать, что сколько-нибудь состоятельную сеть на одной преданности не построить, для этого нужны большие деньги. У Беарнца их нет. Но чтобы вас окончательно успокоить, давайте проверим, не спрятались ли в доме гугеноты, готовые превратиться в одно большое ухо, - предложил он и изобразил лицом, подвижным, как у всякого итальянца, зловещую мину.

Продолжая посмеиваться, мантуанец неспешно поднялся с места. Склонился, заглянул под свой табурет.

- Нет.

Прошёл несколько шагов, прихрамывая. Этот его известный недостаток, след бурной военной юности, никогда не мешал герцогу продолжать жизнь столь же бурную во всех проявлениях.

Посмотрел по углам.

- И здесь нет. Надо же. Может, на втором этаже? Как полагаете? Проверим?

Он подошёл к лестнице, несколько первых ступеней проскрипели.
- Держитесь, гугеноты, идём вас ловить, - хлопнул в ладоши мантуанец,  словно собирался спугнуть невидимых протестантов.

+3

23

- Главное, что тебе не приходится всерьез жаловаться на недостаток моей нежности, - шепнул сентонжец.

У всякого есть на памяти нечто, что желаешь если не вычеркнуть полностью, то хотя бы изгладить. После истории с госпожой Сальвиати Агриппе казалось - да, впрочем, так оно и было, - что там, где должна гнездиться любовь к женщине, для него теперь каменистая пустыня или пепелище. Он сходил с ума от страсти. Он не мог думать ни о чем другом, бредил, умирал, с трудом понимал, что происходит. Он не мог взять себя в руки и от этого еще больше терял рассудок. Когда же всё закончилось, он почувствовал себя почти мёртвым. Он был мужчиной и с его губ не сорвалось ни слова жалобы. Он лишь оказался на волосок от смерти, ибо потерял волю к жизни и выжил только чудом да заботами одного из парижских лекарей, что ходил за ним, когда другие разводили руками. Имя, которое он боготворил, которому буквально поклонялся, стало для него ядом, подобным цикуте и прошло достаточно времени, пока он смог слышать это имя равнодушно, без внутренней судороги.

Чувство к дочери старика-Пардайана оказалось целительным.  Оно не обжигало, а животворило. Напоминало не пламень, а зелёные ростки на камнях. Их не должно там быть, они существуют вопреки, но упрямо тянутся вверх, зародившись по воле капризного случая из случайно занесённого ветром зерна. Роса и дождь питают их и они крепнут, пока в конце концов не становятся способны расколоть камень.

Будто доказывая свои слова делом, он бережно устроил чуть согнутую женскую ножку в чулке на своих коленях и, лаская, провёл ладонью - то кончиками пальцев, то боковой стороной, то тыльной - вдоль ее изящной линии. Начиная от ямочки под коленом с внутренней стороны, потом по стройной голени, маленькой узкой ступне, не забыв тонкие щиколотки, округлые нежные колени и, наконец, добравшись до шелковистого бедра.

После столь приятного предисловия он как раз приступил к исполнению непосредственно просьбы, но внезапно лента застыла меж его пальцев. Наши влюблённые отвлеклись от разговора, происходящего внизу, занятые друг другом, но слова, которые прозвучали где-то там, за этой тонкой деревянной преградой, были подобны гонгу. Гугеноты, Наварра, Беарнец.

- Много интересного, сказала ты? Кажется, ты была права, и тут уж я вполне согласен с тобой, - почти беззвучно шепнул молодой кальвинист своей возлюбленной. Он совершенно спокойно продолжил было разбираться с подвязкой, ибо с его совиным слухом одно другому никак не мешало, но шаги вверх по лестнице застали их врасплох. И вот тут уже скрип лестницы для д'Обинье смешался с биением его собственного сердца. Лишь один звук кроме этих двух он слышал. Легкое дыхание Изабель.

Жизнь солдата научила его реагировать мгновенно. Он еще раз окинул взглядом комнату в тщетной надежде. Просторное помещение почти без обстановки, не считая кровати. Окна без занавесей. Ни единого места, где можно укрыться. Да и шаги, даже такие невесомые, как у молодой женщины, всё равно будут слышны. Переместиться быстро и совершенно беззвучно невозможно.

- Спрячься под покрывало, - велел он тем уверенным тоном, которого невозможно было ослушаться. Если сюда войдут, по крайней мере сразу не увидят Изабель. Дело начинало пахнуть жареным. Молодой человек прекрасно различил насмешку в голосе Неверского, но шутка вполне могла довести того до открытой двери, и вот тогда... Тогда неизвестно, чем всё закончится. Зависит от многих обстоятельств.

Инстинкт самосохранения велел ему найти укрытие. Он и собирался укрыться, но первый же взгляд в поисках надежного места заставил отказаться от этой спасительной мысли. Сундук, низкая кровать,  самый простой стол да табурет. Спрятаться здесь мог бы разве что ребенок. Можно прислониться спиной к стене с учётом угла зрения вошедшего. Все эти измышления заняли у молодого человека, привыкшего действовать быстро. Он уже даже сделал шаг вперед, но стратегический военный опыт подсказывал, что это будет бесполезно. Он знал Неверского. Если тот всё же войдёт, то, как еще более опытный солдат, он обведет комнату глазами целиком, особенно заметив на столе кружки и сбитое покрывало. Агриппа сделал то, что было сейчас возможно. Молниеносным движением засунул пустую кружку под подушку, чтобы не выдать присутствия второго человека, встал перед кроватью и вперил в дверь пристальный, напряженный взгляд. Инстинктивно сжал кулаки, надеясь на фортуну и посылая в иные сферы безмолвный призыв.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2019-03-28 12:54:22)

+1

24

Отвечая на легкое прикосновение мужской ладони к её нежной коже, там, повыше чулочной подвязки, девушка провела рукой  по спине возлюбленного,  тонкая кисть  с уверенностью желанной женщины скользнула за пояс просторной полотняной рубахи и устроилась на любимом месте, в изгибе позвоночника, где крестец образовал идеально правильный ромб с двумя симметричными ямками, как раз под ладонь Изабель. Ну надо же как все продумано!
- Ой, Тео, милый, вы с Бенджаменом у меня такие хорошенькие! Ну невозможно не захотеть глядя на вас не поцеловать и не потрогать! Вы у меня оба невыносимо трогательные. Вот! Вы у меня мальчики-красавчики, лапочки трогательные. Погоди ка, погоди, о чем там принц с герцогом? Нет, ты слышал? Как они на бабушку Жанну: старуха! Да чтоб ваши дети называли ваших родителей не дедушка и бабушка, а старик и старуха, грубияны вы этакие! И чтоб внуки ваших родителей на печь шилом подсаживали! Они слово "матушка" или "бабушка" не слыхали?
Так, а теперь о чем они? Ну так и знала! Нацелились на копченую колбасу мэтра Пьера! Можно подумать мэтр Пьер когда свинью заколол и колбасу коптил мечтал: дай бог чтобы ко мне в дом нагрянули принц с герцогом и всю мою колбасу слопали  запивая моим сидром и пивом, как Саваоф с двумя ангелами в гостях у Авраама. Благо что матушка Жанна пирог с крольчатиной в ларь успела спрятать, как сердце чуяло.
Услышав скрип ступеней Изабель беззвучно ахнула, соскользнула вниз и шустрым клубочком закатилась под кровать не совсем точно следуя инструкции возлюбленного и затаилась под свисающим краем яркого орнамента лоскутного покрывала.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-03-22 11:58:02)

+3

25

- Бросьте, Гонзага, - рассмеялся герцог, глядя на буффонаду мантуанца, - Не стоит отодвигать засов. А то почтенная мещанка, нагрянув с колбасами и сырами из недр своего погреба, еще решит, что мы хотим похитить у нее скатерть ее бабушки. Ту, что она получила некогда в приданное от этой почтенной родственницы еще во времена Карла VIII и бахрому от которой сгрызли мыши во времена Франциска I.

Последнее предположение  показалось Кардоне столь забавным, что он полностью отринул даже тень былых подозрений. Но это не помешало испанцу тем не менее буркнуть себе под нос, отсмеявшись:

- И все же сколько нелепых случайностей губили самые блестящие планы. У судьбы бывает весьма недоброе чувство юмора. Так что давайте, дорогой герцог, если и говорить о деле, то исключительно на языке вашей родины.

Де Сома, если и опасался лишних ушей, то ожидал прихода оных не с чердака, а со двора. К тому же он был уверен, что домочадцы мельника из парижского предместья язык Данте не поймут, вне зависимости от того, имеют ли они знакомства в гугенотской среде или нет, а так же милуется ли внучка почтенной мельничихи с младшим псарем кого-либо из гугенотской верхушки или вполне довольствуется местными парнями.

Глаза молодого гранда во время этой речи были обращены к входной двери и за этой дверью не слышалось ни малейшего движения ни человека, ни животного.

- Что-то наша гостеприимная хозяюшка куда-то запропастилась, - многозначительно заметил он, приглашая собеседника к разговору. Стоило пользоваться случаем, раз уж вельможи остались наедине.

-Чем меньше ушей, которые слушают даже непонятный для них набор звуков, тем спокойнее тем, кто лелеет тайные замыслы, - был уверен испанец. Губы Кардоны тонко улыбнулись, а темные ресницы погасили решительный огонек в глубине глаз, ставших вдруг уже очень серьезными.

+2

26

Агриппа почувствовал, что где-то в его груди пружина, сжавшаяся в тугое кольцо, медленно, постепенно начала распрямляться. Он разжал кулаки. На ладонях с внутренней стороны остались бардовые лунки. Сентонжец медленно опустился на пол подле постели. Волосы у него на загривке все еще топорщились, будто на холке у волка-двухлетки. Но он уже мог сделать вдох.

- Спустился вниз. Можешь выходить. Белль, запомни раз навсегда: если я что-то говорю, нужно сделать так, как я говорю, - сквозь зубы выдавил он, едва шаги проскрипели, удаляясь, а к нему вернулась способность говорить, и буквально вытянул возлюбленную из ее укрытия за обе ее руки.

- Почему ты своевольничаешь? Сей же момент вылезай оттуда! Под кроватями имеет свойство скапливаться пыль, и даже у самых дотошных хозяек. Ты уверена, что невестка Жанны утром носилась здесь с метлой и у нее не было дела важнее? Мыши не чихают. А теперь представь, что ты вдохнула пылинку, когда Неверский был прямо перед дверью. Ты еще мало знаешь людей, Белль. Ты считаешь этих двоих благородными, цивилизованными господами, видя, как они чинно расшаркиваются с твоей королевой? Да черта с два! Милостью Божьей ты не видела столько, сколько видел я. Люди порой ведут себя как скоты, нет, хуже. А у меня сейчас в руках нет ничего, дьявол меня задери, кроме вон того табурета, и от моей перевязи меня отделяет лестница. И я не знаю, что могло придти им в голову, учитывая, что твой спутник - я, ты понимаешь? Вернее, я точно знаю, но лучше мне не продолжать и не взвешивать шансы. Ты и так напугана. Поэтому заклинаю тебя всем святым: я отвечаю за тебя и ты должна меня слушать! - закончил он отрывистым шепотом.

У сына адвоката мутилось в глазах от мысли, что эти двое, с досады, обнаружив нежданных слушателей этажом выше, увидев, кого именно они здесь нашли, могли возжелать компенсировать сорванные планы и поразвлечься. Кто-то иной решил бы, что это слишком, но д'Обинье знал, о чем говорит. Он не имел никаких иллюзий, зато имел веские основания говорить именно так. Вероятности выглядели еще ужаснее и мрачнее, ежели помимо того, кому служит сентонжец и его вероисповедания, учитывать людской цинизм, высокое положение обоих вельмож, дружеское, почти братское отношение к Гонзага будущего короля и подданство испанца. Ему было совершенно плевать в этот миг на собственную жизнь. Допущение, что в таких обстоятельствах он не смог бы защитить Изабель: вот от чего капли холодного пота выступили на его побелевшем лбу и увлажнили виски.

Он молча сгреб молодую женщину в охапку. Прижал к себе дрогнувшими пальцами, теми самыми, которые ни разу еще за его короткую жизнь не дрогнули, спуская курок или сжимая эфес. И только теперь окончательно выдохнул.

+4

27

Извлеченная из под кровати девушка внимательно слушала своего возлюбленного и в грозовых сумерках её глаза казались темными, пости черным и очень серьезными.
Выслушав взволнованную речь Изабель тихо сказала:
- Милый Агривэ, не волнуйся так, пока что беда миновала, но нам надо сейчас решить, куда нам прятаться чтобы мы  поняли друг друга. И да, я ни капли не сомневаюсь что люди опасны, и эти два господина нацелившиеся на колбасу мэтра Пьера тоже очень опасны. Не забывай откуда я родом.  Твои единоверцы, ты уж прости, жгли наши католические древни. Потом маршал Монлюк жег протестантские деревни.
Пыль не попадет в нос если  дышать через ткань, а на мне передник которым я укрыла лицо. Выживали чаще те дети, которые прятались под мебель и в шкафы, не всякий мародер залезет под кровать, а уж покрывало точно  сдернет. И дождь вот как стучит по шиферной крыше и это нам на руку, поднимающийся по лестнице будет прежде всего  слышать дробь дождя и шум ветра. Ну не волнуйся так, мой дорогой. Все живы и беда миновала. Во всяком случае пока - и девушка нежно погладила упрямые густые как баранье черное руно кудри своего оруженосца - Успокойся, мой милый, мой Тео. И да, мыши чихают, это точно. Просто они очень маленькие и мы их не слышим. У меня были ручные мышки, чихают они и при этом попискивают, так что с мышами все в порядке. Давай успокоимся, спрячем в сундук кружки, а орехи пока оставим,  если что задвинем миску под кровать и давай слушать. Они будут говорить на итальянском? Отлично, как воспитанница цистерцианок я пойму больше половины - и Зазу завершила монолог поцеловав молодого человека в нос.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-04-03 22:21:00)

+2

28

- Не цепляйся к словам. Как человек они не чихают, ясное дело. Зато мы тут точь-в-точь как мыши в мышеловке, пока эти двое не намяукаются меж собой, и меня это примерно бесит, - проворчал д'Обинье.

С доводами своей любезной наш сентонжец был в корне не согласен,  но какая теперь разница.

- Касаемо деревень - я и не отрицаю, это бессмысленно, и не оправдываю, это против моей совести. Люди не ягнята и не святые, Белль. Бог велит подставлять другую щеку, но когда на это не хватает внутренних сил, сердца захлёстывает ярость. Это порочный круг и в ближайшее время Франции из него не вырваться, - последние слова он произнёс, обращаясь одновременно и к Изабель и к себе самому. Его взгляд, доселе просто напряженный, при этой угнетающей мысли изменил выражение. Потемнел, затуманился. Это был взгляд непосредственного участника этой войны - братоубийственной, оттого еще более страшной. Впрочем, он быстро справился с тяжкими мыслями. Тряхнул головой.

- Второй раз они сюда точно не сунутся, если только мыши, конечно, не пустятся в пляс и не исполнят конский бранль. Бабушка Жанна возвращается из погреба, слышишь шаги? Уж она проследит, чтобы не совали нос, куда не следует. К тому же ставлю тельца против яйца - им сейчас будет не до того. Что прекрасно, ибо я остаюсь при мнении, что наша уютная норка не предназначена для игры в прятки, разве что для настоящих мышей.

Поцелуй возымел целительное действие. Вздох освободил грудь молодого человека от внутреннего напряжения. Лицо расслабилось, кулаки разжались, глаза посветлели.  Агриппа так привык находиться в ответе лишь за собственную шкуру, что ему, ей-Богу, неизмеримо проще было сунуться в медвежью берлогу с одним ножом, чем очутиться в этаком положении. Конечно, он испытывал ответственность за своих людей во время вылазки, что тоже не мёд, но оказалось, это еще цветочки по сравнению с делом, когда задето сердце. Зато нужно признать, что неприятные минуты с лихвой компенсируются чувством облегчения, а оно напрямую зависит от того, насколько дорожишь существом подле себя. Для него самого показалось странным и необычным, как могло другое чувство перебить его врождённое любопытство. Впрочем, оно, наконец, взяло верх.

- А теперь навострим уши, доверимся случаю, который нас сюда забросил и полюбопытствуем, что же всё-таки эти два котяры вознамерились обсудить, - предложил молодой человек, устраиваясь прямиком на вязаном половике и мягко увлекая за собой подругу за мягкие, тёплые ладони.

+2

29

Лица итальянцев подвижны, как бурлящий речной порог или глина в руках гончара. Могут застыть в надменности, а пройдет лишь краткое время, как меняются до неузнаваемости. Гонзага неспешно сошёл вниз и вновь опустился на место рядом с испанцем. Насмешка испарилась, как и не было. Морщины у глаз разгладились, зато разрезала переносицу другая, глубокая, как ущелье. Тёмные брови сошлись решительно.

- Тогда шутки прочь и сразу к делу. Король Польши пока еще не король Франции. Вам прекрасно известно, что он принял решение проехать через Венецию, для политического представления, дабы показаться в новом качестве, провести с дожем переговоры первой необходимости, а также ради собственного удовольствия. Он молод и это его право после адского полугодия и еще большего ада, который, как мы прекрасно понимаем, ему предстоит. И мне и вам хорошо известно, какой горькой монетой платят за власть.

Мантуанец говорил негромко, но тембр его голоса был таков, что итальянские слова, да еще с его произношением и общепринятой чёткой артикуляцией, звучали довольно зычно.

- Итак, его нет. До тех пор, пока король не добрался до Реймса, пока не перешагнул порога собора, пока его лоб не блестит от мира, де факто трон пустует. Пока он не в Париже, Париж считает себя вольным городом, как какая-нибудь республика. Рука флорентийки сильна, но не всесильна. Вчера я получил от него длинное письмо. Генрих доверяет матери полностью, однако просит меня подробно расписать ему, что происходит в столице и, естественно, в провинциях, ибо справедливо полагает, что Екатерина скажет лишь то, что считает нужным. Ему этого недостаточно. И я, конечно, напишу ему правду, однако правда неутешительна. Страна волнуется и каждый норовит воспользоваться междуцарствием. В частности, гугеноты опять поднимают голову. Не кажется ли вам, что с этим нужно что-то делать? И, между прочим, что по этому поводу думает ваш господин, Его Католическое величество?

Титул Филиппа звучал в устах мантуанца в равной мере почтительно и презрительно, чего больше - не понять. Не любил Испанию. Застывшая в надменном павлиньем самолюбовании, бьющаяся в жадных судорогах над не принадлежащим ей золотом, давящая тысячами туземцев своим непомерно раздутым брюхом и урчащая давящая и душащая все проявления искренности, уплощающая и уродующая свинцовыми пластинами округлые девичьи груди, которые равно любят благоговейно держать в своих ладонях итальянцы и французы, одинаковые в благоговении перед всякой красотой больше, чем перед самим Создателем. В этом их большой грех, но, как видно, простительный. А возможно, еще живы были воспоминания о плене после Сен-Кантена, до бела, до боли сжатых кулаках и брызнувших слезах ярости, которые, казалось семнадцатилетнему принцу, вот-вот вскипят, как вода в котле, и выжгут ему глаза подчистую. Не останется ли слепым, на миг подумал тогда. Ему не было дела, что с ним еще шесть сотен из знати и сам Монморанси, свое унижение глупому, горячему юнцу, казалось худшим. Да. В семнадцать хочется завоевать мир, но завоевать мир не вышло. Кто-то по глупости разместил лодки в конце колонны, коннетаблю пришлось их два часа дожидаться, когда необходима была срочная переправа... Потом задержка в раздумьях об отступлении и вновь упущенное время, попытка пожертвовать отдельными отрядами, и, наконец, вражеские пушки по пехотинцам. Отступление, которое превратилось в бойню, две трети войска потерь ранеными, убитыми и плененными.

Откуда-то из глубины дома послышались шаги, чуть шаркающие, но не тяжелые, будто не пригвоздили старую хозяйку годы к земле. Однако герцог не обратил внимания: ожидал, что скажет на его вопрос испанец.

+2

30

- Вас послушать, дорогой герцог, так ад это и трон Польши, в которой мне признаюсь бывать не доводилось, так и трон вашей благословенной Франции... А меж тем всегда есть те, кто спят и видят себя в этом пекле... Но Венеция... Волшебный город. И черт побери он стоит того, чтобы чуть - чуть отсрочить даже самые неотложные дела, - благодушно рассмеялся Кардона, вольготно развалишись на деревянном стуле. Тёмные глаза испанца чуть насмешливо поблескивали, но в его лице читался лишь доброжелательный интерес.

- А ещё есть хорошая поговорка "кот из дома, мыши в пляс". И я бы на месте нашего путешествующего принца* опасался бы не только  мышей вскормленых зерном амбаров  парижских предместий, но ещё пуще амбаров юга...  Вот те грызуны особенно зловредны, - поза испанца оставалась расслабленой и разговоры о "мышах" казались пустым трепом, так безмятежно было его чело и легкомысленен тон беседы.

Не укрылось от проницательного дипломата и неприязнь собеседника к испанскому монарху. Однако эта нота ни мало не впечатлила де Сома, сильных игроков порой не любят даже союзники. А уж помаявшийся в плену юноша и вовсе вряд ли сохранил тёплые воспоминания о Мадриде. Но на эти воспоминания мантуанца дону Энрике было наплевать. Поэтому испанец не стал возвращать собеседнику его шпильку. Голос гранда был все так же безмятежен :
Его Католическое Величество, как любой верный сын нашей матери Церкви и как мудрый правитель своей земли хотел бы видеть Францию своим добрым соседом. А это вряд ли будет возможно, если еретики начнут тут устанавливать свои порядки. Но я, надеюсь, до этого не дойдёт, - чуть насмешливо прищурился молодой человек, почти без акцента болтая на языке великого Данте.

- А вот и наша добрая хозяюшка, - перешёл герцог снова на французский, так как последняя его фраза была адресована матушке Жанне, несущей незванным гостям домашнюю снедь.

скрытый текст

*Генрих  III Валуа ещё не коронован и Кардона пока называет его принцем.

+2

31

- Видят, но отнюдь не спят, милейший герцог, видят, но не спят. Вам это должно быть хорошо известно.

По губам Гонзаго пробежала тонкая улыбка.

- Власть похожа одновременно на вино, женщину, лошадь и крупный барыш. Кто откажется от доброй попойки, зная, что наутро будет трещать голова? Кто не хочет ощутить под собой тело желанной женщины, даже зная, что у нее дьявольски ревнивый муж? Кто против покрасоваться на лучшей из лошадей, опасаясь, что она понесет? Кто откажется от состояния и будет подсчитывать риск разориться? Власть это как взятка для судьи. Коль скоро она идет в руки, от нее не отказываются. Разве что меняют на более крупную, как это только что сделал походя наш милый Анжу, сдав Польшу, словно пешку. Итак, повторяю вам, ему достается тяжкая ноша. И именно о юге я и намеревался говорить. О тех, кто продолжает превращать его в кипящий котел. Или, что точнее, в бочку перестоявшего пива, с которой срывает крышку от бурления.

Лицо итальянца, всегда живое и подвижное, как у всякого его соотечественника, отобразило презрение. Жители стран, где довольно солнца, чтобы вызревал виноград, могут на дух друг друга не переносить, могут резать и кромсать друг друга на куски; однако в одном они всегда сойдутся: нет в мире напитка лучше вина. Каждый, правда, с пеной у рта будет превозносить амброзию своей родной земли, что с большой вероятностью чревато обоюдной порчей шкур. Однако к людям, которые пьют пиво, отношение будет однозначное. Грубые варвары. Да, такое сравнение было истинным оскорблением. Гонзаго уравнивал гугенотов юга с английскими пуританами.

- Однако довольно философии, - заключил он, делая решительный жест рукой, - Я готов вам признаться: мне все больше кажется, что этому еретическому брожению никогда не придёт конец. Тот памятный август не принес желаемых результатов. Ветви ядовитого дерева обрубили, а оно пустило новую зеленую поросль, - в его звучном, спокойном голосе прозвучали ноты холодной жестокости, неизбежной для человека его положения и времени.

Звук приближающихся шагов вместе с замечанием испанца оборвали беседу, которая уже подбиралась к самой сути дела, но поднос с незамысловатыми деревенскими припасами выглядел столь аппетитно, что вельможа кивнул и даже подарил хозяйку улыбкой.

- Ты поскромничала, хозяйка: судя по виду и запаху, эту колбасу можно подавать даже к герцогскому столу, - Невер рассмеялся, довольный своей шуткой.

Отредактировано Лодовико Гонзага (2019-09-04 12:40:31)

+2

32

Экюйе Беарнца растянулся плашмя на цветном половике и подобно рыболову улавливал. Только не рыбу, а нить беседы, которая происходила внизу. Невозможно, чтобы эти двое тут собрались для пустячного дела. Тонкий, живой ум Агриппы с порога исключил такую вероятность. Кудрявая темноволосая голова была повернута набок, ухо приникло к полу. Не самое удобное положение, честно говоря. Д'Обинье с большим удовольствием поднялся бы и устроился получше, однако он не желал ничего прослушать. Зато рядом, прижавшись к нему и уютно свернувшись клубком, навострила уши Изабель.

- От итальянцев, что говорят по-французски, ничего доброго ждать не приходится, это давно ясно. Теперь испанец заговорил по-итальянски, посмотрим, чем это обернётся, - тихо проворчал молодой человек.

Д'Обинье не подозревал, сколько лет еще будут для Франции пророческими его слова. Он готов был жизнь отдать, только бы оказаться неправым. Однако в том же самом месяце будет зачата Мария Медичи, там же, во Флоренции, у нотариуса Кончини уже рос пятилетний сын, а спустя несколько десятков лет в семье мелкого землевладельца Маццарино в городке Пешина появится первенец. Мальчика назовут Джулио. Может, не всякий узнает эту фамилию, однако именно так звался при рождении будущий кардинал Мазарини.

Раз уж мы осмелели и забежали слегка вперед, то не оставим в стороне и Испанию. С какой отрадой наш герой принял бы весть, что скорбный призрак Сен-Кантена*, который до сих пор оплакивали все хорошие французы, развеется ликованием Рокруа и Ланса**! Он не мог знать. Мог лишь надеяться. Молодой Конде, внук того, с кем он не раз бился плечом к плечу, в двадцать два года примет лавровый венок триумфатора, но это будет много позже.

Начало разговора понравилось молодому гугеноту, как нравится моряку полный штиль. Слишком невинно. Оставалось насторожиться и слушать дальше.

- Ну же, давайте, две змеи, - беззвучно подбадривал молодой человек, - довольно вытанцовывать, переходите к сути, смелее! Вы же не пришли сюда обсуждать то, о чем в Лувре говорят в полный голос. Будущее царствование - прекрасная тема, но мелковата для такой таинственности. Я жду.

И ожидание себя оправдало даже быстрее, чем он надеялся. "Gli ugonotti". Гугеноты. Надо же.

- Ба, это даже не смешно. Вечная песня. Право, нельзя быть такими скучными, господа. Ну-с, и чем же вам опять не угодили гугеноты? - насмешливо шепнул Агриппа и затаил дыхание, обнимая за тёплые плечи подругу.

Насмешка задержалась на лице юноши не дольше, чем осенний лист на ветке. Он вздрогнул всем телом и будь он волком, шерсть у него на загривке вздыбилась бы.

- Вот как. Да здесь всего-навсего затевают еще одну бойню. Как это мило. Слышишь, Белль? Слушай. Слушай хорошенько. Возможно, и к лучшему, что ты оказалась здесь со мной. Услышишь собственными ушами. Какому католическому святому выпадет честь на сей раз, кто даст свое имя резне?

Скрытый текст

* Сражение между испанскими и французскими войсками в ходе Восьмой Итальянской войны (1551—1559). Для французов окончилось сокрушительным поражением. Настоящей военной катастрофой.

**Победные для французов сражения в ходе Тридцатилетней войны. Их результаты привели к началу заката Испанской империи Габсбургов.

+1

33

Изабель прильнула к своему возлюбленному расположившись на разноцветном вязаном половике и навострила любопытные ушки. Ученица сестер-цистерцианок весьма неплохо знала латынь, поэтому сказанное на современном ей разговорном итальянском из той же романской группы что и французский было ей понятно не менее чем на три четверти. Изабель хмурила тонкие брови внимательно слушая и вылавливая из звукового потока знакомые слова.
Все сказанное сиятельными гостями мэтра Пьера заставило всполошиться молодую баронессу. Пуля из испанского мушкета уже разбила в дребезги её сердце возле стен крепости Каркассон отняв жизнь её первого возлюбленного барона Куртэне. А может это была и не испанская пуля. Может это был гугенот из армии сира Вильи. Может быть и так, кто знает чей это был мушкет: француза-гугенота снявший караульного Каркассона, этого католического оплота юга, или это был мушкетер из пограничной Испании - кто знает. Как бы не была счастлива Изабель с своим Агривэ, но женское сердце не прощает смерть любимого мужчины. От первой полудетской любви осталась нежная память, но вот гнев и ненависть к испанской армии была жива, ненависть чувство  куда более живучее.
-О господи -ахнула Изабель шепотом - Резня! Ты сказал резня? И эта резня придет из Испании? Мало Испания отняла земель у Наварры и Гаскони, так они нам принесут ещё и резню! Господи спаси и сохрани молодого короля Наварры и сеньора моего родного Бигорра, как ты сохранил его в ночь святого Варфоломея. Для защиты нашего родного юга ты его сохранил -и девушка набожно перекрестилась.
- А впрочем, - благоразумно рассудила Изабель - отнимая у нас, гасконцев и наваррцев земли, ты король испанский, сам загнал их в горы. И твои благочестивые предки тоже. А вот тут-то тебе дороги нет, через наши горы. Нееет тебе дороги. Там, через наши Пиренеи проходят только горные козы и мы, гасконцы и наваррцы. Так что не факт, что ты пройдешь там, где Карл Великий был гасконцами бит. Какой бы ты ни был король, а не Карл Великий. А он таки в наших ущельях был разбит, благослови господь наши спасители Пиренеи.
Подобно предкам осетин аланам теснимых гуннами, васконы, а затем их потомки наваррцы, гасконцы и баски теснимые вестготами, а затем испанцами и франками вынуждены были поселиться в горных районах, где сельское хозяйство было делом трудным, зато горные крепости, склоны и вершины делали эти южные регионы труднодоступными для вражеской армии.
- Так что, -заметила Изабель -посмотрим кто кого. Видно лавры Карла Великого королю Испании покоя не дают. И вон, этим, пожирателям копченой колбасы тоже. Что не говори, а получить по морде от того самого народа от которого Карл Великий огреб кому не возьми, а лестно. И в тех самых местах, заметь, Агривэ, где знаменитый Роланд погиб.
Девушка практично стащила с кровати две подушки и кружки, положила подушку под плечо, ибо пол вещь жесткая, повозившись уютно устроилась под боком своего милого положив полусогнутую ножку ему на бедро.
- Устраивайся с подушкой и переверни кружку, приставь к полу слушай. Так  гораздо лучше слышно, можешь мне поверить, у меня в этом деле опыт.

*

В 778 году, когда Карл Великий  возвращался из похода в Испанию, на его арьергард в ущелье Пиренеев напали возмутившиеся баски и истребили его в Ронсевальской битве; при этом погибло несколько пэров, в том числе и Хруодланд, префект Бретонской марки (Hruodlandus britannici limitis prefectus). Эта история является сюжетной основой эпической "Песни о Роланде"

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-08-11 11:32:37)

+2

34

Старая мельничиха не могла поверить, что в один день божьим соизволением ей послали столько неожиданных гостей. Насколько юная пара вызывала у неё материнские чувства, настолько посещение двоих вельмож озадачивало и вызывало вопросы.  Вот и из беседы приезжих бедная женщина не поняла ни единого слова, да она и не пыталась. Соваться в чужие дела она не любила и ей хватало мудрости понимать, что особенно это касается сильных мира сего. Однако не была она и взволнована. Каждое ее движение дышало достоинством и покоем, светлое лицо - признак честной и мирной старости - было совершенно расслабленно. Ловкие сухие руки не дрожали. Ни следа суеты, ни тени испуга.

Кумушка помоложе, без сомнения, трепетала бы от такой чести и в тот же час раззвонила бы соседям, как ее дом оказался отмечен. Только не Жанна на ее седьмом десятке лет. Она не отличалась особым тщеславием и корыстолюбием, давно уже не искала выгоды. Старалась оказывать посильное гостеприимство любому, кто оказался под ее крышей, как заповедал Бог. Однако нынче случай был особый. Раз молодые пожелали скрыться от этих людей, она уж проследит, чтобы на второй этаж новые гости ни за что не сунулись. Однако за своих единоверцев протестанты стояли горой. То, что девушка пока еще католичка, Жанна в расчет не брала. Жена прилепится к своему мужу и последует за ним верным путем.

Хозяйка аккуратно, с достоинством расставила и разложила нехитрую снедь. Затем слила гостям на руки колодезной воды из глиняного кувшина и подала льняное полотенце, такое же чистое и свежее, как ее чепец и передник, чтобы отереть руки и лица.

- Угощайтесь, ваши милости.

+3

35

Вино бывает либо молодым, либо выдержаным. Тут уж одно из двух. Люди в этом смысле до крайности напоминают упомянутый напиток, особенно те, в чьих жилах имеется южная кровь. Однако несмотря на свои годы, Агриппа уже обладал здравым рассудком, который подводил лишь изредка, когда его заглушало сердце. К чести молодого человека, оно сейчас не молчало, а говорило даже слишком громко. Д'Обинье успел очень пожалеть, что озвучил свои выводы, ибо по старой привычке говорил что думал, словно в кругу соратников, сильных духом солдат, и невольно испугал находящееся рядом дорогое ему существо. Но такой промах простителен. Человек без принципов и убеждений, теплохладный к делу своей жизни, недостоин ни дружбы мужчин, ни любви женщины. Его мозг кипел от множества предположений, и всё же второй вспышки он себе не позволил. Оставил мысли при себе. Заботливость возлюбленной молодой протестант оценил долгим взглядом и благодарной улыбкой. Подушка и кружка были использованы по назначению.

- Не слушай меня, - произнёс друг Беарнца, смягчая тон своего шепота, - я дую на воду, обжегшись на молоке, а господа обожают развлекаться болтовней подобного рода. Принимают зловещий вид, потрясая кулаками и приговаривая "Бу, вот мы вас"! Пиренеи надёжная стена, да и Филипп не Карл Великий. Ему не до того, хватит забот с Фландрией и шалостей английского флота. За короля можешь не опасаться. С ним довольно преданных людей, уж мне можешь поверить. Представь только: мы с тобой будем за бока держаться, вспоминая, как лежали тут, и о нас знала лишь старая матушка-мельничиха. Будет о чем рассказать внукам. Лично я вряд ли удержусь от смеха в первый раз, когда увижу этих двоих господ заговорщиков при дворе. И клянусь, в такой компании я готов пролежать тут еще много часов.

Он коснулся губами шелковистой тёплой щечки и в доказательство своих слов привлек дочь старика Пардайана еще ближе к себе.

- Но тсссссс. Всё-таки послушаем на всякий случай. А потом ты расскажешь мне о богатом опыте, который имеют эти хитрые, но чертовски хорошенькие ушки.

- Роланд! О, да, - думал про себя Агриппа, - Подумать только, в те времена еще считалось дикостью, чтобы христиане бились с христианами. Басков, что мстили за карловы шалости в Памплоне, пришлось заменить в эпосе на сарацин. Католики тогда еще не разорили Византию в четвёртом походе. Да, Филиппу не нужно переходить Пиренеи. Он видит, что достаточно подбрасывать Гизам золотые подачки из нового Света. Так французы под его покровительством распрекрасно перебьют себя сами, черт возьми. Нет, я подозреваю, что тут от него хотят не людей. От него хотят денег. Денег и индульгенции. Одобрения на будущее, дабы у него появился новый повод улыбнуться*. Странно, что имя Гиз пока еще не прозвучало. Но оно еще прозвучит. Пусть же эти господа скажут, по крайней мере, что-то дельное, о чем я смогу предупредить Генриха, раз уж они так бесцеремонно украсили своим присутствием прогулку, где их вовсе не ждали.

Скрытый текст

*Известие о Варфоломеевской ночи вызвало у испанского монарха необычную для него радость.

Отредактировано Энрике де Кардона (2019-08-24 18:33:10)

+2

36

- С ним мало людей -шепотом возразила Изабель имея в виду короля Генриха - с ним только горстка преданных дворян, так, сотни две под его знаменами. Так что хорошего мало. Что касается надежности Пиренеев, так золото пройдет сквозь горы, а у короля Испании для подкупа золота много. А посмеяться мы сможем над всей этой историей только когда все плохое что мы сегодня узнали и узнаем уже будет позади -и девушка приложила палец к губам призывая слушать. Дождь сеял тяжелые водяные капли на красную черепичную крышу словно кто-то сыпал непрерывной струей сухой горох на жернова шарантонской мельницы и вспышки молнии резко очерчивали лаконичную обстановку чердака.
- Господи спаси и сохрани, спаси и сохрани - Изабель перекрестилась и губы её задрожали - отведи напасть от народа, вразуми и усовести французов, не допусти нового кровопролития, господи. Тут и правда уповать надо на чудо. В моей семье столько потерь, мои кровники и протестанты, и католики погибли на юге, мой дядя протестант был замучен солдатами Монлюка в Терробе. Я уже слишком много потеряла, Агривэ. Мне девятнадцать лет, а у меня уже война разбивала сердце в осколки. Тебя терять я уже не смогу, не выдержу. С меня довольно.
Изабель вздохнула и приникла чутким ухом к глазированному дну глиняной кружки.
- Что касается опыта по части любопытных ушек - успокаиваясь и повеселев продолжила девушка - по части ушек, так последняя новость мной услышанная, это разговор моей тети с супругой управляющего моего отца, приехавшей с мужем в особняк Бюэй - так вот, Тео, у меня осенью будет сестричка. Так что насчет того что барон Пардайан ещё пускает коней в галоп, ты угадал. Матушка плачет, ругает отца, куда говорит, у нас взрослые дети, трое внуков, война, разруха. А отец рад и отвечает: будет девочка, а девочки рождаются к миру. Все старшие разлетятся как щеглы, а эта последняя будет наша, эту никуда от себя не отпущу. Управляющий приехал выкупить у тетушки часть из её земли унаследованной от родителей, и отец уже перестраивает старый дедов дом чтобы малышка там жила с родителями когда вырастет унаследовав эту долю, а замок передаст старшему брату. Ой, только бы у нас в Бигорре не полыхнуло, куда матушке бежать с малышкой. А может и правда к миру? Дай то господи.
И Изабель повозившись замерла прильнув к возлюбленному.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2019-08-25 21:51:36)

+4

37

Кардона вытер чуть прохладные от колодезной воды руки вышитым льняным полотенцем, которое так заботливо подала гостеприимная хозяйка. Со стороны могло показаться, что гранд поехал в предместье исключительно прогуляться в жаркий летний день в цветущих, росистых лугах, настолько он был безмятежен в эту минуту. Вот и сейчас молодой испанец кидал на домашнюю снедь взгляды куда более заинтересованные, нежели тон разговора о еретиках с его стороны. 

Герцог отлично умел держать лицо и не хотел рождать даже малейшие подозрения у старой мельничихи. Пусть это и была по мнению де Сома излишняя перестраховка: женщина хоть и была невольной свидетельницей беседы, но даже пойми язык Данте, вряд ли могла быть опасна. И все же лучше быть излишне осторожным, чем проигравшим. Это тоже не стоило забывать.

Испанец ждал активных предложений по устранению беарнца от собеседника. В таком случае за помощью союзников дело бы не стало. Правда, молодой человек предпочел бы сейчас прямой разговор, без эзопова языка, порядком надоевшего. Однако в таких делах заговорщики всегда плетут языком кружева пустых словес. Не стали исключением и эти двое:

- Видите ли, герцог, я хоть и не большой любитель садоводства, этим у меня занимается штат садовников да иногда сестра разводит в охотку клумбы, но кое-что и я знаю про это ремесло. Поверьте мне, лучший способ выкорчевать всю ненужную поросль вокруг пней это убрать корень. Иначе обрубки так и будут зеленеть каждую весну, а это портит парковые виды. Когда же корень вырван, то и дереву приходит конец.

С этими словами дон Энрике откусил чудесную свиную колбасу и даже зажмурился от удовольствия. Матушка Жанна умела заготовить впрок  свинину, что любовно выращивалась на скотном дворе зажиточного хозяйства. Гранд только что не мяукнул, как кот над колбасой. Он улыбнулся и благосклонно добавил по-французски, обращаясь к пожилой мельничихе:

- Вы воистину кудесница. Ваши колбаски просто ангельское блюдо. Во рту тают. Признайтесь, любезная хозяюшка, вы владеете каким-то секретом.

+3

38

Поведение итальянца являло полную противоположность вальяжной манере испанца. Гонзаго не торопился приступать к еде. Слушая собеседника, принц Мантуанский закусил губу и нетерпеливо подергивал ус. Грубоватые пальцы другой руки, скорее пальцы солдата, чем куртизана, выстукивали по столешнице замысловатый ритм. Темные глаза также вспыхивали нетерпением.

В отличие от подданного Филиппа, с рождения привыкшего к маскам как ко второй шкуре, он не намерен был тратиться и применять искусство самообладания, когда не считал необходимым. Еще не наступило то время, когда он будет выполнять дипломатические поручения Папы,

Наконец Неверский не выдержал.

- Я восхищен тем, как глубоко и далеко вы развили мою жалкую мыслишку, дражайший герцог, - нетерпеливо, не без явного привкуса иронии процедил он по-итальянски с тем акцентом, который сохранил до конца своих дней и по которому любой его земляк-южанин узнал бы уроженца севера.

- Сдается мне, Ваша Светлость скромничаете, называя себя посредственным садоводом. Продолжая садовую тему, из хилого саженца вы парой слов вырастили раскидистый, могучий дуб. Довольно топтаться на месте. Довольно вашей осторожности и испанской чопорности. Сейчас мы не на королевском приеме, вы видите перед собой союзника и друга, в конце концов. Так что отложите свою дипломатическую привычку до следующего раза.

Тогда напыщенный, тяжеловесный этикет двора короля-солнце еще не сменил остатки рыцарской грубоватой простоты. Подобная манера общения сохранилась с тех пор, когда откровенность ценилась людьми и даже была довольно распространена. Между мужчинами она служила только доказательством силы характера, а женщин заставляла в восхищении сдавать бастионы.

- Вы, возможно, знаете, что два года назад на королевском совете мой голос был решающим в пользу того, чтобы сохранить жизнь обоим принцам. Ежели не знаете, в чем я сомневаюсь, то я сообщаю вам об этом сейчас. Такова моя позиция. Я поступил в тот момент так, как диктовала мне моя совесть. Однако положение с тех пор сильно переменилось и осложнилось. Если ваша покойная королева была не слишком амбициозна по своей природе, то ее сестра напротив. Видите, я подыгрываю вашей излишней подозрительности и даже не называю имен, которые звучат по-итальянски так же, как по-французски, - угол рта чуть дернулся в усмешке, - вас удивляет, что я говорю о женщине в такой момент? Очень просто. За эти два года она превратилась из разочарованной жены в умную союзницу. Покамест ее мать купила за 70000 ливров двухмесячное перемирие с ларошельцами и Ла Ну, дочь успела утереть слезы по бедняге Ла Молю и занимается тем, что служит мужу посредницей. Не далее как вчерашним вечером нам удалось перехватить гонца, который вез в Лангедок прелестное письмецо, написанное женским бисерным почерком, но выражающее отнюдь не женские соображения. Догадываетесь, кто адресат письма и кто его вдохновитель и истинный автор? О, сын Жанны осторожен. Он не напишет подобных вещей собственной рукой, понимая, что его супруга неприкосновенна в отличие от него самого и ее политические шалости грозят ей лишь гневом матери и братьев, тогда как ему... Итак, вам любопытно, что в письме? Охотно поделюсь. Он убеждает Данвиля встать на сторону протестантов. Догадываетесь, что будет в том случае, если доводы покажутся маршалу достаточно весомыми? Верно. В лучшем случае новый виток войны в означенных областях. Наведя мосты, он покинет Париж, за это я ручаюсь вам. Так поступит любой умный человек. А кузен нашего будущего государя обладает поистине незаурядным умом. Так вот, представляете ли вы, что произойдет, ежели Алансон, любимый брат означенной королевы, последует за ним в то время, пока трон пустует? Действовать в одиночку тому не позволит трусость. Но он будет не один. И ему достаточно пообещать сделать протестантизм второй государственной религией страны, а зятя - генерал-лейтенантом королевства. Возможно, эти новости и соображения вызовут вас на чуть большую откровенность?

Отредактировано Лодовико Гонзага (2019-09-11 14:38:09)

+2

39

Со стороны могло показаться, что герцог абсолютно не расположен к серьёзным разговорам. Лёгкая болтовня, вкусная закуска. И иллюзия того, что молодой человек искренне наслаждается спонтанным пикником в доме мельничихи становилась полной. Сведения, рассказанные итальянцем заставили на секунду затуманиться чёрные глаза гранда. Но эта тень промелькнув, снова уступила место спокойной расслабленности. Ловивший каждое слово своего визави, герцог упорно не подавал виду сколь важно для него найти союзника в мантуанце. Но сообщение о перехваченном письме заставило дона Энрике отложить в сторону кусок ноздреватого деревенского хлеба с золотистой корочкой на который ещё мгновение назад он старательно пристраивал солидный кусок домашнего овечьего сыра, украсив всё это великолепие веточкой сельдерея. При упоминании покойной супруги  Филиппа ll взгляд молодого мужчины стал почти неприязненным. И если бы не многолетняя выучка при дворе с самым строгим в Европе этикетом и некоторый опыт дипломатической службы, то эти глаза несомненно сверкнули бы неподдельным гневом. Сравнение амбиций сестёр Валуа, причём не в пользу покойной Изабеллы, неожиданно задели испанца.* В ответ герцог не смог отказать себе в удовольствии вернуть шпильку собеседнику.
- Зато Мадам не в меру амбициозна, - улыбнулся де Сома уголками губ. И тут же вернул разговор к интересующей обоих собеседников теме.

- Значит в наших общих интересах нейтрализовать беарнца, - с живостью истинного южанина заметил испанец, бросив на собеседника короткий, острый взгляд.

- Конечно, не физически, не думайте, что я вас подстрекаю к пролитию крови коронованной особы. Пусть и смутьяна, интригана и еретика... Сами понимаете, что свято место пусто не бывает. И из всех протестантских вождей этот не самый фанатичный, и даже не лишённый определённого приспособленчества. А поднять его знамя может и куда более проблемный еретик. Думаю отдых в одном из замков тюремного типа до дня коронации Генриха пойдёт Бурбону на пользу. Заставит сбавить прыть. А помочь нам в этом может королева - мать. Она ведь только тем сейчас и занимается, что отгоняет от пустующего трона мятежного Алансона... Вот данной ей властью...

В тёмных, как ночи Кастилии, глазах молодого аристократа промелькнула спокойная уверенность в необходимости решительных действий.

Скрытый текст

*Герцог всегда был верным рыцарем своей королевы, питая к ней неподдельное восхищение. Да что греха таить, он был в неё влюблен. Смерть государыни он воспринял как глубоко личную потерю.

+2

40

- Не только, - улыбнулся мантуанец, - помимо этого она успела расправиться с Монтгомери. Черт подери, вот это женщина с крепкой памятью! Исполнила волю короля, который, будучи при смерти, запретил трогать шотландца, но добралась до него спустя столько лет, даже несмотря на условия капитуляции. Наивный. Полагал, что если сдаст Сен-Ло, Екатерина оставит ему жизнь. Впрочем, надо отдать справедливость: она оказалась по-женски милостива. Бедолаге сперва отрубили голову, а только потом уж четвертовали. Прими Господь его душу, - герцог пожал плечами, - хоть и умер еретиком, но всё-таки он был католиком, покуда не сбежал в Англию после злополучного турнира.

Однако вернемся к нашему разговору. Для принятия столь серьёзных мер необходим приказ королевы-матери за ее подписью, это несомненно. Однако согласится ли она дать его, вот в чем вопрос. Одно дело лишить титулов и конфисковать имущество потомков Монтгомери. Совсем иное - решать участь принца крови в отсутствие короля. В любое другое время она готова за подобную бумагу прозакладывать душу. Но теперь... Теперь, когда положение так шатко, мнится мне, она слишком умна, чтобы так рисковать. Именно поэтому необходимо сперва предложить ей четкий порядок действий, и вот об этом я хочу, дражайший мой герцог, посоветоваться с вами. Между прочим, вы не заметили, что король Наваррский и Гиз в последнее время стали совершенно неразлучны? То они играют в мяч, то разминаются в оружейной, а затем расточают друг другу похвалы, то кормят мясом собак на псарне, то обсуждают, как вынашивать кречетов, соколов и ястребов и наганивать гончих. Что вы думаете по этому поводу, скажите на милость?

+2

41

- О, если женщина хочет разделаться с врагом, то она разделается, помяните мое слово. Хоть через месяц, хоть через сто лет, - прокомментировал герцог историю несчастного Монтгомери.

- Не сойти мне с этого места, но женщины куда злопамятнее мужчин, - заметил он, протягивая руку к кружке. А на пожелание для невольного убийцы Генриха II Валуа упокоиться с миром, молодой гранд небрежно перекрестился.

- Бедный граф... За победу на турнире получил и загубленную душу и плаху на Гревской площади. Да, ненависть дамы в короне это опасная вещь.

Возвращение к предмету беседы заставило герцога с живейшим интересом сверкнуть тёмными глазами и широко улыбнуться. Ход мыслей собеседника нравился дону Энрике. Мантуанец отлично разыграл кинутый ему собеседником мяч. Мысль сперва подкрепить идею ареста беарнца приказом королевы-матери была почти идеальна. Сомнения сеньора Лодовико не могли смутить испанца.

- Мадам Екатерина женщина редкого ума. Она не упустит случая сохранить трон для любимого из своих сыновей, - уверенно произнес герцог, отхлебнув из глиняной кружки.

- Однако мы сперва предложим ей обезвредить Бурбона, а потом, когда он отправится в какой-нибудь принадлежащий короне замок тюремного типа, подоспеет и приказ. Полагаю, что в этом нам поможет Гиз, - с этими словами молодой гранд отщипнул тонкими смуглыми пальцами румяную корочку от золотистого ломтя  ароматного, ноздреватого хлеба.

- Их альянс это расчёт обоих соперников. Как известно, держи друзей близко, а врагов еще ближе. Эти двое караулят друг друга и, черт побери, караулят умело.

+3

42

- Вы хотите сказать, Екатерина не пожелает иметь ничего общего с провальной попыткой лишить свободы принца крови, зато в случае удачи охотно даст волю своим истинным чувствам и одобрит приказом уже свершившийся факт?

Мантуанец потер пальцами подбородок.

- Зная ее, полагаю, вы правы, - протянул он задумчиво, - И вот что мне пришло сейчас на ум, дражайший друг. Все твердят, что король Польский - умом и сердцем двойник своей матери, потому-то она и любит его до беспамятства, вырастив в нем свое продолжение. Пусть меня живьем раздерут черти, если вы сами не писали это многократно в докладах своему господину, причем этими же словами. Разве нет? Господом клянусь, я в этом так уверен, словно сам стоял у вас за плечом и видел своими глазами. А я скажу вам так: допускаю, что она не на того сына сделала ставки, если желала продолжить свое правление. Это именно тот случай, когда ученик превосходит своего наставника, Генрих умен и очень своенравен, как все общие любимцы и баловни, он импульсивен. Под внешней мягкостью, которая ему так выгодна, вы сами неоднократно могли разглядеть когти, когда он не трудился их прятать. И говорю вам: когда он распробует власть, то может придти день и он отвернется от матери, да так резко и жёстко, как она сама не ожидает. Это будет неприятный для Екатерины сюрприз, но он захочет принимать решения самостоятельно, поверьте мне, даже если будет крупно ошибаться. А теперь подумайте, как похож в подобные моменты на флорентийку другой, младший. Герцог Франсуа. Вот кто поступит ровно так же, как и она. Сделает вид, что его это не касается, а затем с радостью задним числом одобрит дело чужих рук. О, этого мрачноватого юнца, похожего на тень, недооценивают. Он не так одарен, это верно, и слишком опаслив, чтобы не сказать труслив, но все-таки сын своей матери. Именно Алансона ей стоило бы подчинить своей воле, а она этого не сделала и заставила его лишь бояться себя. Пророчу подобно Нострадамусу: ей придется пожалеть об этом не меньше, чем о том, что навязала нашу крошку-Маргариту Наваррскому, - на его губах заиграла скользковато-развязная, довольно циничная улыбка, с какой часто мужины говорят о хорошенькой женщине, которую всегда не прочь раздеть взглядом, - а не отправила ее за моря, куда-нибудь в Португалию. Моя драгоценная благоверная была бы весьма расстроена и, вероятно, даже всплакнула бы, - итальянец качнул головой и прищелкнул языком с притворной досадой, - иметь в сердечных подругах принцессу крови и королеву, пусть без королевства, дело не безвыгодное. Зато Франция не имела бы множества трудностей.

Итак, вернемся от сыновей к нашему делу. Я поговорю с королевой-матерью и удостоверюсь в правильности наших предположений. Довольно будет словесного подтверждения. И я хотел бы видеть вас у моего свояка Гиза, скажем... завтрашним вечером. Надеюсь, у вас нет неотложных дел? А если есть, то степень их неотложности можно пересмотреть?

Герцог Неверский забросил ногу на ногу. Губы чуть дернулись от внезапной острой боли в колене. Семь лет прошло с тех пор, как пистолетный выстрел оставил его хромым, а он до сих пор всё забывал, что уже не так свободен в движениях. Впрочем, это ничего не изменило в его жизни - ни силу его духа, ни тела, хоть и причиняло порой некоторое неудобство.

+1

43

- Вы правы, герцог, - легко согласился Кардона с мантуанцем, - правы во всем, что касается семейного расклада потомков мадам Екатерины. Но как известно жизнь не даёт нам попробовать иных вариантов, так что будем работать с тем, что есть, - взгляд мужчины стал прямой, а речь почти циничной. 

Обоих принцев он рассматривал лишь с точки зрения сиюминутной лояльности их к еретикам и близости к трону. Возможно, Екатерине было бы куда спокойнее, поставь она иную карту, но у флорентийки были свои резоны. И по мнению герцога сейчас это было основным.

- Завтра я как раз приглашён к Гизам на поздний завтрак и игру в мяч, так что мне даже не придётся пересматривать свои планы, - с этими словами испанец отброси со лба тёмную прядь волос. О том факте, что молодые люди собирались не столько кидать мячи, сколько обсудить детали сегодняшней беседы с мантуанцем и дальнейший расклад дела, Кардона, разумеется, умолчал. Впрочем, учитывая пытливый ум своего визави он вовсе не собирался наводить излишнего тумана. Надо было действовать. И сейчас они в одной упряжке.

Да и постоянные контакты испанца с семейством Дроздов ни для кого не было тайной. Особенно часто было его общение с самим Меченым. Будучи радикальным католиком  даже дальней родней испанскому послу, старший Гиз частенько совмещал политические разговоры с совместными развлечениями. Игра в мяч была, пожалуй, самой невинной из них. Неделю назад, когда Кардона только думал подключить к заговору у мантуанца, эти двое так напились за успех, обсуждая детали, что, как стемнело, пошли проветриться и забрели на Мельничный мост. Сейчас сам черт не вспомнит кто из молодых людей предложил срывать плащи с прохожих. Но сиятельные собутыльники успели успешно сорвать три плаща, когда им попался некий заезжий нормандец. Этот дворянин месяц назад прибыл в Париж, чтобы быть представленным ко двору. И совсем недавно вступил в свиту Алансона. И как назло именно он попался в руки шутникам. Несчастный пробовал защищаться, но разгоряченные вином проказники скинули его в Сену. Сейчас человек Алансона в лежал в постели с простудой*, а Алансон дулся на обидевшего его человека лотарингца.

- Ну скоро еще не так будешь дуться, как узнаешь как тебя оттерли, - мысленно хохотнул Кардона.

Скрытый текст

*Человек Алансона лежал, конечно, не с простудой, а с ротавирусом, но  официальная, версия была простуда. Хотя какая простуда? Всё ж на дворе лето и лето жаркое.

Отредактировано Энрике де Кардона (2019-11-18 22:51:50)

+1


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Зевсовы шутки. Глава II. Шарантон, июль 1574 года