Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » В чужих руках кус за ломоть. Июнь 1576 года.


В чужих руках кус за ломоть. Июнь 1576 года.

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Участники: Этьен Лефевр, Дидье Морель , Луи де Клермон и некоторые другие.

Отредактировано Луи де Клермон (2018-01-14 16:15:49)

+2

2

Раннее июньское утро в парижском предместье было удивительно теплым и солнечным. Природа только пробуждалась, солнце не успело еще напоить землю иссушающим зноем. Птицы весело приветствовали новый день, а в канавках и оврагах клубился туман, похожий на облака пара на кухне, когда кипит вода в котлах.  Два парня, по виду явно слуги знатных господ, стояли на дороге и смотрели, как в клубах пыли в лесу скрывается охота. Один из них, коренастый пузатый блондин лет двадцати двух, потер нос, очень похожий на небольшую репку, и обратился к стоящему рядом с ним ладному брюнету с лукавыми карими глазами:

  - Скажи-ка, Дидье, твой сеньор тоже велел тебе от домика ни на шаг?

Голубые, чуть выпученные глаза рыхлого блондина выражали несомненную тоску перед лицом этого факта. Парню хотелось использовать свободное время иначе. Сходить в ближайшую деревню, выпить там, закусить, может, познакомиться с местной пейзанкой и отвести ее на сеновал...
Но граф строго-настрого приказал ждать его в домике. Этьен был уверен, что это его злосчастное невезение всему виной.

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-01-14 19:35:29)

+4

3

Дидье кивнул. Ему тоже не хотелось сидеть тут весь день, а что делать?

- Ну конечно мне отлучаться тоже не велели, - нормандец пожал плечами. - Нет, что и говорить, разумеется, время можно было бы и поинтереснее провести, но всякое может быть. Неизвестно, когда господа вернутся. И что, застанут пустой домик? Я тебе так скажу, ищи плюсы. Работать же тебя не заставляют, верно? Сиди себе да баклуши бей, хочешь - спи, хочешь - песни ори. Никто не ругнет, лес же вокруг. И никто поручениями не дергает. Причем, заметь, день все равно оплаченый. Да еще и на свежем воздухе. Красота!

Парень завёл за затылок руки с переплетёнными между собой пальцами и с удовольствием потянулся, потом пошарил за пазухой, вынул два яблока. Одним с аппетитом хрустнул сам, другое протянул Этьену.

- Будешь?

+4

4

Глаза Этьена загорелись при виде яблока, как всегда загорались при виде пищи. Поесть этот сдобный толстяк любил.

- Хахибо, - поблагодарил парень с набитым ртом, с хрустом откусывая от ароматного плода. Где-то с полминуты он с хрустом и почавкиванием уничтожал яблоко, ухитрившись заляпать сладким соком подбородок. И вот наконец от плода не осталось и огрызка. Пока слуга Бюсси ел яблоко, он с интересом оглядывал своего собеседника. Цепкие глазки Этьена не упускали ни одной детали туалета чужого слуги.

- А скажи-ка, - напрямую поинтересовался сын папаши Лефевра, с возрастающим интересом разглядывая жилет из тонкой замши, надетый на Дидье, - Это тебя твой синьор так одевает? Или какая премия?

Конечно, такие вопросы были не очень-то корректны, но на правах камердинера родственника господина Дидье Мореля* Этьен счел для себя возможным спросить напрямую. Без экивоков.

Скрытый текст

* Господин Дидье Мореля женат на сестре Клермона.

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-01-18 22:54:24)

+3

5

- А, это? - Дидье небрежно заложил пальцы за вырезы пресловутого жилета, будто ему и дела нет до своей обновки. Конечно, это было не так. Надел, чтобы пофорсить. Мало того, что вещь пошита была из недешевого материала, так еще имелись и пуговицы. Ах, эти пуговицы! Медные, идеально круглые, выпуклые. Они горели огнем, будто нормандец нарочно их начищал целую неделю.

- Можно сказать, повезло. Оказал господину небольшую услугу, он и подарил. Сбежал у него любимый  пес. На прогулке, в полях. Припустил за кем-то и на опушку, а там и в лес ушел. На зов не выходит. На свисток тоже. Очень сеньор расстроился. Собрал слуг искать, да и сам с ними пошел. А посчастливилось найти мне. Животина попала в глубокий овраг и не могла выбраться. Я лёг на брюхо, палку спустил и вызволил. Вот и отблагодарили.

+4

6

Этьен, будучи по натуре своей довольно завистливым, ощутил весьма ощутимый укол этого малоприятного чувства. Жилет несомненно поднял бы его котировку у местных булочниц и цветочниц.

К этим прелестницам наш незадачливый жуир давно пытался подбить клинья. Только коварницы не баловали графского камердинера своим вниманием.

Разговоры с чужим слугой убедили парня: надо брать свою судьбу в свои руки. Эта мысль не давала покоя сыну папаши Лефевра.

Все его мысли эти дни были лишь об одном - что сделать, чтобы и Бюсси наградил своего слугу?  Парень стал задумчив. Это снова сыграло против него - прозвище "спящий кабанчик", которым когда-то наградил его граф, стало в эти дни его вторым именем.

И вот, наконец, блестящая идея посетила круглую как шар голову анжуйца. Однажды, когда Клермон, как всегда, возился со своими соколами, Этьен решил, что сначала тайно похитит одну из соколиц, красу и гордость господской соколятни, да так, чтобы все решили, что она улетела, а потом "поймает" ее. Тогда он точно заслужит награду.

Оставалось ждать... Дело осложнялось тем, что графский сокольничий вечно дневал и ночевал на соколятне.

Этьен твердо решил действовать, призвав на помощь всю свою изобретательность. И она его не подвела. Действовать стоило в сумерки и в отсутствие сокольничего.

Еле дождавшись вечера, воспользовавшись тем, что граф где-то кутил и не мог в любой момент его позвать, а графский сокольничий ушел поужинать,  парень предпринял тайную попытку пробраться на соколятню.

Сначало всё шло отлично, но в последнюю минуту удача изменила новоявленному авантюристу. Как назло, у поворота на соколятню рядом с кустом цветущего шиповника навстречу искателю счастья вышел синеглазый нахал Жак Бонне.

Нужно было срочно что-то предпринять, чтобы не попасться на глаза этому несносному задаваке. Этьен не придумал ничего лучше, чем попробовать укрыться в пышной зелени дикой розы. И тут же в мягкую плоть раскормленного камердинера вонзились миллионы колючек. Парень непроизвольно взвизгнул.

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-01-21 23:15:28)

+4

7

Жак только что вернулся после поручения господина, поэтому общую для дворни трапезу пропустил и сейчас шел на кухню в частном, так сказать, порядке. Он имел право на отдельный ужин в таких случаях и охотно своим правом пользовался. Поджарое тело парня могло вместить столько еды, что совершенно непонятно, куда только оно всё девается. Пшеничная голова графского слуги была озадачена серьезными размышлениями: что нынче на ужин? У Клермонов жилось хорошо, очень сытно, потому как хозяева придерживались мнения, что голодные работники и работают соответственно. Адски непросто пристроиться настолько козырно, за такое место в Париже и убить легко могут. В доме всегда имелась густая, ароматная похлебка с большим ломтем хлеба, незрелый сыр, молоко, вкусное масло, потрошка, а то и пироги. Конечно, не из господской муки, но очень уж вкусные. Было и молодое, кисленькое винцо, по обычаю разбавляемое водой, потому как, опять же, никому не надо, чтобы челядь за животы держалась и отсиживалась в отхожих местах вместо работы.

В общем, Жаку было о чем размечтаться и что предвкушать распевшимся с голодухи плоским брюхом, если бы в мечтания не ворвался поросячий визг, как ворона в голубятню.

- Вроде свиней на завтра забивать не собирались да и поздновато, - рассудил синеглазый и твердым шагом направился к источнику звука. Раздвинул ветви, чтобы не расцарапать руки.

- Это кто у нас тут? Этьен, ты, что ль? Чего здесь забыл, а?

+4

8

- Везде-то этот Жак поспеет, - злобно подумал Этьен, испуганно озираясь.
- Я тут, - уклоничиво ответил графский слуга, - Иду по своим делам.

И  уже намного увереннее добавил, - А тебя они не касаются! Я ж не спрашиваю куда ты шляешься вечно... Ну и ты в мои дела не лезь, - сказал как отрезал сын папаши Лефевра. Нехватало еще чтобы Жак сунул свой нос в его дела и развалил столь блестящую идею. Скажет еще потом, что камединер ошивался у соколятни. И вместо награды парень получит кнут, а то и увольнение. Срочно надо было отвести от себя подозрение и Этьен приосанился, - На свидание может иду. И что? Не гоже своими похождениями хвалиться.

- Вот как я лихо выкрутил, - подумал довольный камердинер, - Пусть думает, что я иду за сараи с кем-нибудь из нашей дворни миловаться. Этьен самодовольно пригладил белобрысые вихры и задрал сдобный подбородок. Ну ни дать, ни взять гроза женских сердец...

+3

9

- На свидание? Поэтому вместо того, чтобы отправиться по удобным дорожкам, решил ломиться через кусты и визжишь тут от предвкушения? - Жак расхохотался, - Ну-ну. Видно, так горяча подружка. Смотри, расцарапаешься неизвестно где раньше времени, не сносить тебе головы. Бабы этого не любят, начинают ревновать.

Продолжая похохатывать, Жак огрел пухляка по плечу пошел своей дорогой. Брюхо совсем уже прилипло к спине и все настойчивее напоминало, что пора подзаправиться, пищевая загадка - что будет на ужин - все еще оставалась неразгаданной, так что не хватало еще на этого поросенка время тратить. Хоть убей, не мог он никак взять в толк - ну за что господин Этьена держит? Граф де Бюсси молодой человек щепетильный и с характером. Он привык иметь лучшее. Слуг обычно подбирает не менее тщательно, чем костюм. Все-таки они лицо дома, да кроме того, он всегда любил, когда его понимают с полуслова, а лучше с полужеста. Охота господину графу валандаться с бестолковым? На ум приходило лишь одно объяснение. На все, что он обязан делать по должности, Этьен порядком натаскан, можно ведь и зайца обучить бить в барабан. Ничего сверх положенного и вне покоев господина от него не требуется, с собой в дальние поездки его обычно не берут, потому как на подъем тяжеловат и не сильно сметлив. Ну, а смеху с него предостаточно, и вот за эту забавность сеньор и прощает дурню его неуклюжесть.

+3

10

- Иди, иди, без тебя разберусь, как мне на свиданье топать, - гордо, по своему мнению, отшил Этьен синеглазого задаваку, - Я, может, не желаю девчонок компрометировать. Не то что ты, как с кем свяжешься, так весь дом знает, - буркнул слуга, осмелев окончательно. Выбравшись из кустов и встряхнувшись как индюк, камердинер потрусил к соколятне. По дороге он окончательно уверился  - сама Фортуна ему ворожит.

- Вот и Жака  провел как мальчишку, - радовался анжуец, приближаясь к строению, напоминающему голубятню. Только для голубятни сооружение было слишком масштабным. Да и не один голубь к ней и не приблизился бы, чуя свою неминуемую смерть. Это было жилище существ совсем иного порядка. Гордых и царственных птиц, которые парят в небесах и разят добычу как стальной клинок. Впрочем, наш пройдоха вряд ли мог оценить эти качества живущих здесь пернатых. Его интересовали графские питомцы лишь с одной стороны - они стоили денег. Причем таких, каких предприимчивый анжуец и представить себе не мог.

И вот наконец пухлый парень с расцарапанной в кустах шиповника щекой и чуть порванной там же курткой, пыхтя от быстрой ходьбы, предстал перед соколятней.

- Не заперто, - радостно пронеслось в тыквообразной голове Этьена. Толкнув незапертую дверь, парень оказался в святая святых любого завзятого соколятника. Запах птичьего помета, недоеденного мяса и еще чего-то непередаваемо птичьего обдал его.

Глаза Этьена скоро привыкли к темноте и он отлично увидел в полумраке на жердочках графских питомцев. На гордых головах крылатых красавиц были колпачки. Это облегчало задачу. Слуга уверенно направился к лучшей соколице Клермона, ловко накинул на птицу полотенце и вот через мгновенье уже удирал со своей добычей по направлению к заброшенному сараю, где и намеревался хранить добычу.

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-02-09 00:02:50)

+2

11

Графский сокольничий, опытный и умелый малый, был одержим своим делом, полагал, что в любом другом случае птицами заниматься не имеет смысла и, конечно, знал себе цену. В то время, когда знать тратила на охоту баснословные суммы, иногда даже разоряясь из-за этой страсти, когда было совершенно в порядке вещей придти в церковь с соколом на руке, такое ремесло было невероятно доходным. Знающего человека увлеченные дворяне буквально отрывали с руками, причем шли на любые ухищрения. Бюсси повезло. Граф, как обычно, не мелочился, а просто предложил наилучшие условия. Взамен заполучил услуги потомственного соколятника, который о ловчих птицах знал абсолютно все. Он разбирался в охоте в лесу и на воде, с руки и напуском, знал все тонкости выноски, каждую повадку определенного вида, все достоинства и недостатки, в совершенстве владел особым охотничьим лексиконом и великолепно разбирался в животной медицине и естественной истории. Если ты любишь птиц, то будешь и хорошим хозяйственником. Служкам от него доставалось, но зато и соколятня содержалась в полном порядке.

Он направлялся сейчас проверить графских любимцев и убедиться, что все благополучно, как вдруг заметил темную фигуру. Мало ли в богатом доме слуг? Однако силуэт выскользнул прямиком из дверей соколятни и уж слишком суетливо-семенящей была походка, да и озирался он то и дело.

- А ну стой, ты кто и что тут забыл?

+2

12

Этьен только прибавил шагу.
- Не узнал меня Маркетон, - судорожно думал камердинер, - Иначе бы по имени окликнул. А тут не знает кто тут ошивается.  Если убегу, то ничего он не докажет,  - запыхался незадачливый воришка, ощущая как его сердце того и гляди норовит выскочить из груди. Да и проклятая соколица завозилась подмышкой у предприимчивого анжуйца.

Толи от страха, толи и вправду кто-то преследовал парня, но Этьен явственно слышал шаги за спиной. И потому прибавлял и прибавлял шаг. И вот под его пухлые ноги, обутые в удобные козловые башмаках попался какой-то камень. Лефевр споткнулся и рыбкой полетел в кусты пионов, коих много было в саду.

Соколица, невольно выпущенная из рук похитителя тоже отлетела в сторону на мягкую, вскопанную грядку. Птица не пострадала, но при падении потеряла колпачок с головы и высвободилась из сковывающей ее тряпки. Испуганный сокол, недолго думая взмыл в воздух, широко расправив крылья.  По счастью уже смекраклось и птица недостаточно хорошо видела, чтобы взмыть ввысь. Потому-то ее пристанищем стал высокий каштан, обильно цветущий по весне и плодоносящий по осени.
- Тысяча чертей и брюхо Папы, - ошалело протянул толстяк, лежа на  смятом кусте любимых графских цветов и ошарашенно провожая взглядом свою добычу, - Улетела, дьявольское отродье...

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-02-11 22:00:06)

+2

13

В этот момент мощная рука подняла незадачливого воришку с земли за шиворот одним рывком. Видно, так зол был преследователь, что основательный вес дурня показался не таким уж и основательным.

- Ах ты, сукин сын! - прорычал соколятник, пристраивая к делу и вторую руку. Ею он отвесил Этьену наотмашь такую плюху, что тот не устоял бы на ногах, кабы его не держали, - ты в своём уме?! Ты что натворил, идиот?! Да я сейчас из твоего жирного тельца дух вышибу и мне ничего за это не будет, потому что я на службе и прикончу не кого-нибудь, а вора! Обыкновенного ночного татя. Ты видел, куда улетела? Говори, мерзавец, ну! Или я тебя сейчас задушу своими руками, - пока Этьен не успел опомниться от оплеухи, он сомкнул руки на сдобной шее негодяя, да покрепче. Недостаточно, чтобы натурально задушить, но впечатление от такой хватки останется что надо.

Сокольничий видал лишь, что соколица вылетела из-за пазухи вора и поднялась, а вот куда именно, отследить не успел. Поэтому показания мерзавца были крайне важны.

+2

14

Услышав шаги и ругань, Этьен в ужасе на секунду прикрыл глаза, чувствуя, как неведомая, но явно недружественная сила подняла его рывком с земли. Ухо обжег удар. Камердинер завизжал, как обиженный поросенок, бестолку молотя ногами в воздухе. Но угроза и звонкая плюха  сокольничего привела парня в чувство, как ведро холодной воды. Лефевр был трусоват, простоват, но обладал природной сметкой, иначе не быть ему слугой Клермона. Да и мышь, загнаная в угол, порой бросается на кота.

Так и Этьен, покраснев от удушья, как утренняя зорька, открыл свой рот с крепкими, мелкими зубами и прокашлял на сей раз куда более осознано:
- А ну поставь меня на землю! И нечего мне тут угрожать! Что я что-то крал ты не докажешь! А вот какого дьявола ты не следишь за своим курятником, ты перед графом ответишь!
При этом во время столь храброй речи Этьен старался дотянуться кулаком до брюха обидчика, а толстенькой, короткой ножкой до его колена.
- Семь бед - один ответ, - решил анжуец.

Прикончить за такое мог и сам Бюсси и прав на это у него было куда больше, чем у соколятника. Спасать теперь нужно было свою шкуру, а в этом ленивый и туповатый в мирной жизни парень был мастак. Этьен в стрессовых ситуациях умел собраться. Иначе его еще в юности пришиб бы цирюльник, чье терпение в качестве вороватого и нерадивого ученика он испытывал десять лет своего босоногого детства.

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-02-16 17:52:08)

+2

15

Ох, как сложно удержаться и не пришибить негодяя! Кулаки у соколятника были что надо, и потеряй он над собой контроль, от Этьена осталось бы мокрое место. Воришке повезло, он смог взять себя в руки. Сейчас его меньше всего интересовало, какое наказание кто получит. Главное, чтобы птицу удалось спасти.

- Потом разбираться будем. Соколица где? - процедил он сквозь зубы, продолжая удерживать ладони на шее графского камердинера, но ослабив хватку, - ты хоть понимаешь, что одного ее пера не стоишь? В какую сторону она улетела, ты видел, недоразумение?

Отредактировано Тень (2018-02-19 16:14:13)

+2

16

Этьен, который, в отличие от сокольничего, переживал только за себя, свое благополучие и целость шкуры, поначалу и сути вопроса-то не воспринял. Животный страх отбил у парня всякую возможность соображать, помимо собственной безопасности. Единственное, что заставляло камердинера сопротивляться, это страх немедленной расправы. Но видя, что Маркетон не собирается его убивать и калечить, не поймав предварительно сокола, анжуец слегка перевел дух.

Это придало Этьену сил, чтобы собраться и понять - соколица, вовремя пойманная и водворенная домой, выгодна теперь и ему. Шкура целей будет. Поэтому вдохнув в себя побольше воздуха, как только соколятник ослабил хватку, Лефевр молча ткнул пухлым пальцем в дерево, куда вроде бы вспорхнула птица.

- Какие все кругом злыдни, - проносилось в белобрысой голове незадачливого авантюриста, - готовы человека убить за какую-то курицу... А сами жрут этих птиц и не давятся, - сейчас Этьен не делал различий между соколом и курами да индюшками. И те и те пернатые твари Божьи, считал он. И никак не мог согласиться, что он, молодец хоть куда, не стоит пера какой-то крылатой лесной твари.

+2

17

Соколятник взглянул туда, куда указывал похожий на сосиску палец графского камердинера. Напряг зрение. И не даром, ибо на вершине дерева виднелось темное пятнышко. Она, соколица. Благо, июньская ночь была звездной и ее хорошо можно было различить. Граф любил всех своих птиц. Но, конечно, как и у любого знатока, была у него любимица. И если бы Маркетон знал, что олух-Этьен сподобился умыкнуть именно ее, то так легко парень не отделался бы. В любом случае, нужно было исправлять ситуацию.

- Стой тут, дурачина, карауль. Будет сидеть на месте - твое счастье. Улетит - считай, ты труп, - рявкнул он провинившемуся и исчез в темноте, чтобы вернуться спустя короткое время в сопровождении нескольких человек с факелами, перчаткой и миской. Посудина была доверху наполнена свежим мясом. Огонь осветил пространство так ярко, что птицу стало видно почти как ясным днем, тем более что зрение у охотника было лишь немногим хуже, чем у его питомцев.

Надев перчатку, Маркетон вытянул руку вперед параллельно земле и издал негромкий, но четкий свист, очень специфичный.

- Ну давай, моя умница, иди. Иди же сюда, ну... - тихо, почти беззвучно шептал он пересохшими от волнения губами, напряженно впиваясь взглядом в свою недосягаемую пока цель.

Отредактировано Тень (2018-04-09 00:54:17)

+2

18

Клермон отлично провел время в Алансонском дворце за игрой в карты. Сегодня удача улыбалась графу и он даже оказался в выигрыше. Время уже было позднее и вернувшись, молодой человек намеревался отправиться на боковую, но стоило привратнику отворить ворота особняка перед его конем, как всадник видел какое-то зарево, освещающее ночное небо. И источник этого света находился аккурат за хозяйственными постройками, на заднем дворе за особняком Клермонов.

- Что тут творится?  Сараи что ли горят? Или вы тут праздник устроили, пока меня дома нет? - спросил граф слугу. Тот опешил и лишь крутил головой, как перепуганный совенок. Не дожидаясь ответа, молодой человек попытался рассмотреть, не видно ли языков пламени. Но пеший слуга не мог увидеть подсветку каштана, куда недавно волею злого рока и алчного камердинера взлетела гордость его соколятни, оттого ничего конкретного сказать своему господину не смог.

- Ну-ка посторонись! - властно приказал Клермон привратнику, и вместо того, чтобы спешиться и пройти в дом, чуть не рысью погнал своего жеребчика к освещенному кем-то каштану. Картинка, вскоре открывшаяся глазам графа, с первого взгляда не объясняла ничего. Ряд слуг с факелами, соколятник с миской мяса, которым он обычно приманивал своих питомцев, и почему-то Этьен. Деловито пыхтящий и пялящийся куда-то ввысь.

- Что происходит? Кого вы тут ловите? Ко мне прилетел косяк ловчих птиц? - холодно поинтересовался Бюсси, сразу почуяв неладное.

Отредактировано Маргарита де Валуа (2018-04-09 22:35:21)

+2

19

В душе сокольничьего все-таки теплился уголек надежды, что птицу получится вернуть на место раньше, чем вернётся господин. Бюсси, как любой молодой дворянин из очень обеспеченного семейства, не любил тратить ночь на сон. Жил весело и с размахом: досуг проводил с друзьями и женщинами, за пирушками и развлечениями. Являлся часто под утро и порой мог позволить себе провести в кровати полдня, отсыпаясь, а затем наводил лоск и снова отбывал в Алансонский дворец или в Лувр. Впрочем, даже если отоспаться не получалось, то богатырское здоровье и возраст позволяли ему как ни в чем ни бывало подняться и покинуть особняк уже через пару часов после того, как он лег.

В общем, и сегодня был шанс успеть разрешить инцидент и замять неприятность. Да только злодейка-удача решила иначе. Услышав цокот копыт по брусчатке внутреннего двора, смотритель графской соколятни понял: пропали. Пропади пропадом этот идиот Этьен!

Он почтительно поклонился хозяину, прежде чем ответить на его вопрос.

- Добрый вечер, господин граф, - уверенный, спокойный голос будто заведомо обещал благополучный исход, - Случилась неприятность. Одна из птиц сейчас находится вон там, на каштане. Юнона, монсеньор. Я, как видите, распорядился принести как можно больше света, но она проявляет характер. На свист не пошла, правда, я не успел сделать и пары попыток. Я все подробно расскажу вам после, сейчас главное ее не упустить.

Если в эту минуту выдать камердинера с потрохами, граф придет в ярость. Юнона умнейшая и тончайшая натура. Она ни за что не придет, если почувствует нервозность хозяина.

+2

20

Бюсси спешился, легко соскользнув с коня и кинув поводья приседавшему сзади Этьену. В другое время граф поинтересовался бы тем, что делает здесь в саду его камердинер, но сейчас ему было не до Лефевра.

- Юнона?! - удивленно спросил Клермон сокольничего, - Гуляет, открыв дверь изнутри? - голос молодого аристократа звучал спокойно и шутка казалась обычной остротой. Одной из тех острот, которые Луи отпускал частенько будучи в ровном настроении. Да и сейчас ничто не выдавало его волнение. Хотя найти гордость своей соколятни на каштане в саду молодой человек никак не ожидал.

- Ты молодец, что осветил для Юноны сад, - похвалил граф Маркетона, решив отложить все вопросы до момента водворения сокола в соколятню. Птицы слишком чутки, чтобы кто-то нервничал в их присутствии. Хотя граф и сам еле сдерживал свое волнение. Шутка ли - гордость его соколятни сейчас сидела в ночном саду, без пут на лапах и колпака на голове.

- Смотри, наша пташка, кажется смотрит на нас. Ну -ка, давай сюда, - потянулся граф к миске с мясом. Протягивая кусок сырого мяса в сторону каштана, Бюсси подумал, что он кажется испортил перчатки.
- Ну да черт с ними, - подумал Клермон. Что стоили какие-то перчатки по сравнению с отличным ловчим соколом. Сам королевский сокольничий завидовал такому приобретению своего шурина.

- Не идет, зараза. Испуганной птице на руке не комфортно... Ты же знаешь, - досадливо скривил губы молодой человек. Тихо насвистывая мелодию, которой он обычно приманивал своих птиц, Бюсси гипнотизировал глазами  своенравную Юнону. К тому же рядом был Маркетон, а этот как известно было графу, приманит и соколиного дьявола, коли таковой существует.

Отредактировано Луи де Клермон (2018-05-10 21:41:58)

+2

21

Этьен похолодел, увидев графа. На лбу молодого слуги выступил холодный пот, а ладони стали липкими. Все надежды незадачливого толстяка пошли прахом. Мало того, что он не смог украсть Юнону, что он позорно упустил её и вместо награды получит колотушки, так ещё и графа принесло... Теперь уж точно от Бюсси эту историю не скрыть. И если Клермон не отлупит вора до полусмерти, то уж прогонит - то как пить дать. С этими мыслями парень неуклюже поклонился, но господин явно не собирался обращать на него своё внимание. Да и то, шутка ли сказать, ловили птицу стоящую как три годовых жалованья таких как Этьен... Ну или даже и поболее... Слуга плохо представлял порядок цен на таких птиц. Лишь знал одно - ему такое и не снилось.

Оттого - то поймав поводья хозяйского скакуна, Лефевр замер, глядя на пернатую беглянку. Впрочем, сейчас на неё смотрели все присутствующие. В этом толстяк не отличался от прочих. Но лишь одна мысль сверлила сейчас мозг незадачливого воришки. И мысль эта была совсем не благородна. Этьена не волновали ни судьба птицы, ни репутация так глупо подставленного им графского сокольничего, ни переполох, который он устроил. Вернее они не волновали бы его, если б не были сейчас так тесно связаны с его, Этьена, благополучием.  Трусливые мысли о собственной шкуре и собственном теплом месте бились вспугнутыми воробьями в белокурой голове молодого виллана. И довели сейчас несчастного парня до молчаливой истерики. Одной рукой держа коня, бедняга грыз ногти на руке свободной. И от страха ему хотелось скулить. Но остатки разума велели Этьену взять себя в руки. Что молодой анжуец и попытался сделать. Конь, чувствуя настрой держащего его слуги мотал длинной умной мордой и пофыркивал, норовя освободиться. Но слуга не собирался упускать ещё и скакуна, оттого держал его крепко. Конь недовольно заржал.

Отредактировано Этьен Лефевр (2018-05-11 01:31:17)

+1


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » В чужих руках кус за ломоть. Июнь 1576 года.