Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Почувствуй свободу и бескрайние луга последний раз. Лето 1570 года


Почувствуй свободу и бескрайние луга последний раз. Лето 1570 года

Сообщений 1 страница 16 из 16

1

Дата и место: жаркое лето 1570 года, загородное поместье Гизов.
Участники: Людовик II де Гиз, Катрин де Монпансье
Краткое описание:
Пока все празднуют день рождения юной Катрин, ее брат Луи уже приготовил для нее неповторимый подарок, который она запомнит навсегда. Он верит и надеется, что в ее сердце этот случай займет особую нишу.

+1

2

Празднество устроили пышное. Все сливки французского двора были приглашены на двухдневное торжество в одно из ближайших к Парижу поместий Гизов, даже оба дядюшки-прелата, и кардинал Лотарингский и епископ Мецкий, почтили праздник в честь племянницы своим присутствием. В просторном саду стояли накрытые столы, слуги сновали туда-обратно, то и дело подносили очередное мудреное блюдо. Из фонтанов било вино. Из пирогов вылетали живые птицы. Музыканты не переставая развлекали гостей своим искусством, скоро должны были начаться танцы, а чуть позже вечером обещали комедию и даже фейерверк. Арки были увиты живыми цветами, цветы украшали и столы. К корсажу именинницы тоже была прикреплена бутоньерка.

- Поднимем кубки за нашу прекрасную Катрин, господа, - зычно и торжественно провозгласил герцог де Немур и приподнял свой бокал из чеканного серебра, - я ведь впервые увидел ее совсем ребенком. Очаровательное дитя. Кто бы мог подумать, господа, что она так быстро станет истинным бриллиантом. Теперь бриллиант приобретет достойную оправу.

Виновница торжества вымучила подобие улыбки. Можно было досыта насладиться вниманием, комплиментами, которые сыпались как из рога изобилия, однако поздравление отчима вызвало у нее приступ морской болезни. Противно было все: холеные рыжеватые усы, которым придали специальную форму, бархатный баритон, слишком сладкая интонация, даже белоснежный батист в прорезях рукавов. Неестественно белый, как и его зубы. Их ровно тридцать два, подумать только. А как на него смотрит матушка! Наглядеться не может. Просто молодожены, право слово!

- Благодарю, Ваша Светлость, как трогательно. Мне в этот день особенно приятно и важно слышать поздравления именно от Вас, - именинница кинула на поздравителя ироничный, вызывающий взгляд.

- Извините, господа.

Тошнота стала почти физической, совсем невыносимой. Корсет впился в ребра, и не в силах больше выносить раздражение, девушка вопреки всем правилам этикета поднялась со своего места, подобрала юбки, сошла с возвышения, где стоял стол и насколько могла быстро направилась прочь.

- Мадмуазель, что Вы позволяете себе? - стоило Катрин отойти на порядочное расстояние, вне поля зрения гостей, как она услышала шипение в спину и чьи-то цепкие пальцы схватили ее за локоть.

Анна д'Эсте по-кошачьи прищурила миндалевидные глаза.

- Вы взрослая девица, сударыня! Невеста, а позволяете себе детские выходки. Как Вы позволяете себе говорить таким тоном с месье де Немуром? При всех, в ответ на его любезность. И убегать вот так... Что подумают люди?!

- Больно. Ах, извините, матушка, что не оправдала Ваши надежды, - выпростав локоть, Катрин присела в нарочито низком реверансе. Прозвучало ироничное извинение, пожалуй, слишком дерзко, но справиться с собой на сей раз она была не в силах.

Отредактировано Катрин де Монпансье (2017-08-08 09:27:18)

+3

3

В то время как в огромном саду загородного поместья Гизов шел пышный праздник, Луи расположился на бортике небольшого фонтана, под сенью крон яблоневых деревьев. Ему не хотелось непосредственно участвовать общем торжестве не потому, что он не любил гостей, а лишь потому, что он бы увидел там мсье де Бурбона. Заранее молодой человек питал к нему нестерпимую ненависть. Этот мужчина скоро заберет его родную, горячо любимую, сестру. Семейство Гизов решило выдать Катрин за Луи де Бурбона и брак будет не по любви, а по расчету. Луи еле сдерживался чтобы не закатить старшему брату Генриху и матери Анне истерику, выдвинув свои претензии. Наверное только из-за слов дяди Шарля младший Гиз держал себя в руках. "Хочешь ты того или нет нужно служить благу своего рода, а благо само по себе может не касаться конкретного представителя". Ведь молодой юноша питал непонятную тягу к собственной сестре. Он любил ее так же нежно и трепетно как и Господа. Такие мысли звучат как богохульство, но это же правда. Да и Бурбон уж больно стар для Катрин. Будет ли ей с ней хорошо? Станет ли она счастливой? Рядом с задумчивым Луи, на мокром от воды бортике фонтана, лежала небольшая коробка, которая постоянно елозила сама по себе. Кто-то или что-то нетерпеливо хотело выбраться оттуда. Юноше это надоело и он шикнул, слегка пихнув пальцами деревянную коробку. После этого сразу стало тихо. На коленях молодого человека лежала каноническая книга с законами и правом святой церкви. Луи приходилось тщательно готовится к новому курсу в богословской семинарии. Ему хотелось ее закончить с отличием, чтобы дядя гордился им. Юноша просидел бы так до самого вечера, если бы к нему не подошел немолодой мужчина высокого роста с аккуратной седой бородой и усами, одетый в бардовое кардинальское одеяние.
— Луи, сейчас будут поднимать тост за здоровье твоей сестры, будь добр присоединись к столу.
В отличии от мужа матери, дядя никогда не кричал на него и редко когда поднимал голос. Стоило матери выйти замуж, как Луи был часто и серьезно бит. Он не рассказывал матери об этом и молчал, не говоря об этом ни одной живой душе. Герцог умел бить и делал это так, что на открытых участках тела не оставалось никаких следов. Как только появилась возможность уехать к дяде Шарлю, юный Гиз сбежал на оглядываясь. Поднявшись на ноги он покорно кивнул и проследовал за своим вторым "отцом", поставив коробку с подарком на траву. За столом Людовик уселся между кардиналом Лотарингским и де Гизом. Сразу стало понятно, что растет еще один церковный представитель семьи. В сторону Луи посыпались вопросы об его учебе, увлечениях, но дядя попросил дать его племяннику спокойно насладиться празднеством. Стоило де Немуру поднять бокал за Катрин, как Луи стало не по себе. Слишком приторно. Даже голос герцога выглядит благочестивым и честным, но на самом деле от него несло прикрытой фальшью. Какое ему вообще дело до чужих детей? Сирот то, при живой матери....
Затем Луи стал свидетелем развернувшиеся сцены. Сидеть на одном месте он уже не мог. Единственной мыслью стало защитить сестру. Мать схватила ее за руку и юноша представил, как на нежной коже его птички-сестры останутся следы от ее пальцев. Шарль хотел ухватить племянника за одежду, но не успел этого сделать со стула Луи словно сдуло ветром.
— Матушка, позвольте мне побыть с Катрин. Извините ее за такое поведение, она очень устала видимо от всей этой суматохи. Может быть, пока достопочтенные гости ведут беседы, мы с Катрин посидим около фонтана?
Гиз постарался улыбаться, делать это так, словно он открыт и честен и ох как счастлив быть среди гостей. Для него это большая часть. Не долго же ты горевала о смерти отца. Может быть ты и не любила его вовсе? пронеслось в голове Луи он заградил собой сестру, вклинившись между матерью и ей. Не хотелось выносить семейные дрязги из-за какой-то ерунды на всеобщее обозрение. Пусть для всех они будут крепкой и счастливой семьей.
— Пойдем. — не дождавшись согласия матери, Луи схватил Катрин под локоть и потащил к фонтану неподалеку. Все же общество брата будет приятнее для девушки. Коробка, лежащая около фонтана, в этот момент дернулась.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-06 22:49:48)

+3

4

Щеки Катрин пылали, она уже ожидала, что вот-вот ей достанется пощечина. Матушка всегда была импульсивной дамой, а дочь проявляла собственный характер. Нашла коса на камень. Появление брата оказалось просто спасением. Повезло. Девушка даже не ожидала. Малыш Луи, один из ее младших братьев, Луи в свои пятнадцать повел себя весьма решительно и не оробел. Герцогиня, кажется, тоже не ждала от сына таких действий и разжала пальцы.

- Ступайте-ступайте, и через четверть часа, господа, чтобы оба были на месте. Это просто неприлично, я со стыда сгораю! - Анна поджала губы и величественно взмахнула своей красивой рукой, - и подумайте, Катрин, над своим поведением. Вам лучше остыть, придти в себя и вернуться к обществу. Что сказал бы на это ваш отец? - покачав головой, мадам де Немур выплыла из этой части сада, дабы успеть сгладить небольшое недоразумение. Шуршание юбок и шлейф духов сопроводили ее.

Катрин проводила глазами материнский силуэт. Потерла ноющий локоть, обернулась к брату и благодарно провела ладонью по теплой, гладкой покамест щеке. Лишь над верхней губой начинали пробиваться юношеские усики. Запустила пальцы в кудрявые темные волосы и потрепала по макушке.

- Ты мой маленький рыцарь. А я едва не наговорила лишнего. Нужно быть умнее и сдержаннее. Сама виновата.

Ожившая коробка застала виновницу торжества врасплох.

- Бог ты мой! - она едва не подпрыгнула от неожиданности, но тут же уставилась на новый предмет с любопытством и протянула к нему руку.

- Это что же такое? Откуда?

Отредактировано Катрин де Монпансье (2017-08-06 23:29:22)

+3

5

Славу Богу Луи никогда не приходилось видеть, как мать бьет кого-то из его братьев или сестру. Такого он не замечал за матерью, а может быть просто не видел. Ведь после отъезда из дома к дяде младший Гиз редко бывал дома и почти никого не видел. Все его свободное время было посвящено учебе.
— Хорошо — кивнул согласно юноша, проводив мать настороженным взглядом. — Мы вернемся пораньше.
Судя по всему конфликт улажен и весьма удачно, никто не пострадал. Теперь можно спокойно выдохнуть и заняться детскими забавами. Луи же хотел Катрин подарить свой подарок. Замужество отберет ее у него и то, что он подарит ей хотя бы частично будет напоминать девушке о ее младшем брате. Прикосновение сестры заставило его тепло улыбнуться, а на бледных щеках Луи выступил еле видный румянец. Ему польстило внимание Катрин и ее благодарность. Почему это я маленький? подумал беззлобно Гиз, нахмурив лоб. Ростом он был выше нее уже сейчас и с годами еще прибавит, если продолжит расти. А что же на счет бороды и усов, как у отца или дяди, то это тоже придет со временем. Когда-нибудь Луи сможет похвастаться перед сестрой шикарной, длинной бородой и такими же великолепными усами. Один раз побывав в Риме вместе с кардиналом Лотарингским, юноша приметил, что многие церковники там не носят бороды. Ладно, маленький так маленький, главное что рыцарь хмыкнул Луи и перевел взгляд на коробку. Что же они там никак не успокоятся? В такую-то жару небось, бедные, упарились все.
— Один из них предназначается тебе — скрывать уже что-то и ожидать подходящего часа уже не было смысла и Гиз решил раскрыть все свои карты. Он присел на корточки рядом ящиком и открыл его. Внутри оказалось два белых котенка с одинаковыми, насыщенно зелеными глазами. — Одного заберу я, а второго можешь взять ты. Он будет напоминать тебе обо мне.
Луи поднял маленького пушистика на руки и прижал к себе.
— Этого я назову Хулиган. Он самый шустрый. — котенок все пытался выбраться из рук человека, елозя маленькими лапками по его руке и плечам. — Я нашел их на улице. Они сидели в грязной луже, никому не нужные и брошенные. Все проходили мимо не замечая их мяуканья, а я не смог остаться в стороне.
Видно было, что у Луи доброе и сильное сердце. Он любил все, на что падал взор Господа и всех его творений. Душа Гиза не лежала к тем, кто был слабее его и не мог защитить себя.
— Я принес их домой и отмыл. Дядя разрешил оставить их в поместье. Когда я сказал ему о своей идее подарить тебе одного, он дал свое согласие. Сказал, что у них такие же как у меня зеленые глаза.
Резко замолчав, Луи опустил взгляд, словно о чем-то размышляя, затем протянул свободную руку и коснулся щеки сестры, мягко скользнув пальцами по коже. 
— Я хочу, чтобы ты знала, если со мной что-то случится и ты не сможешь увидеть мое тело, знай, что я буду всегда рядом с тобой. Душа не умирает, она живет вечно. Я буду охранять тебя в виде ангела и ты будешь ощущать это в сердце. Каждый, кто причинит тебе боль, заплатит своей кровью. Я достану это мерзавца даже с того света. — на одном дыхании выпалил юноша, прикасаясь к выбившемуся из прически локону волос Катрин и заправляя его обратно. Всегда. В этот момент котенок в руках Луи замяукал, отчего его сердце сжало холодными тисками. Хотелось вдруг резко упасть на колени и умолять сестру не выходить замуж. Она и ее брат могли бы придумать что-нибудь.
— Давай сбежим. Нас никто не найдет.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-07 12:11:39)

+3

6

Катрин умела уже ненавидеть человека, но ко всем пушистым существам, как любая женщина, питала неизменную слабость. Изумрудный взгляд растопил ее сердце напрочь.

- Какие очаровательные! Спасибо, Луи! - тихо вскрикнула она и тут же подхватила на руки того из котят, который еще оставался в коробке. В зрачках отражалась маленькая Катрин, как в зеркале. Только отражения было сразу два. Будто она раздвоилась.

- Они не похожи на дворовых кошек, хотя бы мастью, - заметила девушка, разглядывая маленького зверька, - видно, кому-то стало лень их топить и их просто вышвырнули из дому. Как поднялась рука? Им повезло, что ты проходил мимо.

Она деловито проверила пол котенка.

- Девочка. Ее будут звать Бланка. Королевское имя.

Бланка тонко мяукнула.

- Видишь? Ей нравится, - рассмеялась мадемуазель де Лоррейн.

Бланка облюбовала ее плечо. Вскарабкалась и замерла.

Катрин уже совсем успокоилась после небольшого инцидента и умиротворенно почесывала двумя пальцами бархатистую спинку своего живого подарка, но последние слова младшего брата неприятно царапнули по сердцу.

- Ты что такое говоришь? - выпалила она, и голос заметно дрогнул, - не смей такого произносить. Даже думать! Зачем ты меня пугаешь? Хватило с меня, когда мы полтора суток почти без остановок скакали из Парижа в Жуанвиль, чтобы избежать гнева Валуа. Я подумать боюсь, что могло случиться, если бы Анри не предупредили, что его жизнь в опасности. Этот Ангулемский настоящий мясник, а Карл просто безумец. Только все наладилось, все приглашенные сегодня явились, стало быть, мы уже не personae non grata, а тебе в голову приходят такие мысли! Не говори так больше, - словно выдохлась, жалобно закончила Катрин и поднеся к губам кисть брата, поцеловала ее.

Действительно, опала, которой они подверглись лишь какой-то месяц назад, была для Гизов большим ударом. Они всегда купались в королевских милостях, должностях, а денежных средств и влияния имели больше, чем сидящие на троне. И вот... Это, несомненно, отразилось и на кардинале, которого обвинили в подстрекательстве и использовании своего племянника для воплощения дерзких планов. Приобрести в семью королевскую сестру, каково? Это было очень в духе Лотарингцев*.

На предложение Луи сбежать она вновь улыбнулась, но в складках губ таилась горечь. Светлая тоска по ушедшему детству.

- Что ж, предложение не дурное. Будем жить с тобою в лесной хижине, ты промышлять охотой, а я стряпать на костре, - Катрин пыталась шутить, даже сейчас юность брала верх.

Скрытый текст

*Этот инцидент Анри у себя в анкете описал

Отредактировано Катрин де Монпансье (2017-08-07 17:46:08)

+3

7

Видимо убедить сестру уехать не получится, но Луи все же попытался. Он чувствовал, что ему не выбраться из тех сетей, в которые он попал с рождения, и жить вечно в борьбе за свою жизнь и своих родных. Катрин права - Карл безумен. Грош цена такому королю. Кто следующий займет его место?

Юноша знал о теплых и нежных чувствах, что питал его брат к Маргарите Валуа, также он был осведомлен об отношении ее семьи к ней. Для них она такая же собственность, как Катрин для Гизов. Луи не считал свою сестру вещью, которую можно выгодно пристроить в нужные руки или продать на брачном рынке, словно породистую кобылу. Он хотел бы, чтобы его Катрин была счастлива и не роняла горьких слез. Этот Луи де Бурбон, герцог де Монпансье, преданно поддерживал Гизов и теперь, словно в награду, ему отдадут прекрасную Катрин. Мысль этом невыносимым огнем жгла сердце Луи. Он догадывался, что ревнует сестру к другому мужчине. Ему же почти шестьдесят лет. Старый хрыч. Ему помереть уже пора. Луи неторопливо присел на край фонтана, там, где было не так уж мокро и пригласил Катрин сесть рядом с ним.

— Никто не знает, что будет дальше, моя милая сестра, кроме Всевышнего. Я не могу гарантировать тебе, что наша семья не окажется в подобном положении еще раз.

Как-то уж больно все прозвучало уклончиво из уст юноши. Его знания были гораздо больше, чем могло показаться на первый момент. Некоторые планы дяди он знал или догадывался, но никому не рассказывал.

— Просто хочу, чтобы ты знала, мои слова сказаны не просто так.

Луи тяжело вздохнул, перехватил руку Катрин и соединил ее пальцы со своими, прижав ладонь к ее ладони.

— Мы будем жить в хижине в полном одиночестве, только вдвоем. Вокруг нас не будет литься кровь и мы не будем объяты пламенем интриг. Мы не будем опасаться ножа в спину или предательства. Наверное, будь это на самом деле, мы были бы счастливы.

Юноша грустно улыбнулся, зная, что этого не будет. Он мог бы оседлать лошадь, уехать с сестрой далеко-далеко, но их либо догонят родственники, либо разбойники на ближайшей дороге сотворят с ними нечто ужасное. Надо держаться своей семьи несмотря ни на что.

— Прости, что заставил тебя вспомнить тот случай. Я тоже его помню и слишком четко, чтобы забыть.

Потянувшись к сестре, Луи мягко коснулся ее щеки губами, после положив на плечо девушки свою кудрявую головушку.

— Можно я лягу на твое плечико так же как твоя Бланка? — хитро улыбнулся он, пристально изучая черты лица Катрин своими, такого же цвета как и котят, насыщенно-зелеными глазами. Котенок в его руках притих и даже вроде задремал, закрыв свои очаровательные глазки. У сестры очень удобное плечо. Тоже вздремнуть, что ли? подумал Луи, тихо хохотнув от такой мысли.

— Я хотел уйти в монастырь, но дядя не позволил мне этого сделать. Мне так нравится тишина в святых стенах. Мечтаю отдать свою жизнь и душу Господу. Буду молить Его о тебе, о братьях, о матери и умершем отце, а еще о дядях наших. Один из них может скоро спиться.

Последнюю фразу, поглаживая котенка по мягкой шерстке, младший Луи произнес недовольным тоном. Ему не нравилось, что дядя Луи много пил.

— У него есть внебрачная дочь Анна! Вот стыдоба! — буркнул юноша, решив, словно базарная бабка, посплетничать с сестрой.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-07 22:17:30)

+3

8

Катрин подавила вздох.

Их семейство давно выбрало путь. Наслаждаясь высотой, нельзя забывать глубину падения, в крупных играх крупные ставки, а Лотарингцы всегда ходят ва-банк. Все остальное ниже их достоинства.

- Мы те, кем являемся, Луи, - хмуро заметила девушка, но при этом гордо вскинула подбородок, - это нужно уметь принять. За всё приходится платить. В том числе за свое имя и положение. Платишь ты, недавно заплатил Анри, через месяц с небольшим заплачу свою цену я.

Катрин отвернулась, чтобы бросить в фонтан плоский камушек, или чтобы скрыть, как изменились черты при последней фразе. Она ни словом не возражала против брака с Монпансье, когда дело решилось. Однако время шло и она не ручалась, что запаса невозмутимости хватит до брачной ночи. Она уже будто чувствовала стариковские пальцы на своем теле и второй раз за день ей стало мерзко. У нее не было никаких личных счетов к господину де Бурбону, союз был во всех отношениях выгодным и достойным, любую знатную девицу с детства готовили к мысли о замужестве, но одного она не могла понять, хотя бы из любопытства. Зачем герцогу жениться? У него были взрослые дети, причем один из них сын, а если речь об алькове... (хотя в восемнадцать лет трудно допустить, что на шестом десятке человек вообще еще жив и вкушает какие-то радости) ... то с его деньгами и положением множество женщин составят ему компанию и еще будут считать себя польщенными. Молодая супруга доставляет лишние хлопоты и беспокойство, но видимо герцога это не пугало. Он еще и отважен, этот достойный кавалер.

Бланке наскучило сидеть на одном месте и она решила, что прическа виновницы торжества никак не обойдется без ее участия. Она попыталась вскарабкаться выше плеча, но Катрин перехватила котенка и посадила на колени.

Голова брата удобно лежала на плече и юная лотаринженка задумчиво перебирала тонкими пальцами завитки темных кудряшек.

- У тебя чистая душа, Луи, дорогой мой братец. Дай Бог, она сохранится такой подольше. Я бы себя представить в монастыре не могла. Наверное, я... слишком земная для такой небесной и высокой мечты.

Судьба дядюшки Людовика не слишком беспокоила дочь Меченого. Но взгляды Луи ее умилили. Господи, какое он еще дитя! - с теплотой подумалось девушке. Он искренне верил в чистоту и святость Церкви, когда даже в самом Ватикане кардиналы почти открыто живут с конкубинами, наложницами. Открытый взгляд на положение вещей не мешал Катрин быть истинной католичкой. В конце концов, с Господом объясняться каждому лично.

- Бог с ним, с дядюшкой, пусть живет как знает. А мы будем жить своей жизнью и... радоваться! - незаметно девушка стянула с одной руки перчатку, опустила кончики пальцев в чистую воду фонтана, брызнула, рассмеялась и прозрачные как хрусталь капли в миг оказались на носу Луи, который совсем уже разнежился у нее на плече.

Отредактировано Катрин де Монпансье (2017-08-07 22:29:40)

+3

9

На самом деле, будь воля Луи, он бы обратился в кровожадного и огромного дракона, схватил Катрин в свои острые, но бережные лапы и взлетел в небеса. После этого он бы нашел заброшенный замок, куда бы посадил свою сестру и стал ее охранять, превращая каждого, кто посмел бы бросить ему вызов, в серый пепел. Юноше часто снились странные сны, где он представлял себя мифической рептилией, видел ее глазами и летал высоко над облаками. Он любит драконов и считает их олицетворением могущества, безграничной власти над миром, несмотря на отрицательное отношение к ним в Библии. Над кроватью у Луи висит гобелен с изображением дракона. Когда-нибудь юноша вырвется из под опеки дяди и вот тогда он украсит свою спальню еще более экстравагантно. Он бредит драконами, хотя на самом деле "лотарингский дрозд", как частенько сам себя называет в разговоре.

— Мне готовят церковную карьеру в миру, Катрин. Я не смогу остаться кристально-белым, если буду крутиться среди людей, изгвазданных в черной саже. Это как идти в плотной толпе крестьян в накрахмаленных и белых одеждах, стараясь не запачкаться. — печально приметил Луи, пряча глаза.

Он тоже многое знает о Ватикане и Церкви, особенно о людях, которые там служат. В подслушанных разговорах он слышал о монахинях, убивающих своих нерожденных детей, прижитых от священников; о людях в красных одеяниях, забирающих у нищих последнее, чтобы купить себе очередное поместье, содержащих бордели и таверны, и прочие мерзости. До каких пор Господь будет это терпеть, неизвестно. Луи боялся Его гнева больше всего на свете, ему казалось, что если он сделает что-то недостойное, земля его поглотит, а слуги нечистого унесут в ад, проткнув вилами, а потом будут жарить на огромной сковороде в кипящем маслице. Первое время юноше даже снились страшные сны, связанные с описанием чистилища, стоило ему ослушаться дядю, потому Луи делал все, что он ему говорил, даже если ему это не нравилось. Со временем он сменит кардинала Лотаринского на посту и будет вынужден крутиться при королевском дворе. Луи не знает. насколько хватит его благочестия и стойкости перед мирскими искушениями, но он будет молиться. Ведь он воин и не простой, а воин самого Всевышнего. Поглаживающие движения пальцев сестры по голове возымели побочный эффект. Младший Гиз просто задумался, утонув в своих мыслях. Сейчас его едва можно было согнать с обжитого местечка.

— Я люблю Господа и не хочу расстроить своими поступками — честно признался он, поднимая голову, и в этот момент получил холодные капли воды прямо в лицо. На шерстку спящего кота упало несколько капель и он, мяукнув, дернулся и открыл глаза. Луи едва успел поймать котенка и не дать ему соскочить с колен.
— Катрин! — радостно крикнул юноша, в свою очередь опуская руку в воду и зачерпывая горсть, чтобы попытаться облить девушку и сделать это быстро, пока не отбежала.

На его ресницах застыли капельки чистой воды, блестящей на ярком солнце. Это не помещает ему свершить маленькую месть. Хотелось окунуться самому и заодно спихнуть сестру в фонтан, но мать рассердится и всыпет по первое число, потому Луи решил выбрать другую тактику. Он поставил котенка на траву, вскочил на ноги и стал надвигаться на Катрин с угрожающим видом. — Рррррр... — сейчас он ей задаст. Время поиграть в догонялки.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-08 10:54:06)

+2

10

Девушке казалось, что даже если ее брата поместить в самый центр Содома, Гоморры или Вавилона, он останется прежним. Как только вышло, что в их семье есть Луи, такой, как он сейчас?

Бланку ее новая хозяйка тоже опустила на землю и та тут же проявила все свои охотничьи качества - принялась то прыгать за кузнечиками, то нападать на своего белоснежного братца.

- Нет-нет-нет! - расхохоталась Катрин, видя, что брат уже зачерпнул горсть и прикрыла  руками лицо. На нее брызгать нельзя, у нее сегодня макияж, как у настоящей взрослой дамы. Губы тронуты кармином, на девичьих нежных щеках немного румян, а длинные ресницы стали еще длиннее, чуть подкрашенные сурьмой на концах.

Убежать от Луи она все равно бы не смогла, хоть каблуки на ее туфельках были изготовлены нарочно разной высоты. Один на дюйм выше другого. Прекрасно, что у дам, наконец, выходит из моды плоская подошва. Говорят, каблук изобрел еще в начале столетия этот гений, Леонардо из Винчи, а венецианки давно его используют. Во всяком случае Катрин так ходить намного удобнее, а под юбками разница совершенно незаметна. И все же с братом ей никогда не тягаться, хотя в пылу азарта она подскочила и попыталась броситься в сторону.

- Не догонишь!

+3

11

Прежде чем напасть на сестру и попытаться ее догнать, Луи бросился за Катрин, надеясь ее поймать в свои теплые объятья. Убежать от него она далеко не сможет, тем более в таком-то наряде и на каблучках, но так уж и быть, он уступит ей несколько мгновений бега впереди. Луи принялся носиться за сестрой вокруг фонтана, грозясь то и дело упасть на повороте. Из-за брызгающей во все стороны воды трава около него была скользкой. Старался младший Гиз бежать не быстро, чтобы Катрин успевала оторваться от него. Он давал ей ощутить победу над собой, но лишь на какие-то секунды. Это не могло длиться вечно и Луи все же успел ухватить девушку за край платья, а второй рукой дотянуться и прижать к себе спиной. У них не так много времени, прежде чем придется вернуться к столу. Матушка сказала, что только полтора часа, половина из которых уже прошла, пока они сидели около фонтана.

— У меня есть идея. — прошептал Луи горячим дыханием сестре на ухо. — Проучим этих напыщенных гостей, а то от их лицемерия у меня начинается несварение желудка.

Обняв Катрин за талию, юноша потянул ее за собой под сень яблоневых деревьев. Маленькие завязи плодов уже набирали свою силу. В тени было гораздо прохладнее, чем на дневной жаре, пусть и около источника воды.

— Будем надеяться, что котята не разбегутся по всей округе и нам не придется их ловить. — пробурчал Людовик, останавливаясь около широкого ствола дерева и начиная озираться по сторонам. — Где же она была. Мне казалось, что где-то тут.

Повертевшись в задумчивости, опустив взор себе под ноги, юноша стал ходить около дерева, высматривая нечто, интересующее только его.

— А вот и она — радостно воскликнул младший Гиз, опускаясь на корточки около небольшой норки у самых корней яблони. Подождав немного, он засунул руку в нору и тут же отдернул, рассматривая пальцы. Нет, не успела цапнуть. Пришлось стянуть свой пурпуэн, все равно в нем жалко, и уже с помощью него вытащить из темной норы нечто большое, черное, с голым, розовым хвостом. Крыса. Как раз в этот момент неподалеку псарь держал на длинных поводках породистых охотничьих собак. Главное, чтобы Катрин не визжала как потерпевшая. Все девчонки такие. Стоит им увидеть крысу или капельку крови, как орут на весь город, словно их покусали за ноги. Сжав крысу в плотной ткани одежд, Луи мелко-мелко засеменил к кустам, чтобы быть поближе к цели. Катрин узнает суть настоящего веселья прямо сейчас. Это же ее день рождения и она должна смеяться, прежде чем будет плакать на собственной свадьбе. Если сестра пожалуется на герцога де Монпансье или он будет с ней плохо обращаться, Луи подсунет ему в штаны крысу и будет умиляться, если она укусит его за то, что надо. Можно еще стекла толченного в сапоги накидать или иголок острых подсыпать. Как и дядя, его племянник очень мстительная личность.

— Крысиное ядро запущено в полет. — прошептал юный негодяй, ухватывая бедную зверюшку за голый хвост и бросая к собакам.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-08 21:00:35)

+3

12

Котята были заняты игрой друг с другом и ничуть не намеревались куда-то сбежать, поэтому оставить их можно совершенно спокойно. Они так еще час могут возиться.

- Ты что задумал? - только и успела сообщнически прошептать Катрин, прежде чем ее увлекли к яблоням. Инстинктивно она перешла на шепот, хотя услышать их все равно было некому. Ей, как старшей сестре и взрослой девице, следовало бы отговорить Луи от любой затеи, неважно, что за шалость у него на уме, а то и запретить на правах старшей сестры. Так диктовал рассудок, но ни рука, ни язык не поднимались.  Оставалось только наблюдать за действиями шкодника. И она наблюдала широко раскрытыми от любопытства глазами. Остановился у дерева. Кого он там будет искать? Белку? Во фруктовом-то саду? И зачем?

Вид крысы привел именинницу в ужас и ей пришлось накрепко зажать рот обеими руками, чтобы не огласить пронзительным визгом окрестности на лье вокруг. Фу, мерзость! Она же размером с котенка! Какой жуткий длинный хвост! Розовый и голый, будто червь. Еще и черная какая-то... Не домовая.

Псарь с собаками появился как чертик из табакерки. Это были те самые борзые, которых Анри давеча купил в свою свору. Красивые и, как его сестрице было известно, страшно дорогие. Возможно, кому-то из ценителей стало любопытно взглянуть на пополнение и брат приказал привести их вместо того, чтобы идти до расположенной в другой части парка псарни. Иначе что бы им тут делать.

Завидев крысу, молодые и не вышколенные еще собаки обезумели. Даже взрослому мужчине не под силу удержать несколько псов, которые, подчиняясь зову природы, одновременно ринулись на добычу. Псарь и не удержал. Крыса сделала в воздухе несколько кульбитов, подобно воздушному акробату на ярмарке, а едва достигла земли, бросилась в сторону. Собаки кинулись за ней с бешеным лаем, и тут Катрин буквально похолодела, ибо из-за кустов показался никто иной, как Его Светлость герцог де Монпансье. Судя по тому, что он шел целенаправленно к фонтану, мать выдала их местонахождение и будущий супруг галантно вызвался вернуть обществу свою невесту. Чтоб ему пусто было!  Собачий вихрь несся ровнехонько ему наперерез, а отступить в сторону времени уже не оставалось. Мгновение, и он оказался на спине, а псы, даже не заметив сбитого с ног препятствия, рванули дальше. И тут - о ужас - в довершение всего Катрин неожиданно для себя услышала собственный смех, и довольно громкий. Ситуация была столь комичной, что сдержаться было немыслимо.

Несчастный псарь остановился, озираясь и не зная, что ему делать: бежать за собаками, пока они не нарушили спокойствие гостей, или срочно помочь высокой особе. За что ему больше достанется - за бедлам или за неоказание? Нет, догнать борзых было невозможно. А посему он принял решение хоть чем-то загладить свою оплошность, сделать то, что у него точно получится: бросился к Монпансье.

- Словно перевернутый жук или черепаха, которую уложили на панцирь, чтобы не сбежала, - мысленно сравнила Катрин, у которой поневоле вспыхнули в глазах мстительные огоньки. Ни капли жалости.

Унять смех она до сих пор не могла. Ну Луи! Сам того не подозревая... Вот это так подарок вдобавок к Бланке. Вместо неодобрения она завела руку за спину и крепко пожала пальцы брата.

- Ваша Светлость, мне так жаль! Надеюсь Вы не очень ушиблись? - нежным колокольчиком прозвенела именинница и смахнула согнутым мизинцем выступившие на глазах от хохота слезы. Приличия ради она даже сделала несколько шагов и заботливо склонилась над потерпевшим, который как раз пытался подняться с помощью слуги.

- Су-сударыня, - скривился герцог, стараясь изобразить улыбку, - вас так не хватало, что я... Осторожней, кретин! - рявкнул он в адрес псаря, резко прервав попытку дифирамбов, - Ты не видишь разве, что мне больно? Упустил собак, олух, еще и не можешь нормально помочь подняться! Как тебя вообще в таком доме держат?!

Бедолага-псарь забормотал извинения. Он смирился со своей участью. Хорошо если просто быть поротым. Главное, не вышвырнули бы с такого места.

- Простите, сударь, но псарь не виноват, - нахмурила тонкие брови Катрин, - невесть откуда выскочила крыса. Собаки сорвались. Я видела собственными глазами, как он старался их удержать.

Между тем лай где-то в глубине парка затих. Крыса нашла безвременный конец, зато от славных и породистых представителей собачьего рода.

Отредактировано Катрин де Монпансье (2017-08-09 08:14:45)

+2

13

Бросок крысы произвел не тот эффект, на который надеялся Луи. Он метил прямо в одну из собак, но из-за того, что крыса перевернулась в полете, она шлепнулась на землю рядом. Не добросил, а это немного даже обидно. По идее юного негодника крыса должна была вцепиться в голову или в нос гончей, а уж потом собаки бы обязательно побежали прямо на гостей, устроив настоящий бедлам. План практически сорвался и шалость не удалась сама по себе, если бы к брату и сестре не спеша не направился герцог де Монпансье. Две собаки пробежали мимо него с громким лаем, а вот третья сшибла его с ног на землю, словно тюк с картошкой. Луи без стыда и совести изошелся веселым смехом. Потешаться над пожилым, пусть и влиятельным герцогом он не считал великим грехом. А еще этот его мерзкий голос с любезными нотками, прикрывающими лишь похоть к юной девушке. Сударыня, вас так не хватало, - мысленно передразнил старика младший Гиз, но в слух не обронил ни слова, лишь сжал пальцы сестры в своей руке. Темно-зеленые глаза его превратились в непокорные льдинки, мечущие гром и молнии, незаметные людскому взору. Луи тайно мечтал, как заберет сестру, они уедут далеко от дома и поженятся в церквушке. У них будут прекрасные дети и, как только они состарятся, внуки. Каждое утро Луи будет оставлять у изголовья Катрин букет красных роз, а днем они будут заниматься детками при воскресной школе, обучая их письму и чтению. Хлопая мечтательно глазами юноша бывало даже пропускал мимо ушей слова учителя на занятиях, задумавшись о сестре. Церковь говорит, что брак между родственниками близкой линии грех, но ведь, по сути своей, Адам и Ева тоже были братом и сестрой. В голове Луи был и другой сценарий развития: он и Катрин уйдут в монастырь, потом он станет аббатом, а она аббатисой и они будут переписываться как легендарные св. Франциск и Жанна де Шенталь. Этому не бывать, а жаль. Оглядев около своих ног, пытающегося подняться герцога, юноша почувствовал стойкое желание дать ему ногой по голове или под бок, чтобы повалить обратно. Если этот человек не будет прогнан и Катрин выйдет за него замуж, Луи попытается сделать ее вдовой. Изучая историю Церкви, он сравнивал себя с легендарным Чезаре Борджиа, а свою сестру с Лукрецией. Многие всю их семью ассоциировали с теми отправителями, интриганами и политиками. Только вот Луи досталась лишь религиозность Чезаре, в то время как его братья были воинами и стратегами. Будем считать, что Чезаре Борджиа разделился на личности трех братьев. Наконец-то этот пожилой мужчина смог подняться на ноги, но Луи не долго терпел и выпалил на одном дыхании:

— Вам не рады здесь, мсье.

Сестру своим поведением не хотелось расстраивать, не желал юноша и провоцировать конфликт, но оставаться в стороне со своим вспыльчивым, бунтарским характером он не мог. Он отведет сестру саму к столу и отдаст в руки матери, и пусть только кто-то попробует перейти ему дорогу, сразу же пожалеет. Юный, пока еще не служитель церкви, попытался увести Катрин за собой. По пути они прихватят и котят.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-09 13:25:29)

+2

14

Катрин крепко пожала пальцы Луи в ответ, но сразу за ним не пошла. Они не договорили. Пусть Монпансье убирается отсюда сам.

- Герцог, извините моего брата, - виновница нынешнего торжества закусила губу, не отпуская руки Луи, - он молод еще совсем и потому горяч.

А герцог явно был раздосадован казусом. Он не привык показываться перед кем бы то ни было в нелепом свете. Не привык, чтобы над ним смеялись, и кто? Юная девица и желторотик. До мальчишки и его дерзостей ему не было ровно никакого дела, а вот от своей невесты он был вправе ожидать большей заботливости, как минимум. Тот факт, что Катрин даже не пыталась скрыть насмешку, ощутимо задел самолюбие принца из рода Бурбонов.

С посторонней помощью ему, наконец, удалось подняться. Встав на ноги, он с раздражением отмахнулся от псаря. Тот неуклюже поклонился и чтобы не попасть под горячую руку, поспешил туда, где скрылись собаки. Господин де Монпансье, пытаясь сохранить остатки достоинства, небрежным движением отряхнул свой камзол от пыли.

- Я жду Вас за столом, Катрин, - довольно холодно проговорил он. Предлагать свою руку и тем самым навязываться герцог не стал, а вот обратился к ней запросто, по имени. Фамильярно, зато как нельзя кстати подходит для почти жены.

Не дожидаясь ответа, собственно, и не нуждаясь в нем, потирая ушибленную поясницу, он неспешно удалился в том направлении, откуда доносилась музыка.

- Луи, послушай, - девушка заглянула брату в глаза и взяла его ладонь в свои, - ты уже взрослый и я могу говорить с тобой вполне откровенно. Этот Монпансье далеко не принц на белом коне, но мне с ним жить. И свое согласие я дала добровольно. Это выгодно нашему семейству. Братец, милый, дорогой мой, не нужно его злить. Если вдруг он злопамятен, то свое раздражение непременно сорвет потом на мне. Наедине. Одно дело догадываться. Совсем другое - услышать неприятную правду.

Катрин прекрасно понимала, о чем говорит и осознавала, что если с мужем не заладится, это вызовет множество сложностей. Вряд ли Анри, мать, дядюшка, стоит ей выказать недовольство, моментально обеспечат аннуляцию брака. Нет, ей предложат наладить отношения и проявить женскую мудрость. В ином случае какой смысл заключать союз? Ей существовать под одной крышей с Монпансье, ей дано тело слабой женщины, а значит, откровенность не в ее интересах.

Отредактировано Катрин де Монпансье (2017-08-09 17:45:49)

+2

15

Почему я должен молчать? подумал Луи, молча выдерживая боль в пальцах, сжатых девушкой. Сердце билось в груди от прилива ярости, кровь хлынула к лицу, его щеки запылали неистовым огнем. Когда-нибудь он все поймет, но не сейчас и еще не скоро. Сложившиеся ситуация была для юноши отвратительной. Еще придется извиниться перед этим напыщенным индюком за свое поведение. Пройдет время и это будут перед Луи стоять на коленях, а не он будет унижаться. Спокойно проводив взглядом герцога, а затем выслушав сестру, младший Гиз согласно кивнул

— Хорошо, я извинюсь перед ним перед своим отъездом. Сделаю я это не потому, что этот человек мне по душе, а лишь ради тебя, Катрин. — буркнул недовольно он, выдергивая пальцы из рук сестры, хотя сам недавно брал ее в свои.

Вечно все ищут выгоду, в родственниках, в положении, в любви, в вере. Это отвратительно даже по человеческим законам и тем более неприемлемо для божеских. Катрин никто не спросит. хочет ли она замуж, как никто не поинтересуется у Луи, желает ли он на самом деле выбрать своей стезей церковное служение, лишится возможности иметь семью. Он даже не знает, что ему предстоит в будущем. Дядя не вечен и когда-нибудь придется занять его место. Луи тошнит от интриг и той грязи, что льется при королевском дворе. Ему придется с этим смириться. Вернувшись к фонтану, он подобрал на руки маленького котенка, названого не так давно Хулиганом, и прижал к себе. Он тоже вырастет и будет спать с хозяином в одной кровати. Трудно расставаться с детством, но еще труднее о нем забывать.

— Пора вернуться на праздник. — тяжело вздохнул юноша, почему-то больше не улыбаясь и не делая попыток подойти слишком близко к сестре.

Все уже кончено. Вечером он уедет с дядей в Авиньон. За те месяцы, что остались до свадьбы Катрин, он не сможет больше приехать в поместье и не увидит ее. Когда же они увидятся, она уже будет герцогиней де Монпаньсе, женой Луи де Бурбона и его спутницей. Детство слишком быстро закончилось, наступила пора взросления. Идя впереди сестры к столу, за которым знатные гости веселились, пили, радостно обсуждали что-то, Луи ничего не слышал, все звуки потонули для него в горькой тишине его собственных мрачных мыслей, а в глазах навсегда застыла непроходящая тоска, мука и печаль, которую он в будущем сможет скрывать только холодным безразличием.

Отредактировано Людовик II де Гиз (2017-08-09 22:39:19)

+1

16

Эпизод успешно завершен

0


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Почувствуй свободу и бескрайние луга последний раз. Лето 1570 года