Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Через звезды к терниям. 18 февраля 1574 года, на подъездах к Кракову


Через звезды к терниям. 18 февраля 1574 года, на подъездах к Кракову

Сообщений 1 страница 4 из 4

1

Время и место: Окрестности Кракова, 1574 год

Участники: Генрих Валуа и его фавориты, польское дворянство

Краткое описание: Ясной и звездной февральской ночью польского короля ожидает торжественный въезд в столицу. Яркое начало долгого пути.

Отредактировано Анри де Сен-Сюльпис (2017-09-08 18:06:06)

+3

2

Чувства Сен-Сюльписа к лекарям вообще сложно было назвать теплыми, а в последние пару недель он испытывал к последователям Гиппократа, Асклепия и Авиценны прямо-таки жгучую ненависть. Мирон, этот каталонский выскочка, позавчера объявил, что покамест не дает барону разрешения садиться на коня. Мол, мало того, что в седло еще нужно вскочить, так бедро еще и участвует в управлении скакуном и получает слишком большую нагрузку. Мол, рубец только сформировался, он слишком свежий и может разойтись. Так недолго и с изуродованным бедром остаться. Две недели уже прошло, казалось бы, сколько можно?! Ан нет. Еще неделю от верховой езды воздерживаться, таков был окончательный приговор. Разочарование юноши трудно описать. Как? И Шомберг и Келюс будут красоваться в первых рядах на своих скакунах, каждый стоимостью с двухмесячный доход большого поместья. Это не считая сбруи, она потянет еще на месяц-другой. А ему придется в портшезе, позади всадников, как баба!.. Уму непостижимо. Он сделал всё, чтобы повлиять на решение каталонца и избежать унижения. Уговаривал, упрашивал, петушился, настаивал, клялся, что это чушь собачья и никакого риска нет, что не впервой. Их споры даже заканчивались на повышенных тонах. Все бесполезно, да еще и Генрих полностью поддержал мерзавца со скальпелем и заявил, что категорически запрещает барону любое действие за спиной Мирона до полного выздоровления. Хороша дружба! Они столько времени ждали важного дня, столько обсуждали, как это будет!

Оставалось смириться и подавить бессильную ярость. Дуясь на обоих, и врача и сюзерена, Анри решил хоть как-то компенсировать жутчайшую несправедливость. Он занялся внешним видом. В процессии он позади? Хорошо же. В таком случае, потом, когда все спешатся и он тоже выйдет из носилок, последние станут первыми. Он как никто умел себя подать. Шляпа, воротник, плащ, колет и калесоны, высокие сапоги со шпорами - всё роскошно и изящно, но не выходит за границы. Он продумал костюм до мелочей, от цвета бархата и до аграфа, которым было приколото перо. Даже адовый холод не помеха, повод не забыть о меховой отделке. Трость, моднейший в Париже предмет, только добавляла импозантности. Подарок Генриха. Набалдашник у вещицы в форме львиной головы, а вместо глаз алеют два рубина.

И раз уж ему придется добираться последние несколько лье до Кракова в носилках, то Сен-Сюльпис и тут нашел, чем утешиться. Как известно, добрую треть кортежа Анри Анжуйского составляли дамы. И это понятно. Дом принца состоял из молодых и полных сил мужчин, во всех смыслах этого слова. Без женщины обходиться невозможно. А значит, их прекрасным половинам, хоть с бурными сценами, слезами и проклятиями, тоже пришлось последовать за мужьями в "эту ссылку", в холодную дикую Польшу. Честно говоря, меньше всего французские красотки напоминали ссыльных. Гордые дщери Галлии собирались утереть нос сарматкам, а значит распушили перышки и были соблазнительны, как никогда. Не можешь изменить обстоятельства? Найди в них плюсы. На коня нельзя, зато передвигаться барон был очень даже в состоянии, хоть и прихрамывал. Если точнее, то передвинулся он на очередной остановке в сторону небольшого портшеза, где ехала одна из прелестниц, и юркнул туда, не привлекая внимания. С кудрявой и смешливой миниатюрной шатенкой он давно обменивался взглядами, а муж очаровательного создания сейчас рысил где-то в самом начале кортежа, рядом с Генрихом, и меньше всего думал о женушке. Очень кстати. Носилки самого барона опустели, но передвигались так, будто он все еще внутри. В общем, Анри в данный момент было плевать, если вдруг его будут искать Генрих или друзья.

Отредактировано Анри де Сен-Сюльпис (2017-09-08 17:25:45)

+4

3

Леви даже не верилось, что этот путь подошел к концу. Давайте на чистоту: даже в самом захудалом местечке все-таки лучше, чем в дороге. В конце октября они выехали из Реймса, а сейчас уже февраль. Ни разу в жизни граф еще не совершал такого длинного переезда, да еще и в столь неподходящее время года. Келюс, конечно, старался виду не подавать, но ему настолько осточертело каждый раз спать на новом месте, а к вечеру прибывать на новое место ночевки по уши в грязи, что он готов был заранее назвать Краков прекрасным городом, хотя в начале путешествия говорил совсем по-другому и в выражениях не стеснялся. Ну, не относился молодой француз к тем выносливым толстошкурым натурам, которым все ни по чем, хоть снег, хоть дождь. Взять того же Шомберга. Железный человек, ей-богу. О Леви сказать этого было нельзя. Но даже он уже начал привыкать к кочевой жизни, как какой-нибудь скиф или цыган. Поэтому сейчас, когда до столицы оставались считанные лье, он был почти счастлив, как будто они не в скромной северной Польше, а вот-вот въедут в Рим, Венецию или Афины. Ему даже погода нравилась. Как всегда холодно, зато не испачкается одежда, ибо из-за морозца дорога твердая и снежная. Юноша сиял как солнечный экю* и болтал без умолку.

- У меня сегодня такое отменное настроение, что я на все что угодно готов, даже пожать руку Бюсси не поморщившись. А когда я доволен, то я становлюсь адски добродушным и сочувствующим. Давайте, что ли, поотстанем и проведаем Сен-Сюльписа, дружище? - обратился он к саксонцу, с которым гарцевал рядом, - Все-таки кузен, и он наверняка умирает там, в хвосте, от скуки и досады. Он был так расстроен, что утром поздоровался сквозь зубы. Мне даже стало его по-настоящему жаль. Вот уж не повезло так не повезло. Скажем ему пару ободряющих слов, напомним, что отнюдь не все время будем находиться верхом. Я еще удивляюсь, как Мирон Вас благословил управлять лошадью. "Еще неделю, еще неделю" - передразнил он Эскулапа с соответствующей гримасой, - перестраховщик каталонский.

Скрытый текст

* Золотая монета с изображением солнца над короной.

Отредактировано Жак де Леви (Вчера 21:49:03)

+3

4

- Во-первых, - несколько напыщенно отвечал Шомберг, - рана моя была пустяковая, не более, чем порез. Чего ещё ожидать от этих польских дуралеев, ха!
Во-вторых, на мне всё заживает, как на соба... кхм... быстро заживает. Это у нас в роду наследственное, могучая, огненная кровь, знаете ли.
А в-третьих, - продолжал неуязвимый саксонец, исторгая в ледяной воздух клубы пара с явными ароматами того, что польские дуралеи именуют "grzane wino"- Богом клянусь, не стал бы я на месте вашего кузена слушать даже наиглавнейшего королевского коновала. Конечно, забота принца чрезвычайно почётна и приятна... Но... Mein Gott! Оказаться теперь в хвосте процессии! Чуть ли не в обозе! Я бы с досады сгрыз трость до самого набалдашника!
Так что навестить страждущего телом, а ещё более духом, надобно непременно. Вот только... не слишком ли он расстроится, сидя в своих носилках и видя нас верхом во всей красе, а?

На самом деле Жорж был бы не прочь мимоходом слегка подразнить Сен-Сюльписа, так, из азарта и озорства. А также по причине хорошего настроения,  в котором на протяжении всего путешествия пребывал почти неизменно (если не считать историй с прокушенным языком и посечённой рукой, которые, впрочем, зажили... быстро).

- Однако, не помешаем ли мы почтенному господину де Колетт? - прихохатывая воскликнул Жорж,-  Пока мы тут великолепно гарцуем, помимо нашего друга в портшезах за нами следует сонм прекрасных нимф. И он, страждущий рыцарь, в самом его средоточии, где, пожалуй, рискует чрезмерно изнежиться, ха-ха!
Господин граф, наш долг - спасти товарища. Как Ахиллеса, извлечь его из этих пут, даже против его воли. Ну или хотя бы слегка впутаться в них самим, ха-ха!

В конце концов, Шомберг тоже не зря разоделся в наивозможнейшие пух и прах, а так же щедро оросил себя духами.

+3


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Через звезды к терниям. 18 февраля 1574 года, на подъездах к Кракову