Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Тщетная предосторожность. Лувр, август 1573 год.


Тщетная предосторожность. Лувр, август 1573 год.

Сообщений 1 страница 52 из 52

1

Время и место: Лувр, август 1573 год.
Участники: Маргарита де Валуа, Агриппа д’Обинье, Изабель де Пардайан, придворные и служащие королевской резиденции.
Краткое описание: Новой фрейлине Её Величества королевы Наваррской не спится ночью на новом месте, и она тайком оправляется на ночную прогулку.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-22 22:28:37)

+2

2

Изабель привыкала к новому месту и новым обязанностям. Королева была снисходительна и добра, пирожные и фрукты восхитительны, наряды какие бедной провинциалке в своем захолустье и не приснились, но… чувство непривычки подобное тому, если бы человек оказался в зеркальной восьмиугольной комнате Леонардо да Винчи и испытал удивление и замешательство от бесконечного количества открывшихся пространств и ракурсов вызывало беспокойство и тоску. С другой стороны, как не мил родной дом, а второго юного барона Куртенэ в родных Палестинах не наблюдалось и пришлось бы делать выбор между вдовым пожилым соседом и адвокатом из Лупьяка. Вы этого адвоката видали? То-то, пришлось бы выбирать между плохим и невыносимым, так что новую зеркальную комнату с её бесконечностью, новыми ракурсами и пересекающимися пространствами надо было осваивать.
Хорьку Бенджамену, в отличие от барышни было наплевать, у него был мягкий гамачок, любимый фарш, теплые руки хозяйки и её легкие шуршащие юбки по которым можно забираться, так что в принципе у Бенджамена в жизнь мало изменилась.
В ночь описываемых событий Изабель коротала вечер у себя в комнате дворца, за книгой о технике художественной вышивки написанной и иллюстрированной самой Екатериной Медичи, непревзойденной рукодельницей ренессансной эпохи, создававшей в часы досуга шедевры расшитых шелком панно и навеки подарившей миру технику вышивки «шов Екатерины Медичи».  Книга тут же стала бестселлером среди аристократок, буржуазок, да собственно всех женщин, желающих освоить изящную технику шва французской королевы.
Барышня примерно отсчитывала стежки техники «обратный ход иглы», в это время Бенджамен, выдрыхшись бесконечное число часов, приступил к занятию, именуемому бароном отцом «мракобесие», то есть начал беситься и резвиться поздней ночью: пролазил под ковром, скакал назад, в бок, чем-то шуршал, что-то грыз, сопя и чавкая, гонял маленький кожаный мяч и весело гукал. Барышня воткнула иголку в ткань  и отложила рукоделие:
- Белу, не спится? Ах ты ж моя бусинка. Ну что, раз не спится пошли гулять.
У себя дома в поместье барышня не раз вместе с хорьком тайком ускальзывала в сад на ночную прогулку через черный ход, от которого у неё были припрятаны ключи, так почему бы здесь в Лувре в саду не прогуляться? Это же Лувр, а не темные городские улицы. Изабель переоделась в простое платье из льнобатиста, заплела косу, уложила волосы в узел, закрепив его шелковой сеткой, накинула добротный суконный плащ, опустив капюшон на лицо, посадила Бенджамена в корзинку, кинув туда шерстяной платок, закрыла дверь своей комнатки, повесила ключ на пояс и отправилась на ночную прогулку в темную августовскую ночь и вечернюю прохладу королевского сада.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-23 00:15:48)

+3

3

Когда день полон разнообразных дел, он пролетает быстро. Судите сами. Всю прошлую ночь д'Обинье провёл в небольшом домишке недалеко от ворот Сент-Антуан, но не на любовном свидании, как можно было подумать, а вместе с одним из преданных людей, который накануне прибыл в Париж из Наварры и остановился именно там, не желая обнародовать свое пребывание в городе. Поговорить было о чем и за беседой оба не заметили, как рассвело. Агриппа с удовольствием прошёлся пешим ходом по прохладце, по потягивающемуся и продирающему глаза Парижу. Воздух с реки и из полей еще не насытился смрадом взбаламученной грязи и был свежим и чистым.

На улице Сент-Антуан, широкой, в отличие от многих, где не протиснуться, еще было немного народу. Лавочники неспешно открывали свои лавки на первом этаже домов, и полчаса спустя, едва не поскользнувшись на огрызке яблока, уже был у ворот Лувра с важным письмом за пазухой и тормошил зевающих гвардейцев с явными следами весёлой ночки на помятых лицах. Кто ж кутит перед дежурством, дурни швейцарские?! Реши сейчас какой-нибудь новый Этьен Марсель атаковать королевский дворец, сделать это было бы легче лёгкого. Впрочем, летнее утро в столице было безмятежным и спокойным. Письмо было важным, а потому наш герой пошёл прямехонько в покои своего сюзерена и... не нашел его там. Недолго думая, направился туда, где тот обретался судя по намекам сонного камердинера. Нет, конечно, можно было и подождать. Только это было не в характере нашего сентонжца. Читатель может списать это на врожденную легкую вредность, сколько угодно. Итак, он коротко, но эмоционально втолковал гризетке, что должен срочно видеть короля и, конечно, наткнулся на картину маслом: монарх мирно посапывал в объятиях одной из смазливых шлюшек Екатерины. Пришлось растолкать за плечо к явному королевскому недовольству и демонстративно отвернувшись заявить, что пора просыпаться. Уже потом, за дверью, на ворчание заправлявшему торчащий край сорочки Генриху как ни в чем не бывало заявили, что Его Наваррское Величество велели сообщать сразу, как будет что сообщать. И вообще солнце уже поднялось и дела не будут ожидать, пока оно преодолеет гардины в насквозь пропахшем духами будуаре. В ответ Агриппу припечатали бестактным извергом, но не видя в бесстыжих карих глазах ни капли раскаяния, махнули рукой, тем более что молодой человек успел жестом указать, что за пазухой у него имеется письмо.

Днем д'Обинье сопроводил на конную прогулку принца Конде в самой приятной компании - хвоста из людей короля. Карл, видимо, счел, что Бурбонам, одному и второму, скучно гулять в одиночку и разрешил эту проблему как мог. Очень любезно с его стороны. Принцам шагу нельзя было ступить без надзора, дабы исключить вероятность побега. Особенно после Ла-Рошели, когда им едва не удалось сесть на английский корабль, государь Франции очень волновался, что лишится их родственного общества.

А вечером они прекрасно размялись в фехтовальном зале и Агриппа успел заскочить в книжную лавку и купить великолепный томик Эзопа на латыни, которым и намеревался насладиться перед сном. Читаные-перечитаные басни, но каждый раз, открывая их, находишь для себя что-то новое и одновременно поражаешься, насколько мир остался прежним. Ничего не изменилось.

Наконец, за окнами стемнело...

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-01-23 21:01:58)

+2

4

Как заметил великий автор романов плаща и шпаги Александр Дюма, чтобы пройти через строй вооруженных мужчин надо быть: офицером, вельможей или хорошенькой женщиной. Баронесса де Пардайан не была ни офицером, ни вельможей, но будучи молодой и хорошенькой девушкой ей удалось пройти через дворцовую стражу и выйти в сад использовав хлопанье ресницами, откинутый капюшон, умильное заглядывание в глаза и «пожалуйста-пожалуйста, господин лейтенант, мне нужно на кухню, попросить у поваров индюшиные крылышки для моего хоречка, он голоден», после чего мадемуазель галантно сопроводили и указали беспрепятственное проникновение через открытый черный ход, куда регулярно  поставляли дрова и уголь  для дворцовых каминов, а посему держали открытым.
Оказавшись в саду, Изабель откинула капюшон и выпустила Бенджамена, благоразумно держа его на поводке. Было полнолуние и сад был залит холодным и прозрачным лунным светом, в воздухе чувствовался горьковатый полынный запах цветущих астр и в тишине заливался короткими чистыми трелями певец ночи, лесной жаворонок юла. Бенджамен деловито шмыгал в траве, что-то выискивая и пытался рыть норки. Осторожно держась периметра здания, барышня обогнула дворец, и оказалась на внутреннем дворе у заднего фасада. Тут хорек попытался забраться на старый раскидистый дуб, росший возле стены.
-Ах, Белу, подожди! –воскликнула барышня - Ты же заберешься в дупло, изволь потом тебя доставай.
Изабель выплела из прически одну из лент, стянула ей юбку на уровне колен, как делали женщины в те времена, когда раскачивались на качелях и с ловкостью белки девушка взобралась на дерево, устроилась на прочной ветке, поймала хорька и принялась его укачивать, приводя ветку в движение раскачивающейся ножкой. Баюканье она сопроводила пением, занятие, которое её отец комментировал: Укачивай своих детей, хватит хорькам хвосты крутить.
Голосок у Изабель был чистый и звонкий, в монастыре она получила музыкальное образование, слухом   обладала от природы, так что девичье пение не нарушило гармонии ночи и трелей ночного жаворонка. Изабель пела пастушью песенку «Серранилья» Иньиго де Мендоса маркиза де Сантильяна, баска по рождению, политика, воина и поэта. Среди величественной поэзии сурового кастильца эта песенка, простая, чистая и бесхитростная стояла особняком и была очень популярна в Гаскони, Арагоне и Наварре. Она была полна солнца, аромата цветов и птичьих трелей.

Из Санта-Марии до Калатравеньи
Я шел по дороге, почти что в забвеньи.
Прошел на покосы, забрел на опушку
И встретил девчушку пушистые косы.
На личико это глядел я лишь малость
Чтоб сердце поэта свободным осталось.

Последняя строчка понравилась ночной певунье, и она принялась импровизировать:
Поэты порою оленей пугливей,
Тем больше робки, чем девчонка красивей.
И хоть за девчонку поэту досталось,
Но сердце поэта свободным осталось.

С Сантильяна не сравниться, но на его лавры певица и не претендовала.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-23 19:15:25)

+3

5

Ты весь день ждешь встречи с ней - ждешь жадно, ибо лишь вечером возможна встреча. Предвкушаешь момент, когда вы останетесь наедине и никто вам не помешает. И вот, наконец, этот миг настал. Прикасаешься бережно к бархату или шелку, проводишь пальцами по гладкой коже. Что там, под покровами? Ноздри трепещут, как у охотника, вдыхая ни с чем не сравнимый запах, что-то среднее между церковным ладаном и земной пылью. Сколько загадок таит она в себе! И всякий раз приоткрывает лишь одну, слегка приподнимает завесу тайны и вынуждает приникать к ней еще и еще, снова ощущать этот нетерпеливый трепет. Ах, эта книга! Сокровище познания.

Д'Обинье наслаждался своим новым приобретением, сидя за небольшим столом. Колет висел на спинке, сброшеный за ненадобностью. Молодой человек поставил локти на столешницу, подпер голову руками и с удовольствием погрузился в латынь. Как жаль, что оригинал не сохранился. Агриппа и сам дерзал переводить, но все-таки был уверен, что читать нужно на языке автора. Только так можно в полной мере оценить, проникнуть во все тонкости его задумки и получить не искаженное, а полное впечатление от труда. Д'Обинье латынь не слишком мешала, он-то оба языка знал уже лет в шесть. По-гречески это звучало бы намного ярче, сочнее и точнее. Впрочем, лучше так, чем если бы Эзоп и вовсе не дошел до нас. Время от времени наш герой машинально убирал мешавшие ему пряди, которые то и дело падали на его круглый, упрямый лоб.

Потрескивала и исходила слезами восковая свеча. Дорогие они, конечно, но вонь от сальных невыносима, а чад такой, что начинает резать глаза и проще сразу удавиться. Шуршали переворачиваемые страницы, как осенью листва под ногами. Слегка желтоватые, хрустящие листы, ибо томик был не новый. Из открытого нараспашку окна доносились самые обычные вечерние звуки. Да, окно выходило в парк. Несомненное достоинство их с дю Вентре небольшой комнаты. Внезапно Агриппа поднял голову и прислушался.

- Какого черта? Дю Вентре, ты то же самое слышишь? Кому это неймется? И взбрело же в голову распевать в такой час... - проворчал гасконец. Раздосадованый тем, что его прервали на самом интересном месте, он поднялся, чтобы подойти к окну. Стул мерзко скрипнул, будто выразил солидарность.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-01-24 16:00:39)

+3

6

Гийом, который в тот день решил лечь пораньше и уже видел десятый сон, поднял от подушки лохматую от сна курчавую голову.

- Агриппа! Какого черта! Спать стало возможно лишь в те ночи, когда ты ходишь к любовницам,  - сонным голосом проворчал молодой гасконец, - Книжный червь! Заучка! От твоих книг нет никакого спасенья. Вчера у тебя Аристотель, сегодня Эзоп, а третьего дня был Платон. Счастье этих бумагомарак, что они давно горят в аду. А то я бы их сам туда отправил своей собственной рукой. Я попрошу Генриха, чтобы он отселил тебя к чертовой бабушке и поселил ко мне нормального соседа.

Из тех кого за книгу и кнутом не загнать! - с этими словами дю Вентре, приподнялся на остром локте, торчащем в вырезе широкого рукава ночной сорочки и задул свечу, с помощью которой д’Обинье читал любимую книгу.

- Ты все свечи извел! И смотри, ослепнешь за своими пылесборниками, я тебя за руку водить не стану.
С этими словами, парень собрался было снова обвалиться на подушку и захрапеть, как услышал какую-то песню и скрип стула. Гийом поморщился и издал протяжный стон.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-01-24 18:33:05)

+3

7

- Ах, вот значит как? А ты, старик, вообще храпишь как матерый боров или королевская борзая! - безжалостно парировал сын юриста, - вот уж с кем спать в одной комнате и впрямь истинное наказание! Приходится с тобой чередоваться в ночных отлучках. Потому что если все равно ночь не спать, так хоть с пользой. А отселить - ты попроси, попроси, я буду просто счастлив.

Разъезжались они за этот год уже раз двадцать. Точно как сварливые супруги. Так и продолжали соседствовать. А с кем болтать вечерами, поругиваться и резаться в шахматы?

- Только ты учитывай, я отсюда точно никуда не поеду. Мне тут нравится. Точка. А вот тебя отправят куда-нибудь в свободный подвал, в Лувре места не так много. Так что будешь там с крысами соседствовать, а не со мной. Это конечно же, приятнее.

Агриппа хохотнул и продолжил свой путь к окну. То, что он увидел, высунувшись из окна, перекрыло поток острот. Стены замка освещали факелы, а поскольку ночная певица находилась совсем неподалеку, то рассмотреть ее оказалось возможно, особенно с таким острым зрением, как у нашего гасконца. Да и голос узнал.

- Мадемуазель Атлантида, Вы? Ба-ба-ба, вот уж чего, а серенад под моими окнами никогда еще не пели. Приятный голос.

+3

8

- Да лучше уж с крысами, они хоть не читают книг, а только грызут их, - буркнул было дю Вентре в ответ. Обращение его друга к "Атлантиде", той самой девице, чья тетушка до сих пор пылала праведным гневом по отношению к нечестивому гасконцу, посмевшему сыграть с ней злую шутку, рассмешило Гийома. И прогнало последние остатки сна. Откинув одеяло, парень ловким прыжком вскочил с перины и вскоре уже выглядывал в окно рядом со своим другом:

- Так это вы тут развлекаете нас своими песнями, мадемуазель? - спросил он чуть насмешливо, вглядываясь в темноту ночи, чуть разбавленной неверным светом луны, - И что вы делаете в ночном саду? Серенаду даете рыцарю своего сердца?

В саду было темно и разглядеть пушистого виновника давнего переполоха молодой поэт, разумеется, не мог. Но и не побалагурить, раз уж его разбудили, он не мог тоже.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-01-24 21:39:59)

+3

9

Упс! Ночная певица была обнаружена и узнана, ибо поприветствовавший её баритон был хорошо знаком исполнительнице серенад. Месье д’Обинье, конюший короля Наваррского, на которого с особым вниманием было указано тетушкой графиней де Бюэй, дабы не было смотрено «в сторону проклятых гугенотов у которых ни гроша за душой». Но в условиях контракта было запрещено смотреть в сторону «проклятого гугенота» и ничего не указано о запрете в его сторону поглядывать. А уж о исполнении ночных вокализов под окнами господина конюшего, сидя на ветке дуба, и подавно не было никаких указаний и запретов. И вообще господа, где Изабель и где её тетка? Графиня крепко спит в своем особняке. Ну, стало быть, и спокойной ей ночи. Меньше знает - крепче спит.

- Доброй ночи, месье д’Обинье. Спасибо за похвалу. Да вот, не спалось и я отправилась на прогулку в сад по своей домашней привычке, - отозвалась девушка.
Тут в распахнутом окне в сумраке неосвещенной комнаты за плечом собеседника появился второй взлохмаченный силуэт и поприветствовал её с певучим гасконским акцентом, поинтересовавшись, не рыцарю ли своего сердца исполняет мадемуазель серенаду.

- Совершенно верно, месье дю Вентре. Пою серенады рыцарю моего сердца, накинув плащ с гитарой под полою, приникнув к вашему окну в тиши ночной, так сказать. Все как положено по канонам куртуазного ухаживания. Одновременно хорька своего укачиваю, он у меня к ночи развеселился, вот приходится с ним скакать по деревьям аки дриада. Доброй ночи, месье дю Вентре!

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-24 22:21:26)

+3

10

- Знаете, Вы тут с домашними привычками все-таки поаккуратней, мамзель. Тут не Тарб, а парк большой и чуть подальше уже порядочная темнота, - предупредил на всякий случай д'Обинье.

Гуляя по парку ночному, девчонка,
Смотри не нарвись на какого подонка.
Тут в Лувре хватает в подпитии швали.
Подальше затащат - не вспомнишь как звали.

Действительно, бывало всякое. Представители золотой молодежи из знатных и богатых семей, такие изысканные на приемах, порой вели себя как последние свиньи. Одуревшие от переизбытка телесных сил и молодого задора в крови, от безнаказанности и вседозволенности, перебравшие у кого-нибудь в апартаментах, они шли развлекаться и чудить в город и устраивали самые безобразные выходки. Поговаривают, что иногда в таких чудачествах со скуки участвует сам король. Отмутузить кого-нибудь кулаками и палками, пощипать и перепугать до полусмерти женщину, а то и учинить насилие, это было в порядке вещей. Иногда до города не доходили, а теплой летней ночью много кто не спит.

- Мне приходилось видеть, как тут вздыхают на луну, как королевские фрейлины ночью бегут на свидание, закутанные в мантилью и в маске, чтобы все было шито-крыто, - Агриппа хмыкнул, - однако я впервые вижу в этом парке девицу, которая ночью восседает на ветке, как малиновка, да еще в компании хорька. Как вы там пели?

Хотя за девчонку поэту досталось,
Но совесть его все же чистой осталась.
И после пикантных забавнейших сцен
Вернулся к хозяйке хорек Бенджамен, - легко, со смехом еще раз сымпровизировал Агриппа на заданный размер.

При этом молодой человек не забыл ткнуть дю Вентре между ребер острым локтем. Подкол про серенады принадлежит ему, пусть  гасконский поганец придумывает свои.

- Может, Вы какую-нибудь хорошую колыбельную знаете, дражайшая землячка? Укачайте этого вот гасконского вредину, - д'Обинье кивнул на друга, - этот невежда не дает мне почитать на ночь.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-01-25 10:31:12)

+3

11

Насчет опасности поисков приключений месье конюший Его Величества был абсолютно прав. Огромный парк Лувра и окруженный стеной старый семейный сад баронов Пардайан, с проломом в задней стене ограды, известным лишь юному барону Куртенэ, ибо он сам собственноручно этот пролом сделал и тщательно замаскировал имитацией кирпичной кладки, сад, где знаешь в лицо каждого ежика, перебегающего тропинку и старую лягушку, живущую под крыльцом домика сторожа, такой семейный сад возле Тарба и парк королевской резиденции это две большие разницы. Это мадемуазель не учла, хотя и старалась держаться возле здания. Но в обществе молодых людей, уже знакомых и зла не делавших было не страшно. Ибо как уже раньше Изабель заметила своей тетушке графине де Бюэй:

- Нам в Тарбе известно, что лейтенант д’Обинье пресекал все случаи мародерства своих солдат. С каких это пор неприлично находиться в обществе лейтенанта, спасшего жителей города Коньяк от грабежей, а их жен и дочерей от бесчестья?

За лейтенанта говорила его репутация, так что ангел-хранитель Изабель не спал, наблюдая за своей беспокойной подопечной и сетуя, что ему, ангелу, с этой шустрой девицей с её хорьком ни днем, ни ночью покоя нет. Строго говоря, общество не неприлично, но как бы с точки зрения суровых правил приличия нежелательно, но поскольку суровые  правила сейчас крепко спят и не видят, так сладких им снов.

Изабель продолжила пение:

Хорьку Бенджамену сегодня не спится
И он под луною с хозяйкой резвится,
Но здравого смысла при том не теряю,
Я вам дорогой лейтенант, доверяю.

- А что касается колыбельной вашему другу –заметила Изабель разложив на коленях шерстяной платок и заворачивая в него Бенджамена как ребенка – так ваш друг вполне взрослый мальчик, при этом симпатичный, так что в нянюшках, желающих убаюкать его на ночь, и без меня недостатка нет.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-25 16:33:38)

+2

12

- Слыхал, симпатичный мальчик? - окончательно развеселившийся Агриппа, весело блестя глазами, издал короткий смешок и снова ткнул друга в бок, но на сей раз пальцем, - не положена тебе колыбельная от мадмуазель. Обойдешься.

Последнее слово прозвучало с какой-то особенной, едва уловимой интонацией.

Наш д'Обинье никогда не был смазливым. Крепкое сложение, обычный средний рост, смуглое, открытое лицо, выпуклый лоб человека, склонного к знанию, внимательные тёмные глаза, блестящие и глубоко посаженные, полноватый рот с небольшими, юношескими еще усиками над верхней губой. Рот, который одинаково хорошо умел и заразительно хохотать и безжалостно бичевать словом, как и положено сыну юриста. Упрямый фамильный подбородок, а также непослушная кудрявая шевелюра на гордо посаженой (как у всякого гасконца) голове, о которую запросто можно было сломать гребешок, если не чесать каждый час, и которая становилась пушистой и мягкой как ягнячья шуба после воды и мыла. Правда, потом тут же снова проявляла свой характер. Словом, он больше напоминал молодого Вулкана, чем, прости Господи, Феба, какие составляют свиту Анжуйского. С той только разницей, что хоть и был смертен, зато никаких увечий на его гибком теле, слава Фортуне, не было. Его-то никто со скалы не скидывал, а на войне как-то везло. Обе ноги служили ему верой и правдой, а руки ловко обращались с мечом, а не с кузнечным молотом. Это скорее к Карлу Валуа. Ну и с пером, конечно.

+3

13

Гийом улыбнулся. Он прекрасно знал, что его темные как черешни родной Гаскони глаза и белозубая улыбка нравятся как рафинированным графиням, бросающим на него взгляды из за дорогих вееров, так и сочным простолюдинкам, не лезущим за словом в карман. Но колыбельные от синеглазой Атлантиды ему были ни к чему. Девчонка она, конечно, миловидная, но как ему показалось, приглянулась Агриппе. Может, конечно, и не так, но лучше не рисковать. Вентре всегда готов был подколоть друга, но в амурных делах дорогу ему не переходил. Давно известно, что и братья могут стать врагами из-за юбки. А Гийом дорожил дружбой с д’Обинье.

- Ну не тебя же, осла некуртуазного так называть, - усмехнулся парень в ответ на реплику друга, - А колыбельных мне нынче не надо. Не будили бы, так сотый сон бы уже видел.

И снова взглянув в сад, обратился к поющей демуазель:

- Вы бы музицировали в своей комнате.  Нет, я рад, что вашему хорьку нынче не спится, но может не спаться и прочим обитателям этого богоугодного местечка. А не каждый из них правильно поймет ваши серенады.

Разбуженый дю Вентре, хоть и был молод и несомненно хорош собой, но не выспавшись, бывал порой нуднее старого моралиста да и полночное пение юной соотечественницы не произвело на парня того впечатления, чтобы хотелось его слушать снова и снова.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-01-25 19:54:53)

+4

14

Да, дю Вентре был очень симпатичный мальчик. Очень-очень. Черными бархатными глазами и улыбкой, открывающей ровную белоснежную полоску зубов, улыбкой как бы говорящей: мог бы укусить, да не буду, он даже напоминал Пьера Куртенэ. Но вот уже не надо ничего что напоминает Пьера. Ушло и отболело. Уже не бередит душу, от прежних чувств остался спокойный охладевший как этот лунный свет отблеск. Красивый он парень, дю Вентре, да не надо.
А вот второй, его друг…О, этот второй. Он не был писаным красавцем, конюший короля Наварры. Строго говоря не был вообще красавцем. Его облик творец будто создавал резкими жесткими мазками: высокие скулы, волевой подбородок, упрямый рот, непослушные смоляные кудри, и карие блестящие как крепкий гасконский арманьяк глаза, настолько проницательные, что при желании они могут смутить вас внимательным взглядом.  И в смущении хочется отвернуться и в то же время снова взглянуть. Так Изабель в период её пребывания воспитанницей в монастыре цистерцианок во время мессы в монастырской церкви хотелось взглянуть и не отводить глаз через опущенные ресницы на изображение святого Иакова Мавробойцы в нише церковного нефа, где он представлен в битве при Клавихо рыцарем на вздыбленном коне.
Замечание дю Вентре о неуместности позднего занятия вокалом было резонным и молодой человек имел полное право на спокойный сон, поэтому Изабель легко согласилась:
- Вы правы, месье дю Вентре, пора завершать серенады, спите спокойно, тем более что скоро смена караула, и не исключено что заступивший на караул новый офицер не будет настолько любезен, чтобы  впустить меня обратно в Лувр.
Усадив хорька в корзинку и закрыв её крышкой, девушка соскользнула с дерева на землю и склонилась в реверансе:
- Спокойной ночи, господа.
В это время барабанная дробь известила о смене караула. Изабель заволновалась:
-Ох, я опоздала. Бегу, а то как бы мне не пришлось петь серенады в саду до утра.
И барышня подхватила юбки в намерении бежать со всех ног чтобы успеть попасть в Лувр до смены караула.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-25 23:45:39)

+3

15

Видя, что певунья явно сбралась их покинуть, Гийом остановил землячку, - Мадемуазель, негоже юной  прелестнице ходить по ночным коридорам. Там каждый день то прирежут кого, то снасильничают. Поэтому давайте-ка мы поднимем вас на простынях в нашу скромную обитель и уже отсюда препроводим в выделенную вам комнату. Слово дворянина вам нечего нас опасаться. А вот тех кто шатается сейчас по коридорам опасаются даже завзятые рубаки. Нашли тут намедни одного под лестницей...

Дю Вентре искренне пожалел "Атлантиду", еще не понявшую куда ее занесло. Тут по ночам такие мужчины как их сюзерен в кольчугах ходят, а тут такая девчонка со своим Бенджамином.

- Неси с кровати простыни, - обратился гасконец к другу, - и вдвоем поднимем нашу синеглазку в комнату. Ну а потом ты проводишь даму до ее двери, так как я, как ты видишь, не одет, - мазнул парень взглядом по своим босым, волосатым конечностям, виднеющимся из под ночной сорочки.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-01-26 00:53:36)

+3

16

- Че-го? Какие простыни? Ты спятил, - Агриппа посмотрел на друга, как будто он предлагал сейчас пешком дойти до Нерака.

- Нет, ты точно рехнулся. Ты, случаем, не перепутал дочь почтенного барона с маркитанкой или артисткой из бродячей труппы? - прошипел он так, чтобы его слышал только Гийом, -  и потом, мы уже не студиозусы, чтобы женщин в окно тягать. Я понимаю, была бы настоящая необходимость. Мне проще сходить и перемолвиться парой слов с офицером у ворот, пустит как миленький. Девица официальное лицо, часть свиты наваррской королевы. Пусть даже слухи пойдут, это все же лучше, чем если барышня сорвется. Объясняй потом Маргарите, что зашиб ее фрейлину, потому что пытался поднять ее на простынях в окно. И вообще, что за идиотские идеи тебя посещают?! Редко, но метко.

+3

17

Услышав барабанную дробь, извещавшую о смене караула Изабель встревожилась, только сейчас она осознала, насколько была неосторожна отправившись одна ночью в дворцовый сад.  Хорошо, что она встретила знакомых и доброжелательно к ней настроенных молодых людей.  А ведь могла встретить случайно   незнакомцев, обеспокоенных ночной бессонницей и совсем другими намерениями.  За неровным пляшущим светом настенных факелов черной бездной темнел парк Лувра, и он показался девушке опасным, таинственным, полным неведомых звуков, шорохов, теней и затаившихся неясных недобрых образов.
Изабель попрощалась с молодыми людьми и подхватив юбки собралась бежать что было ног к черному ходу, повторяя мысленно: не боюсь, не боюсь, мне не страшно, не страшно, чтобы скорей преодолеть этот опасный отрезок ночного пути от парка до дверей.
Слова дю Вентре напомнили девушке что путь в ночных коридорах Лувра может быть ещё более опасен. В самом деле, миновав стражу придется пересекать в одиночку сумеречные гулкие коридоры и темные лестницы, где в каждой нише, за каждым поворотом может ждать опасность в облике компании молодых придворных, небрежно-надменных, в колетах с утянутыми талиями и острыми контурами плеч от подшитых в подплечники ваты, с обшитыми жемчугом жесткими воротниками, дерзко и прямо осматривающих молоденьких фрейлин с ног до головы, в отличие от взглядов на мужчин с головы до ног. Сердце Изабель ухнуло и часто забилось о ребра, во рту пересохло, и она замерла остановленная чувством тревоги и страха. Земляк говорил дело. В сложившейся ситуации, в которую Изабель попала влекомая   своим неуемным любопытством, энергией и желанием куда-то сунуться, самое разумное пренебречь приличиями, довериться молодым людям чье чувство чести и желание помочь не вызывало сомнений и лучше ценой нарушенных приличий избежать опасности, которой может подвергнуться её честь и жизнь, а так же жизнь её бедного Бенджамена. Барышня повернула назад и взглянула вверх, в открытое окно.
- О, благодарю вас, месье дю Вентре. Да, вы правы, я была неосторожна и идти одной ночью опасно и через парк, и по дворцовым коридорам. Так что я буду очень вам благодарна, если вы и месье д’Обинье   поможете мне благополучно добраться до моей комнаты.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-26 15:01:07)

+4

18

- Ай, черт... - Агриппа порылся в памяти и состроил досадливую гримасу, - нет, номер не пройдет.

- Я думал встретить Вас у дверей и проводить по коридору, но не выйдет, мадемуазель, - пояснил он землячке, - Вы действительно опоздали. Сейчас на пост заступила истинная дубина, да к тому же дубина с мерзким нравом, нам уже довелось схлестнуться, причем не раз.

По долгу службы и время от времени по причинам личным д'Обинье приходилось быть в курсе караулов, потому как он сам частенько опаздывал к отходу короля ко сну. Как известно, после того, как государь ложился в постель, ворота тут же закрывались. Король спит, стало быть день окончен. Да и утром возвращался экюйе Беарнца в Лувр частенько задолго до того, как происходила церемония вставания. Недаром умная Екатерина смотрела на него волком. Если бы на то была ее воля, любящая теща не только лишила бы короля Наваррского ближайшего окружения, но и давно упрятала бы зятя в Бастилию, в камеру для знатных особ. Проницательная флорентийка всеми силами старалась втолковать сыну, что позволяя Генриху общаться с верными ему людьми, они сами мостят ему дорожку в его ненаглядную Наварру, где он сможет набрать силы, вернется в свою веру, возглавит протестантов и вот тут станет по-настоящему опасен. У него есть возможность не только узнавать интересующие новости, но и сноситься с кем ему угодно. Досмотр проблему не решит. Абсолютно права была Змеюка, именно этого Беарнцу и желали все, кто любил его и был ему верен, и только этого и добивались.

Итак, верный соратник молодого монарха маленькой, но гордой страны был в курсе караулов по объективным причинам, говорим мы.

- Так что придется воплощать безумную идею вот этого изобретателя, - фыркнул юноша, явно демонстрируя критичное отношение к этой затее.

- Мы сейчас. Идем, будем простыни связывать, - он шагнул вглубь комнаты, увлекая за собой нового Леонардо. Нет, не в том смысле, что изобретение ново. Оно старо как мир и, наверное, до конца времён так и продолжит выручать авантюрные натуры. Он сам мальчишкой сбежал так от своего опекуна, ночью, в одной сорочке.

+4

19

Гийом прошлепал босыми ногами к кровати вслед за своим другом. Подошел к кровати, откинул в сторону подушки, сорвал сероватое льняное полотно простыни. Вторая простыня служила молодым людям одеялом и тоже пошла в ход.

- Вот сейчас их свяжем, сделаем петлю в которую и посадим твою зазнобу, - хохотнул гасконец, затягивая сильными руками узел покрепче, чтобы наверняка выдержал хоть и стройную, но не невесомую фрейлину.

- Если всё сделать с умом, то мадемуазель не сорвется. Ни с петли, которую мы для нее соорудим, ни с крючка, - последние слова были сказаны с насмешливой улыбкой, - Зря ты отдал Генриху ту веревочную лестницу, которая досталась мне третьего дня от щедрой вдовушки, сейчас бы пригодилась, - проворчал дю Вентре.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-01-26 19:24:39)

+4

20

- Иди к черту, старая гасконская сводня с буйным воображением, и туда же забери с собой в подоле все свои шпильки, - невозмутимо посоветовал другу гасконец, - сам со своими рыбками сначала разберись, а потом уж будешь отслеживать чужие рыболовные снасти и высказывать свои предположения на сей счет. Дай проверю твой узел.

Взяв из рук Вентре его произведение, Агриппа наступил на узел, намотал на руки оба конца импровизированной веревки, выпрямился и что было мочи потянул. Когда-то давно  его научил вязать добрые, крепкие узлы один старый крестьянин-рыбак, из тех что промышляют на женевском озере.

- Вот теперь хорошо. Только этого мало. Разве что перышко привязать и играть с котенком. Тем более, если делать петлю на манер качелей, а не просто одинарную снасть.

Юноша взял со спинки стула покрывало, потом залез в сундук и вырыл оттуда еще парочку простынь. Одну кинул Гийому, две оставил себе.

- Прилаживай с этого конца, а я свои с другого.

Результат их стараний д'Обинье проверил все тем же способом и остался доволен.

- Вот теперь можно и швейцарскую коровушку поднять, не то что нашу садовую малиновку, - одобрительно, со смешком отозвался он и мотнув другу головой, сложил импровизированную веревку пополам и направился к окну.

- Не заскучали, дражайшая землячка? Ну, идите сюда и ловите, - петля перекинулась через подоконник и поползла вниз вдоль стены.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-01-26 22:59:39)

+3

21

Изабель ждала под окном, отсчитывая мысленно от сотни в обратном порядке, чтобы успокоиться. В общем и ждать пришлось, слава богу, не долго, барышня не успела сосчитать до конца, когда подоконник обнадеживающе скрипнул и вниз опустилась прочная связанная из нескольких полотнищ петля, сложенная вчетверо, способная выдержать и более весомый груз чем стройная девушка среднего роста и её корзинка с притихшим хорьком.
Выросшая в поместье баронесса с детства бегавшая по покосам и лазившая по деревьям как белка транспортировки вверх совсем не боялась. Мадемуазель повесила корзину на локоть, села в широкую как гамак петлю, взялась крепко за полотняные стропы и сообщила:
- Я готова, поднимайте с богом!
Трос пополз вверх плавными рывками, поднявшись до уровня окна, девушка передала своим спасителям корзинку с Бенджаменом и затем была перемещена    парой крепких рук в успокоительный сумрак комнаты.

+3

22

- Держитесь крепче, - предупредил землячку наш поэт и сам покрепче взялся за свой конец самодельного "каната".

- Давай на счет, - кивнул Агриппа другу, когда они оба почувствовали тяжесть девичьего тела и услышали голос Изабель откуда-то снизу. Села, готова.

- Тянем. Раз, и два, и три... Раз, и два, и три, - негромко считал он рывки.

Апартаменты располагались на втором этаже, а этажи были все-таки весьма высокие. Французские короли явно недолюбливали низкие давящие потолки. На глаз высота примерно семикратного человеческого роста. Ежели наши уважаемые современники пожелают увидеть своими глазами, что мы имеем ввиду, то оказавшись в городе Париже, могут легко насладиться видом самого старого крыла Лувра, творением архитектора Пьера Леско, середины шестнадцатого века. Тянуть нужно было аккуратно, чтобы особо сильно не трясти, все-таки не мешок с зерном, а главное, синхронно, чтобы соблюсти равновесие и не перекосить петлю. Иначе девица просто свалилась бы с нее вниз, как крепко ни держись. Благо, поднимать было совсем не трудно, весу в любительнице ночных прогулок было от силы фунтов сто. С одеждой где-нибудь сто десять. Если поделить пополам, то смешно даже. Для двух молодых и вполне здоровых мужчин, которым приходилось петь песенки тяжелой обоюдоострой шпагой, ноша пустяковая. Чтобы не отпускать свой конец и не перехватываться, Агриппа просто наматывал лишнюю часть простыни себе на кулак. Наконец над подоконником показалась русая макушка.

- Держи пока оба конца, - Обинье отдал свой Гийому, - а я приму. Можешь больше не тянуть. Отпускайте одну руку,  - посоветовал он барышне, - теперь спокойно отпускайте вторую и смыкайте на моей шее. Я Вас держу и крепко, не бойтесь. Вниз не смотрите. Вот так.

Легко, без особого усилия он перехватил нежданную гостью и втянул внутрь, чувствуя, как прядь волос щекочет его шею, а дыхание греет висок. Что и говорить, без жесткого корсета, этого панциря, этого кошмара любого мужчины, женский стан куда приятнее наощупь. Миндаль со скорлупой не едят.

- Добро пожаловать в наши хоромы, - хмыкнул д'Обинье, опуская ее со своих рук на пол.

- У нас тут, конечно, далеко не королевская приемная зала, но, как говорится, чем богаты.

+3

23

Изабель закинула руки на плечи молодого человека, на пару мгновений почувствовала себя в его объятиях, коснувшись щекой его густых вьющихся волос и была втянута в комнату, освещенную только лунным мерцанием из распахнутого окна. Бережно поставленная на пол своим спасителем девушка огляделась вокруг. Лунный свет поблескивал на эфесе брошенной шпаги, выхватывал прозрачным светом предметы скромного интерьера: стол, погашенную свечу, раскрытую книгу. Дальше за полосой очерченной лунным освещением сгущались сумерки, был видна кровать с отдернутым пологом, раскрытый сундук. Второй ангел-спаситель молодой баронессы, как и положено ангелу ослепительно блистал отсутствием верхней одежды и был облачен в ночную сорочку подобно белому ангельскому хитону. Но барышне было не до церемоний.
Изабель   забрала в сетку скреплявшую прическу выпавшие легкие русые пряди, одернула сбившиеся юбки и обратилась к молодым людям:
- Благодарю вас, месье дю Вентре и месье д’Обинье за помощь, сейчас я не нахожу слов признательности, потому что испугалась, но от всего сердца благодарю! Месье д’Обинье, могу я вас попросить проводить меня до моей комнаты? – спросила барышня, поправляя рукав и встряхивая рукой, белевшей сквозь кружева, при этом старательно избегая смотреть на раздетого дю Вентре.

+3

24

- За что? - Агриппа пожал плечами, - мы ничего такого не сделали. Что касается проводить, само собой разумеется, - кивнул юноша, - любое дело нужно доводить до конца, иначе и начинать не стоит. Полетать полетали, так неужели я Вас по темным коридорам одну отправлю? Провожу до самой комнаты. Только наброшу колет. Потому как ежели мы вдруг по пути на кого-нибудь ненароком наткнемся в этом лабиринте Минотавра, а я буду этакий Тесей в рубахе, то совершенно точно придется потом подрезать кое-кому языки. Король Карл или кто-нибудь из его братьев станут жаловаться на недостачу в рядах своих свитских, и опять, уже в который раз, во всем окажутся виноваты гугеноты, - смешливо фыркнул он.

Действительно, как мы уже говорили, колет нашего кальвиниста висел на спинке стула, а сам он был сейчас в  сорочке из тонкого беленого льняного полотна. Строго говоря, будь он закутан с головы до пят, подобно мавританскому принцу, или в халате на голое тело, разница невелика. Ожидать другого результата при встрече не приходилось. И все-таки Агриппа быстро сунул руки в рукава колета и застегнул его на петли, потом отворил перед барышней дверь, которая предательски скрипнула. Надо будет смазать петли.

- Идемте, дражайшая землячка.

+4

25

Изабель взяла корзинку с Бенджаменом, который свил себе в ней гнездо из шерстяного платка, завернулся поплотнее, зевнул и провалился в безмятежную спячку, благо программа по прыганью-беганью, шуршанию и скаканию была полностью отработана, приключения найдены, так что можно дрыхнуть с чистой совестью. Барышня попрощалась с дю Вентре, по прежнему стараясь не смотреть на его наряд:
-Спасибо Вам за помощь, месье дю Вентре и спокойной вам ночи, извините за доставленные хлопоты.
  Поблагодарив его ещё раз, девушка взяла под руку своего провожатого с намерением отправиться с ним в ту часть дворца, где располагались апартаменты Её Величества королевы Наваррской и размещался её двор.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-27 19:08:37)

+4

26

- Ну что, осел ты некуртуазный, - шепнул Гийом на ухо другу, - Будешь изображать галантного кавалера? Давай, только найди уж куда тебе деваться. Или лезь в окно. Я намереваюсь лечь спать и не собираюсь тебе дверь открывать туда-сюда по сорок раз на ночь.

И уже намного громче обратился к мадемуазель де Пардайан, - И вам, моя прелестная малиновка, доброй ночи. Смотрите снова не упустите своего хорька по дороге. И берегитесь, чтобы этот медведь не наступил вам на ногу, в темноте коридора.

С шумом закрыв за парочкой тяжелую задвижку двери, дю Вердье, помогая себе в этом нелегком деле крепкими белыми зубами, начал развязывать крепко стянутый узел на льняных простынях. Гасконец безбожно чертыхался при этом и поминал всех родственников чертовой бабки до десятого колена. Он не сомневлся, что Агриппа еще разбудит его, вернувшись после проводов своей певуньи. Потому-то постелив себе постель зажег недогоревшую свечу, при свете которой давеча д’Обинье читал. Книга была открыта аккурат на басне "Осел и лира".

- Как раз про Агриппу и его Атлантиду, - хохотнул парень, переворачивая страницу.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-01-27 20:42:34)

+3

27

Пара преодолела путь из места дислокации свиты короля Наваррского до покоев его супруги внешне без приключений и нежелательных встреч, минуя полуосвещенные сводчатые коридоры, галереи и витые лестницы, наконец мадемуазель и конюший Его Величества оказались перед дубовой дверью с прочными железными петлями в виде виноградных гроздьев ведущую в комнатку фрейлины.

Барышня крепко держалась за своего провожатого, другой ручкой удерживала край капюшона, закрывая лицо и немного тревожно оглядывалась по сторонам, но, слава богу, в коридоре был только слышен треск горящих пристенных факелов. Оказавшись возле своей двери Изабель откинула капюшон и вздохнула.

- Уф! Слава богу! Я так волновалась – девушка сняла с пояса ключ, истинное произведение искусства ажурной ковки, ибо в те времена все ремесленники были художниками – месье д’Обинье,  не будет нескромным… нескромным предложить Вам бокал горячего вина? У меня имеется такое жюрансонское с виноградников отца, какого нет во всем Бигорре, есть сахар, апельсины и корица, я за минуту сделаю на пламени свечи ваншо.* Не поймите меня неправильно, я просто хочу, как могу выразить Вам свою благодарность.

И вы, читатели, не поймите девушку неправильно. Молодой человек ей нравился и поэтому она хотела продлить время пребывания в его обществе, для двусмысленностей она была слишком простодушна и имела в виду только это. Изабель вспыхнула как вишня до корней русых волос, и чтобы скрыть смущение стала открывать дверь. Любой предлог будет хорошим если его воспримут благосклонно и будет плохим, если его не воспримут. Поэтому барышня волновалась, переживая что её сочтут нескромной, а ещё больше если откажут. Ключ никак не хотел поворачиваться в замочной скважине.

- Ах, да что такое…Видно я переволновалась и никак не могу открыть дверь. Попробуйте открыть дверь вы, месье д’Обинье.

ваншо

* ваншо - французское фонетическое произношение глинтвейна, напитка из подогретого вина с сахаром и пряностями.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-28 00:30:48)

+4

28

Чуть дрожащие от волнения пальчики королевской фрейлины были ни при чем. Ее попытка открыть собственную дверь была заранее обречена на провал, потому как около получаса тому назад по тому же самому коридору, где она находилась сейчас, проходили двое в самом приподнятом настроении - парочка дворян из свиты герцога Алансонского. Они прекрасно провели вечер и как раз возвращались к себе, в апартаменты рядом с покоями младшего принца, как вдруг услышали совсем близко, за углом, звук поворачивающегося ключа, а затем легкие шаги.

- Стой, - шепнул один другому, - поглядим, кому это кроме нас не спится.

Отступив пару шагов, они беззвучно скрылись в небольшой нише. Предмет их любопытства, ничего не заметив, прошел мимо них, причем прошелестел юбками и едва не задел их ноги краем плаща. Ночной гуляка оказался женщиной, то бишь гуляльщицей. Надо же.

- Ого! Ставлю тельца против яйца, перепелочка спешит к милому дружку! - хихикнул второй, когда легкие шаги удалились, - куда еще можно бежать ночью?

- Да наверняка. А ты ненароком не увидел лицо? Чертовски интересно, кто эта праведница?

- Нет, она была в капюшоне.

- Вот дьявол, досадно. А из какой двери выходила?

- Вон из той. Третья от поворота.

Оба вылезли из своего укрытия.

- Эта? Подшутим над пташкой. Сломаем замок, ей придется поднять шум. А мы дождемся и поглядим, что из этого выйдет. Нужна тонкая дага.

- Идея неплохая. Только бери свою, я не для того отвалил кучу денег оружейнику, чтобы получить на новеньком лезвии зазубрины.

В те времена дверные ключи были довольно большими, все-таки не от шкатулки. Тонкое, длинное лезвие в довольно широкую скважину проникло как по маслу. Несколько простых движений и готово. Открыть таким способом не выйдет, а повредить механизм можно.

Вот почему справиться с простой задачей у вернувшейся обитательницы не вышло.

Отредактировано Тень (2018-01-28 15:36:12)

+5

29

Кто, видя выражение лица девушки, мог допустить любую предосудительную мысль? Только безвозвратно испорченный хлыщ. Искренние порывы искажаются лишь в кривом зеркале. Агриппа понял все верно. Молодой гасконец улыбнулся, заметив смущение своей собеседницы, тряхнул темноволосой головой. Отказываться? И не подумает.

- Я полагаю и даже уверен, что после того, как мы в поисках Вашего четвероногого друга обрыскали четверть Лувра не хуже двух ищеек, наткнулись при этом на королеву Наварры, получили нагоняй от почтенной госпожи де Сарсер, сняли ее с высоты, а потом поднимали на высоту уже Вас, как пылкого любовника или циркачку, ничего предосудительного в бокале горячего вина уже нет. Тем более, если это жюрансон, да еще с апельсинами. Во всяком случае, я от такого предложения точно не откажусь, сударыня. Спасибо.

Подвиги он перечислил вполголоса, чтобы не перебудить всех спящих.

- Не можете открыть? Не удивительно, эти замки... Они постоянно заедают. Королевская резиденция совсем не безупречна. Забавно, правда? - Агриппа негромко хмыкнул.

- Вы уверены, что это тот ключ? - спросил сентонжец, заглядывая через плечо, - не перепутали ненароком? Так иногда бывает, пытаешься открыть другим, похожим. Кто знает, какие еще тайны хранит девичий пояс... - фраза невольно вышла слегка двусмысленной и юноша не сдержал улыбки.

- Да, давайте-ка мне. Возможно, здесь нужно просто приложить силу.

Он взял ключ из рук своей подопечной, передал ей свечу, которая освещала им дорогу, сам осторожно вставил ключ в скважину. Нет, ошибки вроде не было. Бородка ключа вошла в выемку легко, он точно подходил. Осталось только сделать поворот по часовой стрелке. Здесь и возникла загвоздка. Повернуть не вышло. Наш гасконец сосредоточенно нахмурился. Надавил сильнее. Не тут-то было. Ключ стоял намертво. Еще немного грубой силы и этот бесполезный кусок меди просто разломится. Неужто против часовой? Это было бы очень странно. Анатомия человеческой руки такова, что для правшей, коих среди людей большинство, намного удобнее крутить слева направо. Это всегда учитывалось при изготовлении замков. Элементарно градус вращения запястья намного больше именно в таком направлении. На всякий случай д'Обинье попробовал и наоборот. Бесполезно. Ключ просто не двигался.

- У меня два вопроса. А где Ваша служанка? И когда Вы уходили и запирали дверь, все было в полном порядке? Потому что сейчас замок сломан. Его не открыть, - гасконец оставил бесполезные попытки, развел руками и озадаченно обернулся на хозяйку комнаты.

+3

30

Молодой человек легко и просто согласился на приглашение выпить бокал подогретого вина с пряностями. Уголки маленького розового рта Изабель дрогнули от сдержанной улыбки, вызванной тем радостным чувством, которое испытывает человек, благополучно прошедший через шаткий мостик, перекинутый через глубокую бурную реку. Она была понята правильно и её не сочли нескромной.

Спутник молодой баронессы передал ей свечу и попытался открыть замок, ключ намертво застревал в замочной скважине и не желал поворачиваться ни в одну, ни в другую сторону. Замочная конструкция издавала скрип, подобный звуку трения сухого песка, все попытки юноши повернуть ключ были напрасными. Услышав вопрос о том, был ли в порядке замок, Изабель встревожилась.

- Я отпустила камеристку сегодня после обеда, она помолвлена с камердинером среднего сына графа Бюэей и у них завтра оглашение обручения в церкви. Я отпустила Катрин с её женихом на полтора дня и сказала, что справлюсь сама. Надо же девушке сделать прическу и накрыть стол, невозможно её не поддержать в этом деле. Я сама завтра собиралась отпроситься к тетушке чтобы поздравить обрученных. Так что, вы говорите, с замком? Да, когда я уходила все было в порядке. Я закрыла дверь и повесила ключ на пояс, у меня нет никаких других ключей.

Постепенно до неё дошел ужас создавшейся ситуации: она оказалась ночью в коридоре перед закрытой дверью и её репутация под угрозой, ибо скромные девушки все уже давно спят в своих постелях за закрытыми дверями и как она объяснит, что она здесь делает в столь поздний час. Известие, что замок сломан, окатило бедняжку как ведро студеной колодезной воды. Сердце ухнуло и забилось часто, как пойманный пескарик, вытащенный рыбаком на берег и страх хлестнул её холодным липким хвостом.

- Сломан? – спросила она, понизив голос, дрогнувшими похолодевшими губами – Господи! Кому это надо, причинить мне зло? И, может, эти люди где-то рядом и хотят посмеяться надо мной? Или у них ещё более ужасные намерения.

Полутемный коридор, освещенный пляшущим светом факелов, показался ей зловещим, а из сумерек ниш и лестничных переходов за ними следили внимательные недобрые глаза.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-28 22:44:01)

+4

31

Один из шутников, заслышав шаги, тайком выглянул из ниши. В темноте коридора пришедшие заметить его не могли, а вот сам он отлично увидел приближающуюся парочку. Когда те подошли на достаточное расстояние, чтобы узнать их, молодой человек чуть не присвистнул. Только нежелание быть застигнутым на месте преступления удержало его от этого поступка. Женщина все еще закрывала лицо капюшоном, а вот спутника легко было узнать. Ему даже показалось, что он услышал в негромком разговоре имя. Так оно и есть.

- Смотри-ка, эта язва из свиты Наварры, д'Обинье, вот так штука! - почти беззвучно шепнул он приятелю прямо в ухо, сдерживаясь, чтобы не забулькать от смеха, как водосток во время ливня, - Оказывается, пламенные кальвинисты тоже слеплены из плоти и крови. Ходят к фрейлинам, как и мы, простые смертные, слабые духом и телом "развращенные католики". В своих памфлетах кажется праведнее самого Кальвина, язык острее, чем лезвие моего куафера. А туда же!.. Вот они, гугенотские принципы. Не зря мы тут просидели, это того стоило! Поглядим, как вы, голубки, отопрете дверь!

+5

32

Ответ девушки Агриппе совсем не понравился. Наивно надеяться, что замочная конструкция, которая до того исправно служила, скончалась своей смертью прямо сейчас, при них, и эти скрипы были ее последними вздохами. Острым от природы умом молодой человек понимал каждый нюанс неприятного происшествия, возможные причины и следствия. Увы. Причем ввиду опыта много лучше, чем понимала Изабель, ибо некоторых вещей она себе по наивности не представляла. Сейчас нужно было обезопасить спутницу физически и попытаться спасти ее репутацию.

- Что это мы побелели? - Агриппа успокоительно коснулся ладонью девичьего плеча, - Вы же высоты не боитесь, а тут всего только чья-то глупая шутка. Нет уж, отставить панику, мадемуазель, - ответил он так непринужденно и уверенно, будто речь шла о туфлях, прибитых гвоздями к полу или стуле, перемазанном в вишнёвом клее. Ни напряженной позой, ни обеспокоенным лицом, ни лишней суетой д'Обинье не стал пугать барышню еще больше. Он был спокоен. Да, это может быть глупая шутка. Однако если все сделано с определёнными намерениями, шутники могут быть здесь, совсем рядом, и неизвестно, сколько их. Агриппа мысленно похвалил себя, что додумался взять в темноту коридора шпагу.

Нужен был план и немедленно. Порой озарения приходят чертовски вовремя. Кудрявую голову осенило внезапно, как в конце лета падает с ветки яблоко.

- А вот меры принять придется. Нет, можно уложить Вас в нашей с Вентре комнате, да боюсь моего красноречия не хватит, чтобы внушить особо глазастым, что у нас переночевал мальчишка-паж, а юбка им привиделась, - ухмыльнулся он, - Стало быть, если по-тихому никак, то я вижу только один выход. Поднять шум. Только действовать нужно быстро и не задумываясь. Просто делайте все, как я скажу. Слушайте очень внимательно. Сейчас Вы закричите, а я высажу дверь. Вопите что есть мочи, как это умеют девицы, не бойтесь. Зовите на помощь, да погромче, не жалея легких и всех кто тут спит. Ну что там у вас полагается в случаях, когда к вам ломятся? Давайте!

Он мазнул по двери быстрым оценивающим взглядом и приготовился.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-01-30 00:37:44)

+4

33

Мысли и чувства растерянной барышни, только что пришедшие в смятение подобно закружившимся в вихре птичьим перышкам притихли и улеглись от спокойного и уверенного голоса её защитника. С ним было надежно и умиротворенно как у теплого камина родного дома. Даже больше чем обращенные к ней слова ободрения и утешения на Изабель подействовал его голос, мягкий баритон, понижающий регистр до мурлыкающих ноток, каким он бывает, когда успокаивают перепуганных детей и животных. Надо слушать во всем своего заступника, делать все что он скажет, и она избежит беды и напасти.
Изабель поставила свечу на пол, сложила ладони рупором и послала крики в гулкую темноту коридора насколько хватило жизненной емкости её легких и тембра звонкого сопрано:
- Убивают! Караул! Режут! Помогите, разбойники жизни лишают! На помощь! Убиваюююют! Спасииите!
  Чистый женский голос раскатился по пустым коридорам и взорвался насмешливым серебристым эхом, отраженный от стен дворцовых лабиринтов.
Девушка выдохнула, подняла подсвечник с тускло мерцающей свечой, перекрестилась и обратилась к своему спутнику:
- Ну, помоги нам господи! С богом!

+3

34

- То, что нужно! - Агриппа едва не задохнулся от смеха, - уж поверьте мне, не у всех офицеров в бою столько голоса! Господь Вас щедро одарил, где только в Вас помещается такая мощь?

Умница-Изабель и правда выполнила указанное с таким усердием, что, кажется, дзынькнули мутноватые стекла в небольших окнах коридора, да и в апартаментах. Интересно, не решили ненароком в предместьях, что король задумал ночную охоту и играют рожки?

Прежде чем озвучить свой маленький план, юноша, чтобы не тратить усилия даром, успел проверить: дверь, к частью, открывалась внутрь. Иначе просто ничего бы не вышло. Что ж, придется испортить луврское имущество, а комнату завтра заново оснащать. Можно плечом, конечно, но будет дольше.

- А теперь нужно лишь представить кого-нибудь, кого терпеть не можешь. Отойдите от греха подальше.

Для разбега места не было, придется расчитывать на массу тела и средоточие удара. Д'Обинье примерился и выверенным движением заехал каблуком точно в замок, что только было мочи. Потом еще, еще и еще раз. Дверь вздыхала, скрипела, дрожала, как перепуганная девственница, наконец издала звук, будто желающая вызвать жалость старуха и распахнулась. Агриппа, не дожидаясь приглашения, нырнул в темноту девичьей горницы.

- А теперь раздевайтесь. Скорее!  Пока сюда не набежал народ. И ныряйте в кровать. У вас пара минут, пока кто-нибудь сообразит.

Пальцы привычно нащупали эфес шпаги, вторая рука скользнула за поясницу, где мирно дремала любимая дага. Юноша встал сбоку от двери, прижавшись спиной к стене и поджидая. Мало ли, кто сунется сюда.

+4

35

Получив тройку хороших уверенных пинков каблуком мужского сапога дверь вздрогнула, обреченно крякнула и распахнулась. Молодые люди вбежали в комнату фрейлины, хорошенькую и веселенькую как сама Изабель, потратившая много времени расставляя по полкам фаянсовые безделушки и украшая стены своими вышивками и драпировками. Но сейчас молодому человеку и барышне было не до оценки интерьера. Мадемуазель поставила на стол свечу и корзину с Бенджаменом и сняла плащ. Услышав указание раздеваться, девушка испытала острое чувство мгновенно вспыхнувшего стыда, но право, в данной ситуации лучше умереть от стыда перед своим спутником, чем от публичного позора молвы или глумления сидящих в засаде шутников. Изабель послушно вскинула руки, снимая с волос скреплявшую уложенные косы сетку, тряхнула головой и водопад шелковистых русых волос упал на спину, посыпались выхватываемые из прически роговые заколки, в угол полетели одна за другой легкие кожаные мягкие туфельки без каблуков похожие на современные балетки.
- Ах, пожалуйста, отвернитесь, месье д’Обинье - и юбки взлетели выше округлых колен с тем робким и игривым шепотом крахмального батиста, который через триста лет поэты назовут звуком «фру-фру» ставшим чувственным паролем изысканной женщины. Дважды щелкнул замок-пружинка простеньких белых подвязок, нитяные чулочки соскользнули с красивых женских ног.
- Ах, пожалуйста-пожалуйста, ещё нельзя, не смотрите - юбки падали одна за другой к ступням с тонкими лодыжками ворохом белых взбитых сливок утреннего десерта, свистнул шнурок, выдергиваемый из корсажа, детали принципиально отличавшейся от ужасного корсета.  Корсаж являл собой симпатичную курточку со шнуровкой, моделирующую фигуру и был очень гуманным вариантом.  Но мы отвлеклись.  И так, свистнул шнурок, выдергиваемый из бархатного корсажа со шнуровкой спереди.
-Ааа, да черт –  дрожащие от волнения  пальчики Изабель никак не справлялись с узлом шнуровки – черт, черт! – и она, переступив через ворох одежды, оставшись в одной нижней юбке и батистовой нательной блузке-камизе с широким воротом, открывающим ключицы и рукавами буфами выше локтей, надетой под злополучный корсаж обратилась к своему Вергилию:
- Месье д’Обинье, режьте этот проклятый шнурок на корсаже, он завязан на смерть! Не до церемоний, режьте! Со стыда умру после. И потом отвернитесь.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-01-31 00:38:08)

+4

36

Агриппа, насмешник и зубоскал, который был уже взрослым юношей, который еще совсем щенком много времени провел с солдатами своего отца, отнюдь не образчиками целомудрия и сдержанности, и провоевал почти всю свою юность с небольшими перерывами, Агриппа, которого уж точно невозможно было смутить обнаженным женским телом, почувствовал, что внезапно для него самого от этого приятного уху шороха на лицо набегает краска.

- Я не смотрю, - уверил он свою подопечную, слегка кашлянув, - Будьте покойны, меня здесь нет.

Одним из предметов интерьера комнаты было зеркало. Довольно большое, в красивой раме, из тех, к которым равнодушны мужчины и которые приводят в восторг дам. Перед таким хорошенькая женщина готова вертеться часами. Очень дорогая в те времена вещь, привилегия дамы высокой особы. Как мы помним, в подсвечнике горела свеча, та самая, из комнаты двух гасконцев, причем довольно крупная, с длинным фитилем, чтобы видно было хоть что-нибудь, а то попробуй почитай, когда светло примерно как в кротовой норе. Кроме того, занавески не были плотно задернуты, а луне заблагорассудилось выйти, так что часть комнаты заливал серебристый лунный свет, а по полу стелилась перламутрово-сливочная дорожка. Неплохая аллегория для поэта, однако мы сейчас упоминаем о смешении света вовсе не для того, чтобы сравнить с двумя течениями, теплым и холодным, или еще какой-нибудь философской дребеденью. Наоборот, мы очень практичны и только хотим сказать, что света, пусть и неверного, хватило, чтобы зеркало отразило всю очаровательную картину. Молочно-белые девичьи руки, тонкую, гибкую шею, изящные лодыжки с высоким подъемом, мелькнувшие из-под юбок не раз и не два.

Понятно, почему просьба "землячки", мягко говоря,  застала его врасплох.

- А, что? Ах, да, секунду, - отозвался молодой человек и покинул свой пост ради позиции еще более приятной.

Кинжал находился уже у него в руке, а движение привычным, что спереди, что со спины. Д'Обинье, глядя прямо в пылающее смущением лицо своей подопечной, мягким жестом отвел с тонких, теплых ключиц мешающие ему пряди волос. Шелковистые, длинные, они мерцали под пальцами. Можно было срезать узел, но тогда все равно придется расшнуровывать. Лезвие, только недавно заточенное, холодно сверкнуло, подцепило нижнюю петлю шнуровки и легко скользнуло наверх. Корсаж раскрылся, как раковина, и с шорохом упал к ногам барышни, оставив ее в одном полупрозрачном батисте. Агриппа демонстративно отвел взгляд.

- Ложитесь, быстрее.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-01-31 17:22:14)

+3

37

Юноша оставил на несколько мгновений свой пост у дверного проема, обернулся к Изабель, осторожно убрал с её плеч рассыпавшиеся русые пряди и разрезал шнуровку корсажа лезвием кинжала, в котором блеснул отраженный огонек свечного пламени, раздался короткий сухой треск вспоротого шнурка и корсаж раскрывший как тугой бутон тюльпана упал к ногам девушки, освобождая её стан. 
Тревога, следы пережитого страха, необходимость торопиться в ожидании скорого визита то ли дворцовой стражи, то ли недоброжелателей, притаившихся в лабиринте коридора, все эти переживания на несколько мгновений ушли, исчезли и растворились в чувственном трепете от его прикосновения и  нежности, мягкой и теплой как бархат, затопившей грудь, чуть сдавившей дыхание и заставившей дышать глубже. Огонь горящей восковой свечи отбрасывал на стену две тени, приникшие друг к другу, выхватывал из сумерек белый отложной воротник рубахи юноши, отражался золотистыми искрами в его карих глазах, которые в сумерках комнаты казались ещё темнее и взгляд его был удивленным и ласковым, как будто она поцеловала его, а он ещё не решил: понравилось ему это или нет.
Молодой человек отвел взгляд и Изабель вернулась в тревожную реальность, надо было спешить, с минуты на минуту на крики прибежит дворцовая стража и встревоженные обитатели Лувра.
- Ах, да, простите, конечно, сейчас все будет сделано.
Девушка бросила на стул ворох снятой одежды и юркнула в кровать, взметнув легкой батистовой юбкой и волной расплетенных кос. Изабель замерла под одеялом как раз вовремя: послышался гул голосов и топот бегущих ног.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-02-01 16:37:27)

+3

38

Прелесть мгновения - в его краткости. Оно испаряется, тает, как бы ни хотелось его задержать.

Действительно вовремя. В дверь, которая теперь не закрывалась, но продолжала держаться на петлях, уже просунулась первой круглая как тыква голова дежурного офицера, того самого, с которым д'Обинье посоветовал мадемуазель не связываться. Он, видно, обходил рассредоточенные по разным концам замка посты.

- Што слючился? - вопросил он с чудовищным швейцарским акцентом, - матемуазель кричать?

- А случилось то, сударь, что ваша смена плохо исполняет свои обязанности, - отчеканил Агриппа, появляясь из своего угла.

Он охотно использовал возможность отыграться и сыграл свою роль блестяще, без ложной скромности. Он набросился на вредного стража как дог на кабана. Он пылал праведным гневом, как неопалимый куст купины из Ветхого Завета.

- Плохо, говорю я, просто безобразно, а главное, очень медленно, черепахи обогнали бы вас! - в голосе юноши тысячей цимбал звенело возмущение, - Почему, скажите на милость, приходится исполнять ваш долг за вас?! Давайте уж я следующим разом встану в караул и буду знать, что это входит в мои обязанности?

Пока офицер опешил от такого внезапного поворота, Агриппа продолжил метать громы и молнии и ни в коем разе не сбавлял напора, не давая тому опомниться.

- Я шел по коридору. Услышал женские крики. Свернул со своего пути и бросился сюда. Обнаружил полуоткрытую дверь со сломаным замком и насмерть перепуганную девицу и уже обнажил шпагу. Однако, видимо, преступники почуяли, что их сейчас застанут и успели скрыться. Так скажите мне, любезный, какого черта творится в Лувре в Вашу смену, да еще в крыле, где расположены покои короля и королевы Наваррских?! Женщину едва не обесчестили, а Вы добираетесь, как из Нового Света! Кто вообще может чувствовать себя в Лувре в безопасности, когда ночная стража годна стеречь разве только ночных мотыльков, дьявол вас задери?!

В последнюю фразу было вложено столько презрения, что с лихвой хватило бы любому римскому легионеру во время победного марша. А ежели добавить сверкающий негодованием взгляд...

- Извините, мадемуазель, но разве я не прав? - обратился он к счастливо избавленной барышне, когда почувствовал, что тирада исчерпала запас даже его тренированных легких.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-02-01 12:32:04)

+3

39

Лейтенант д’Обинье, конюший Его Величества короля Наваррского был величествен и бесподобен во гневе праведном аки ветхозаветный пророк Моисей, разбивающий   в ярости каменные   скрижали, продиктованные ему господом на горе Синай   и с силой вваливающий народу иудейскому по первое число, когда он, Моисей, спустившись с вершины Синая обнаружил что этот незадачливый народец оставшись кратковременно без пастырского надзора учинил тихое безобразие в виде поклонения золотому тельцу. д’Обинье обрушил подобно грозному боговидцу громы и молнии на головы оплошавшей дворцовой охраны, его баритон привычный к военным командам обрел грозную звучность и звенящий металл, караульный офицер опешил от такого напора и в минутной паузе, взятой господином конюшим дабы перевести дух было слышно, как в первом круге Дантова ада Лимбе завистливо хмыкнул римский оратор Цицерон.
Господин конюший кратко и ёмко изложил, какое безобразие он усмотрел пока дворцовая охрана ловит ворон и шляется неведомо где и обратился к потерпевшей попросив подтвердить правдивость его слов. Потерпевшая сидела на постели, одной рукой трепетно прижимая к груди простыню, ниспадающую мягкими складками подобно застывшим волнам, очерчивая контуры её тела, другой дрожащей ручкой пыталась подтянуть спустившуюся тонкую батистовую блузку камизу на обнаженное молочно-белое плечо. С округлившимися от страха глазами в которых блестели невыплаканные слезы, с копной чуть взъерошенных волнистых русых волос рассыпанных по плечам она являла собой зрелище нежной испуганной невинности, подобно белоснежной козочке окруженной стаей разъяренных волкодавов.
- Ах. месье д’Обинье, страшно представить, что было бы, не появись Вы вовремя. Я проснулась от звука поворачивающегося в замке ключа, кто-то пытался открыть дверь снаружи. Затем послышались удары, дверь выбили, а дальше…дальше я услышала звуки удаляющихся шагов, видимо месье д’Обинье вспугнул разбойников.
И Изабель заплакала искренне, по-детски, всхлипывая и поскуливая, уткнувшись в простыню.
- Страшно представить, что было бы, если бы Вы, месье д’Обинье не пришли мне на помощь! Как я Вам благодарна!

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-02-02 09:51:47)

+3

40

- Еще неизфестно, не фы ли ломились в комнату матемуазель! И еще не изфестно, какое там целомутрие... А может, матемуазель только фас и жтала. Много тут в Луфре таких тобротетельных там, - не замедлил ответить Агриппе пузатый, как винная бочка швейцарец, не собирающийся выслушивать претензии от этого гасконского выскочки. Подумайте - по девкам он не может без шума пройти. Ну так нечего и им, честным служакам, пенять. Гвардеец гордо вскинул круглую, как тыква, голову, облаченную в блестящий яйцеобразный шлем.

При этом высокий, пузатый швейцарец с удовольствием оглядел полуголую девчонку. Конечно, она прикрылась, как могла. Но молочно-белые плечи и приятные округлости под простыней не могли не полакомить взора блудливого наемника.

- Тем полее молотенькие фрейлины, - не мог не припечатать швейцарец, пожирая глазами новенькую фрейлину и только что не облизнулся, как кот на сметану. При этом пригладил светло-пшеничные усы, торчащие, как у взмыленного кота.

Этот капитан королевских швейцарцев давно знал друга и соратника королевского зятя и от всей души недолюбливал его. Некогда д'Обинье перешел ему дорогу, уведя хорошенькую цветочницу с набережной Железного Лома. С тех пор капитан швейцарской стражи не упускал случая сделать соратнику Наваррского короля ту или иную мелкую гадость. Он бы сделал и крупную, но как-то не представлялось случая.

Зато уж не пустить в Лувр в свое дежурство припозднившегося д'Обинье, под предлогом, что он не узнает его в темноте, было любимой забавой этого красномордого наемника.

Отредактировано Тень (2018-02-01 22:36:39)

+4

41

- Не представляю, какой порядочный человек просто прошёл бы мимо, сударыня, поэтому не нужно меня благодарить. Я сделал, что должен был, вот и всё, - ответил девушке д'Обинье с коротким вежливым полупоклоном в ее сторону, причем скромно опустил ресницы, но воздержался от улыбки, просто чтобы та не получилась слишком многозначительной. Сейчас тут будет еще много народу, так что он предпочел сразу сохранить серьезный вид.

Однако слова швейцарца, долетевшие до его ушей, заставили лицо юноши вспыхнуть, а глаза опасно сверкнуть. Гасконцы закипают мгновенно, им достаточно какой-нибудь чепухи, а сейчас оскорбление было тяжким.

- Что ты сказал? Ах ты, хряк швейцарский! - произнёс он тем низким, тихим голосом, который любой мало-мальски соображающей особи кажется куда мощнее крика, - А ну возьми свои слова обратно. Живо. Иначе я не просто запихаю их тебе в проспиртованную глотку, а превращу тебя в борова, если, конечно, языковой барьер тебе позволяет понять, в чем тут разница! Ну, да я тебе сейчас живо объясню, причем наглядно! Сперва вытолкаю отсюда взашей, за дверью отрежу твой длинный язык, потом уши, а потом еще что-нибудь. Не могу назвать все своими словами при женщине.

Уши можно было заменить на глаза, потому что кроме мерзких речей скотина, видно, позабыв, что находится не в борделе и перед ним дочь дворянина, позволила себе еще и открыто ощупывать хозяйку комнаты похабным взглядом.

Агриппа сделал шаг вперед и уже готов был взяться за дагу.

+4

42

Гийом, который, в отличие от своего друга, не был большим поклонником Эзопа, стал было уже засыпать за чтением. Агриппа задерживался. Но шум выбиваемой двери и крики, что раздавались из луврских коридоров, разбудили парня.

- Неужели какая-то заварушка? - пронеслась в кучерявой голове дю Вентре тревожная мысль. В памяти каждого парижанина еще были свежи события ночи святого Варфоломея. Да и локальные инциденты в коридорах королевского дворца случались с удивительной регулярностью, а где-то там был его друг. Молодой гасконец, быстро натянув штаны прямо на ночную сорочку и сунув ноги в башмаки, со шпагой наперевес побежал на шум. Первое, что предстало перед глазами юноши, это была распахнутая настежь дверь в комнату их давешней знакомой. Но было и другое - Агриппа, норовящий вот-вот сцепиться с капитаном королевских швейцарцев. Не интересуясь, что послужило причиной, молодой человек, бросился между ссорящимися, развел обоих неприятелей руками в стороны и горячо произнес:

- Господа, да вы с ума посходили! Мало того, что католики того и гляди норовят сунуть добрым протестантам дагу в брюхо, так еще и мы сами начнем резать друг друга? Неужто мы тут, в оплоте католичества, начнем враждовать попусту?

Отредактировано Маргарита де Валуа (2018-02-01 23:50:40)

+4

43

Изабель, услышав обвинение в том, что это якобы Обинье ломился в её комнату и выведенная из себя наглым взором швейцарца, скользнувшим по ней как холодный гадкий уж, моментально забыла роль испуганной жертвы и южный задиристый темперамент взял свое.

Слезы  мгновенно высохли, баронесса Пардайан  поплотнее закуталась в спасительную простынь, сощурила глаза и спокойно посоветовала толстому щвейцарцу готовому сцепиться с конюшим короля Наваррского подобно паре разъяренных котов на ночной крыше:

- Господин капитан, а вы лейтенанта Обинье попробуйте рогами забодать. Судя по вашему гневу рожища-то он вам накрутил такие что вы ими яблоки с веток сшибаете. Ну какая  нужда была лейтенанту ломиться ко мне если бы я его ждала, мусорная ваша голова? Какая ему вообще нужда к женщинам ломиться и брать силой то, что ему дают охотно по доброй воле? Это у вас с женщинами проблемы, то-то вы пялитесь на дочь барона, старого воина, героя битвы при Гравелине, как на какую-то служанку. Так что вперед капитан, в атаку на лейтенанта Обинье и рогами его, рогами. Ату, ату его, Минотавр.

И затем Изабель обратилась к другу д’Обинье:

- Видит бог, месье дю Вентре, я не желаю кровопролития в своей комнате, я не желаю, чтобы ваши единоверцы схватились в дуэли, у меня самой кузены Пардайан офицеры в армии короля Наварры, а родной дядя протестант был мученически убит солдатами маршала Монлюка во время резни в Терробе. Но судите сами, месье. В мою комнату кто-то ломился снаружи и пытался вскрыть замок – Изабель сделала упор на фразу чтобы молодой гасконец понял в чем дело – затем дверь выбили. Я закричала, месье д’Обинье поспешил на крики и вспугнул негодяев. А вот этот капитан дворцовой стражи, эта пивная немецкая бочка, залитая под затычку топленым салом, обвиняет месье д’Обинье в намерении учинить надо мной насилие, затем меня и месье лейтенанта в блудодеянии, без всякой логики с первым утверждением и вдобавок пялится на меня как пес на окорок вместо того чтобы выполнять свои обязанности дворцового стража и следить за порядком. Негодяй и нахал этакий!

И Изабель завернувшись в простыню, как античная гречанка в пеплос, указала на швейцарца. От гневного жеста импровизированное одеяние соскользнуло, барышня ойкнула и снова задрапировалась льняной тканью до самого подбородка.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-02-02 11:02:14)

+2

44

Еще больше наливаясь густой краснотой от оскорбления, которое ему нанесла дерзкая девчонка, капитан королевских швейцарцев процедил:

- Как хорошо фы, матемуазель, осфетомлены о похоштениях коспотина т'Опинье! Не потому ли, што сами этим молотым коспотином интересуетесь и успели фсё расфедать, как это у фас, шенщин, фотится? Мошет, фы его просто покрыфаете, а? Мошет фы и не снали, кто пытается к фам проникнуть, поэтому, ясное тело, испугались и сакричали, отнако уфидеф, кто это, перетумали. Я, снаете ли, кое-што ф этом смыслю, хоть фы и сомнефаетесь. И фаша зафидная осфедомленность о том, что т'Опиние не имеет проплем с дамами, на мой фсклят, кофорит, что вы лишь одна из них, - приосанился толстяк.

Будет еще каждая придворная юбка оскорблять его, честного солдата и неотразимого мужчину. Понимала бы! Одни его усы и кираса рождают трепет в сердцах женщин, знающих, что такое любовь настоящего самца. В этом наемник был абсолютно уверен. А тут какая-то тощая гасконка усомнилась в мужской харизме бравого вояки! Швейцарец был так зол, что даже чуть-чуть поумнел от возмущения: связал вышибленную дверь с тем, на чьей стороне девчонка и сделал вывод, что наверняка у нее отношения с этим рифмоплетом-выскочкой. Которого, не взирая на всю воинственность Агриппы, швейцарец нисколько не испугался:
А фы, сударь, не хватайтесь за тагу и глазами тут не сферкайте. У меня тоже есть и тага, и шпага. Но если один из нас окашется прирезан в покоях этой тамочки, то ее репутации притет заслуженный конец. Фпрочем, я фас и так кулаком в стену фпечатаю и останетесь своей любовнице на память. Как украшение интерьера.
Появление Гийома и вовсе ошарашило красномордого стража:
- А это еще что за миротфорец? - поразился гвардеец, стараясь отодвинуть дю Вентре и дать-таки наглому задаваке д'Обинье в челюсть.

+4

45

Агриппа сперва поддался урезонивающей деснице дю Вентре. Или это была, наоборот, шуйца, то бишь левая рука, черт ее знает. Во всяком случае, он отступил, правда, крайне неохотно и его взгляд, поблескивающий исподлобья, не обещал ничего хорошего швейцарской дубине. Не сейчас, так потом. Таких остолопов нужно силой учить, иначе до них не доходит. Слишком толстая шкура, а содержимое черепушки размером с грецкий орех.

Собственно, д'Обинье лишний раз в этом убедился, когда капитан вместо извинений позволил себе продолжить изыскания. Было буквально слышно, как в его тупой башке крутятся шарики, похожие на крупную дробь, и противно скрипят от непривычного усилия, как ноготь по стеклу. Нет, это уже невыносимо. Отвечать юноша и не подумал, это было ниже его достоинства.

- Ну вот что, хватит. Этак ты перетрудишь мозги. Тебе с твоей единственной извилиной это вредно. Пошёл вон отсюда, туша, в тебе тут больше не нуждаются, - внешне спокойно посоветовал д'Обинье швейцарцу.

Причем наш гасконец был так любезен, что охотно помог вояке исполнить собственный совет. Недолго думая и без тени сомнения, пользуясь эффектом неожиданности, Агриппа изо всех сил толкнул хама обеими ладонями в грудь, в сторону злополучной двери, причем вложил в этот толчок всю свою ярость. Проблема заключалась в разнице их сложения. Жилистый и крепкий молодой гасконец весил фунтов сто семьдесят, а любитель эля - около двухсот шестидесяти, то есть раза в полтора больше.

+4

46

Швейцарец получив тычок в грудь, успел ответить. Сжав в кулак свою мощную ладонь, капитан засветил этим кулаком куда-то в область головы своего обидчика. Но смог ли он добиться своей цели, нет ли, наемник не понял. Повинуясь законам физики, его огромная туша, которой гасконец так удачно придал ускорение, вылетела в распахнутую дверь.

- Чьёрт бы тепя попрал! - выплюнул толстяк Агриппе, шмякнувшись о стену.

Столь недружественные действия требовали немедленной обороны и капитан выхватил оружие. Он был готов к бою. Но увидев, что в коридор за ним выскочили и оба дворянина,* счел за лучшее убраться восвояси. Можно было, конечно, помериться силой с этими выскочками-рифмоплетами, но рядом были покои и других дам и господ. И эту драчку мог заметить любой из них. Потому-то как ни туп был наемник, но одно он понимал - драка с двумя дворянами из свиты королеского зятя для Луврского охраннника не то, что пойдет на пользу его службе.

- Фы меня еще попомните. Путете хотить и оклятыфаться, - зло прищурясь, прошипел офицер на прощание и скрылся в темноте.

Скрытый текст

С обоими соигроками согласованно. http://arcanumclub.ru/smiles/smile285.gif

Отредактировано Тень (2018-02-02 22:42:01)

+4

47

Гийом, видя, как его друг выкинул швейцарца в коридор, выскочил за ним следом со шпагой наголо.

- Святая пятница! - вскричал дю Вентре, - Если ты начнешь тут буянить, я проткну твою тушу и скормлю дворовым псам!

Надо было защитить друга, остальное не имело никакого значения для гасконца.

- Убирайся на свой пост! И чтобы я твоей туши тут не видел, - угрожающе наставил шпагу на обозленного вояку придворный наваррского государя, - Скандал не в твоих интересах.

Дю Вентре готов был пустить в ход и шпагу, однако не взирая на весь свой горячий нрав, понимал, что сейчас не время устраивать потасовку. Лишь поэтому он не стал преследовать ретировавшегося дурня.

- Посмотри, сюда никто не идет? - повернулся раскрасневшийся молодой человек к д'Обинье, с тревогой вглядываясь в полумрак коридора.

Отредактировано Гийом дю Вентре (2018-02-02 23:08:20)

+4

48

Слава богу, до битвы с применением холодного оружия  не дошло и дело ограничилось небольшим мордобитием, ибо в сложившейся ситуации чем меньше шума и лязга металлом в комнате фрейлины Её Величества, тем лучше. Господин конюший короля Наваррского попросту вышиб тяжеловесного капитана дворцовой охраны внушительным толчком в грудь, как вышибают из трактира безденежного скандального кабацкого завсегдатая. Капитан трусливо покинул поле боя не рискнув схватиться в дуэли с двумя разгневанными вооруженными дворянами.
Изабель воспользовалась кратковременным отсутствием мужчин,  чтобы привести себя в возможный пристойный вид: быстро набросила домашний утренний халат – рокетти, легкое батистовое бирюзовое творение парижской швеи, отделанное кружевным шитьем (слово пеньюар изобрели в галантный век Людовика XV, но по сути в описываемую нами эпоху он представлял собой то же самое), скрутила волосы в жгут, уложила в узел, наспех закрепила сооружение ажурным костяным гребнем, сунула ножки в домашние туфли и выпорхнула в коридор доказав миру что женщина может, если надо раздеться и снова одеться за пару минут.
- Ах, месье д’Обинье этот негодяй вас не ранил? Какой мерзавец!  Что мы с вами выслушали! По нем веревка плачет. Господи, да у вас ссадина – щебетала Изабель без особых церемоний отводя с виска пряди черных вьющихся волос юноши   - вот тут, на виске и на скуле. Идем ко мне, я промою рану и обработаю терпентиновым маслом. И не возражайте! Пойдет воспаление, оно вам надо? Это лицо. И не говорите, что это пустяк.
Терпентиновое масло великое изобретение Амбруаза Паре, прорыв в медицине. Страшно представить, что до изобретенной им техники обработки ран, применяемой по сей день, раны заливали кипящим маслом, сыпали золу и что только не делали, причиняя невыносимые страдания и без того страдающему человеку. Терпентиновое масло, иначе скипидарное, обладает прохладным ментольным эффектом, чуть-чуть пощипывает и является естественным местным обезболивающим.
- Пойдёмте ко мне, господа, надо обработать рану, я вас так не отпущу – и девушка решительно взяла под руку молодого человека.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-02-03 19:53:30)

+2

49

Королева Наваррская почивала. Маленькая ладонь покоилась под румяной ото сна щекой. Каштановые волосы разметались по подушке, легкое дыхание мерно и спокойно поднимало и опускало прикрытую кружевной пеной грудь, полуоткрытые губы улыбались, а из-под накинутой лёгкой душистой простыни виднелась розовая ступня. Если бы Джорджоне искал сейчас натурщицу для своей "Спящей Венеры", то не сходя с этого места схватился бы за кисти и краски. Разве линии тела спящей были намного изящнее, чем изобразил на своей картине гений.

Только эта идиллия в один момент прервалась, потому что заслышав шум, Маргарита мгновенно проснулась и испуганно вскочила на постели, поджав ноги под себя. Год назад, после ночной резни, ее, помнится, какое-то время мучили кошмары. Она опять и опять видела юношу, всего в крови, которого преследовала разъяренная толпа и который падал к ее ногам, умоляя о спасении*. Вскоре кошмары прекратились, однако спать она стала достаточно чутко.

- Что случилось? Жийона, ты слышала? Что происходит?

Верная фрейлина, которая спала на кушетке там же, в будуаре своей госпожи, испуганно пожала плечами.

- Не представляю, Мадам. Вы же знаете, чего только не случается в коридорах. Ложитесь. Стража разберется.

- Но крики были женские. И совсем рядом. Что если необходима срочная помощь, а мое положение сможет помочь? Вот, опять какой-то стук и громкие голоса. Идем и посмотрим.

К окончанию этой речи ножка принцессы Валуа уже была решительно спущена с постели на возвышение, где располагалась кровать. Спорить было бесполезно.

Не нужно думать, что королева брала на себя роль архангела Михаила или только и делала, что искала нуждающихся, нуждаясь в лишних приключениях. Вовсе нет. Она всего лишь была женщиной. Она знала по себе, каким хрупким и беззащитным телом снабдила женщин природа и как порой хочется рычать волчицей от собственного бессилия. Мужчины могут защитить себя. Женщине разве что огромная сила духа способна дать неожиданную физическую силу там, где она бывает так нужна.

Набросив халат на тонкий батист, облекающий легкой газовой волной ее тело, на ходу запахивая полы, она вышла из покоев, минуя своих двух гвардейцев-алебардщиков. Те, конечно, и шагу не сделали на шум, ибо были приставлены к апартаментам королевы и только к ним. За спиной молодой государыни семенила Жийона, которая не бросила свою отважную, но безрассудную госпожу.

- Мадемуазель Пардайан, Вы? Изабель, надеюсь, с Вами все в порядке? Я слышала крики и шум.

Естественно, что как патронесса, супруга Генриха Наваррского чувствовала ответственность за девушку, поэтому первые вопросы были именно о ней. Более того, назвав ее по имени, Маргарита ясно продемонстрировала свое искреннее волнение.

- Господа д'Обинье и дю Вентре, и вам тоже не спится? Кто-нибудь мне объяснит, что происходит?

Скрытый текст

*Дюма не придумал этот эпизод. Разница только в личности спасенного, в реальности это был юный Габриэль де Леран, который сбежал из устроенной Нансеем во дворе Лувра ловушки и бросился в единственное место, которое знал - к апартаментам Наваррских.

+2

50

В коридоре раздались легкие женские шаги и перед молодыми придворными и фрейлиной в трепещущем пламени факелов, укутанная в шелка и пену кружев, предстала в сопровождении своей компаньонки сама королева Наваррская, Её Величество спешила и шелк легкого халата от стремительной походки струился волнами и очерчивал тонкими линиями колено и бедро. Изабель убрала руку с локтя д’Обинье и обернулась к молодой королеве.
- Ах, Ваше Величество! – в голосе девушки были искренние слезы и отчаяние, в самом деле, к ней кто-то ломился, и ей не известно, с целью поглумиться или с намерением учинить над ней насилие, не зная, что её нет в комнате – Ваше Величество! Я проснулась услышав, как кто-то снаружи взламывает дверной замок, затем дверь выбили, я закричала. К счастью, господь не допустил преступления, на крики поспешили придворные Его Величества, Вашего супруга и вспугнули злоумышленников. Месье д’Обинье получил рану, взгляните. Мадам, прошу Вас, зайдите в мою комнату, в коридоре опасно, кто знает, где эти негодяи и какие у них намерения.

Отредактировано Изабель де Пардайан (2018-02-04 11:50:49)

+3

51

- Успокойтесь, милочка, пока здесь я, волноваться не о чем. Ломились в комнату? - лицо Маргариты отобразило неприятное удивление.

- Какая дикость! - с истинно итальянской импульсивностью воскликнула она, - даже если подгулявшие дворяне перепутали дверь и не имели целью проникнуть в чужую комнату, это совершенно недопустимо, не говоря уже о злонамеренной выходке. Мы в Лувре или в придорожном трактире средней руки? - маленькая ножка, обутая в сатиновую ночную туфлю, недовольно топнула об пол, - В резиденции находится король Франции, более безопасного и охраняемого места не найти в королевстве. А о какой безопасности может идти речь, если девица благородного происхождения из моего дома не может спать спокойно? Причем, заметьте, в непосредственной близости от моих собственных комнат и комнат моего мужа! Я сожалею о таком неприятном происшествии, мадемуазель, и мне стыдно, что подобное возможно в резиденции Валуа. Я завтра же утром первым делом пойду к брату. Ему нужно срочно озаботиться порядком во дворце хотя бы так же, как он заботится о дисциплине и безопасности на своей псарне. Желать большего я уж и не дерзаю, - с розовых губ сорвался вздох. Маргарита предвидела итог будущего разговора, однако вдруг Карл под влиянием мимолетной причуды прислушается, а не отмахнется и не отшутится? То, что зависит от нее, она намеревалась сделать.

Что греха таить, хотя со времен Средневековья утекло уже столько воды, но до сих пор не все и не всегда считали необходимым ограничивать свои низменные инстинкты.

На слова девушки о том, кто именно ее спас, королева улыбнулась.

- Да. Я уж вижу. Надо же, какое совпадение! Опять Вы здесь, месье Праведник. Только на сей раз еще и с другом. Выходит, господа, что сегодня вы герои. Что ж, сударыня, обработайте ссадины своему спасителю, - итальянские миндалевидные глаза чуть насмешливо посмотрели на д'Обинье, - Есть у Вас чем? Ежели нет, зайдите, я могу одолжить из своего довольно обширного арсенала. А как закончите, жду Вас у себя. Мадемуазель де Ториньи Вам приготовит постель в моем кабинете. Доброй ночи, господа, - с лукавой улыбкой молодая королева развернулась.

+3

52

Во взгляде Агриппы на секунду мелькнула безнадежность. Вот почему Мадам не спится на ее шелковых простынях? Ну, подумаешь, пошумели немного. И что с того? Но нет, нужно было непременно встретиться именно с Маргаритой, причем второй раз подряд.

- В самом деле, Ваше Величество совпадение, - буркнул он, выказывая королеве необходимый знак почтения в виде поклона, - можно было бы просто новеллы писать. Только вот незадача, мы с дю Вентре живём неподалеку от апартаментов государя, а мадемуазель рядом с Вашими покоями. И поскольку покои рядом, то, увы, ничего удивительного нет в том, что на крики выскочили именно мы. Ну и Вы, Мадам, тоже поспешили, как воплощение заботливости.

Когда все необходимые формальности были соблюдены, благодарности высказаны, дверь в покои жены Беарнца закрылась, а друг-приятель, многозначительно подмигнув, (кто бы сомневался) растворился в темноте коридора, наши двое, как и договорились прежде, направились в комнату юной жертвы ночного происшествия.

Сгоряча д'Обинье почти не заметил, что швейцарская дубина успел-таки заехать своим кулачищем по скуле. То есть, сам удар он, конечно, ощутил, но вскользь. Только когда Изабель озвучила заработанные им только что "знаки отличия", они тут же начали неприятно саднить. Землячка верно предугадала: такая ерунда по мнению нашего гасконца не стоила ни малейшего внимания и он, конечно, напрочь отказался бы ее обрабатывать. Впрочем, учитывая, что на бокал гипокраса наш гасконец уже согласился, другого выхода не было. Придется позволить.

Эпизод завершен.

Отредактировано Агриппа д'Обинье (2018-02-07 17:41:01)

+2


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Тщетная предосторожность. Лувр, август 1573 год.