Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Не бывает второго шанса произвести первое впечатление. Июль 1575 года


Не бывает второго шанса произвести первое впечатление. Июль 1575 года

Сообщений 1 страница 21 из 21

1

Июль 1575 года, Сен-Жермен-ан-Ле

От администрации: желающим подхватить роль Шико обращаться в гостевую.

0

2

Ее Величество королева Наварры откинулась на прохладную мраморную стену беседки, поправила подушку под спиной и слегка поерзала, чтобы занять положение поудобнее. Святая Маргарита Антиохийская, благослови предместья! Страшно подумать, что сейчас происходит в городе. Пыль, вонь, жара. Любой, у кого была возможность, старался сбежать за пределы парижских стен.

У короля-Солнце будет Версаль. У Франциска I был Сен-Жермен. Разве можно поверить, что в каких-то шести лье отсюда находится шумная столица? Тихий, благословенный городок выше по течению Сены, который вырос вокруг замка еще во времена Людовика Толстого. В правление Франциска он еще разросся, ибо вельможи сочли разумным построить себе загородные усадьбы там, где любит находиться король. Генрих не может сейчас позволить себе отлучиться из Лютеции, но Сен-Жермен настоящее спасение. Весной сады в благоухающей розовой дымке, осенью золото листопада и молоко туманов над Сеной, охота великолепная. Зимой - снега, чистые как покрывало девственницы и тишина. Такая тишина, что можно слышать, как в лесу ревет олень, окликает стадо. А летом...

Маргарита сладко зевнула, как кошка. Не отрывая взгляда от страницы, положила в рот кисло-сладкую яблочную дольку. Кажется, молодая королева решила обосноваться в этой беседке надолго. Несколько кувшинов с оршадами для нее и ее дам, большое блюдо с фруктами и книга на коленях. Одна нога государыни маленького, но гордого королевства покоилась на скамье, вторая была спущена вниз и покачивала на мыске крошечную, как у ребенка, расшитую бисером туфлю. Минимум краски на лице, почти никакой. Из украшений только аметистовые серьги, обручальный перстень и любимое кольцо. Минимум слоев в платье, оно белое и из тончайшего шелка. Символическая нижняя юбка из батиста. Мягкий корсаж надет на самый щадящий из корсетов. Газовые рукава. Вместо головного убора - сетка на волосах из золотой нити. Легче просто некуда. Что еще нужно в летний день? Салфетка на плече, чтобы вытирать пальцы и не дай Бог книгу не перепачкать.

- Мадам! - сначала раздалось шуршание юбок и деликатное покашливание, а потом в беседку резво вбежала одна из фрейлин, - Ваше Величество...

- Меня тут нет, Ла Фрезе, - темные глаза не прервали бег вдоль строчки, - нет, нет, нет. Я в покоях короля Севильи. Он только что послал против Сида войско в тридцать тысяч сарацинов. Разгневался, что гордость неверных - Валенсия - находится в руках христиан.

Ла Фрезе (в то время была мода при дворе опускать приставки и дворянские фамилии напоминали некие прозвища) топталась на месте и уходить не собиралась. Дочитав абзац, Маргарита очень неохотно оторвалась от своего занятия и сдула со лба каштановую прядь.

- Я Вас слушаю, милочка. Видно, есть что-то важнее Валенсии.

- Ваша лошадь. Та, что вы ждали, - затараторила девица, как только ей позволили говорить, - Ее везут. Точнее, уже привезли. Его Светлость испанский посол попросил справиться, не примете ли Вы лично?* Если изволите, тогда они во внутреннем дворе и ожидают Вас, прежде чем отправиться в конюшни.

Вот это уже был веский повод отложить чтение. Лицо королевы осветилось нетерпением и удовольствием.

Легкие шаги почти не приминали траву. Несколько дам едва поспевали за своей госпожой и испытали видимое облегчение, когда они вышли из парка и Маргарита резко замедлила шаг. Теперь она шла, как подобает при ее положении.

Лошадиное ржание подтвердило, что они почти добрались до желанной цели.

*Согласовано

+2

3

Внутренний двор был вымощен серым камнем, словно выгоревшим на безжалостном солнце, и источал совсем не утренний зной. И это не взирая на то, что полдень еще не вступил в свои права. Хоть какое-то подобие прохлады давали лишь кудрявые белые акации, что росли вокруг, да клумбы с разноцветными анютиными глазками. В описываемую нами эпоху их звали цветами святой Троицы. В кружевную тень одной из таких акаций и отвели прелестную андалузскую кобылку двое слуг, одетых в цвета дома Кардоны. Это была серая крапчатая кобыла с тавром из королевских конюшен Его Католического величества с густой гривой и хвостом цвета мышиной шерсти, пышным, как перья на шляпах придворных щеголей. Лошадка дружелюбно пофыркивала и явно намеревалась выпросить одно из яблок. Их держал в изящной плетеной корзине невысокий паж, субтильный, черный и носатый как птенец ворона. Бока лошади лоснились, а великолепие убранства благородного животного удивляло даже видавших виды придворных, которые заполняли двор.

Посол в это время прогуливался на самом солнцепеке. Испанец привык к летнему зною и не стал скрываться в тени в ожидании Ее Величества. Одетый в тончайший колет из светло бежевого шелка, оттененный брабантскими кружевами того же цвета, он словно и не чувствовал зноя. Его черные глаза были направлены на тропинку. Отсюда, судя по его прикидам, и должна была прийти та, которую заслуженно величали жемчужиной дома Валуа.  Но группка нарядных, щебечущих прелестниц появилась совсем с другой стороны во главе с той, что выделялась на их фоне как богиня Артемида. Это, впрочем,  не помешало испанцу моментально отреагировать на приближение этого очаровательнейшего из отрядов. Герцог отвесил предписанный этикетом церемониальный поклон и обратился к чудесному видению в облаке белого шелка:

- Доброе утро, Ваше Величество. Позвольте поблагодарить вас  за то, что вы согласились уделить мне пару минут вашего времени и вручить вам эту кобылку. Она из конюшен Его Католического Величества короля Филиппа. Та самая, которая должна была прийти к вашим именинам, но немного запоздала в пути.

+2

4

Королева Наваррская остановилась и по ее губам скользнула улыбка одобрения. Тому, кто хоть немного разбирается в лошадях, хватило бы беглого взгляда. Презент оправдал ожидания. Благородное животное от кончиков ушей до копыт было великолепно. Лошади, вот пример истинной грации. Людям стоит у них поучиться.

- Доброе утро, герцог, - Маргарита заговорила по-испански и с самым любезным видом протянула молодому человеку руку в кружевной перчатке ладонью вниз, - я очень благодарна моему брату католическому королю за такой знак внимания. Я знаю, что эти лошади наперечет и ценю по достоинству подарок. Сегодня же письмом выражу свою глубокую признательность.

Дипломатический шаг и только. От Филиппа, этого мрачного и жесткого человека, не стоило ждать настоящей любезности. После того, как смерть окончательно расстроила планы Екатерины насчет крепкого союза между Испанией и Францией, отношения Валуа и Габсбургов вряд ли слишком потеплели. Но что из того? Это не мешало сердцу Маргариты сжиматься в сладкой судороге, а глаза сиять предвкушением момента, когда это великолепное животное понесет ее. Это не мешало ей сейчас очень дипломатично назвать Испанца братом. Он все же был супругом ее сестры и отцом двух ее маленьких племянниц. Несчастная Елизавета...

- Покажете мне поближе это уникальное животное? - супруга Беарнца с улыбкой приподняла руку, чтобы Кардона предложил ей свою и проводил к подарку.

Аристократичная, как все представители ее породы, не слишком высокая, чтобы даме было проще подниматься в седло, лошадь выглядела компактной и элегантной, но каждый дюйм ее тела свидетельствовал о физической мощи и силе.  Широкая грудь, округлые, лоснящиеся бока, прямая и крепкая спина, длинные, но тонкие передние ноги. Она так смотрела сквозь длинную и густую челку цвета темного пепла, что этот взгляд тут же попадал в самое сердце. Он был полон достоинства.

Маргарита подошла к живому подарку медленно, без робости и резких движений. Протянула руку к холке. Не стала сразу касаться морды и шеи, это слишком интимно. Это дозволяется только близким, а они видятся впервые. Молодая женщина приподнялась на цыпочки и зашептала что-то в чувствительное большое ухо. Берберская лошадь вздрогнула бы и отшатнулась. Африканские скакуны, при всей их выносливости, известны своим нервным характером. Но только не андалузская, хотя в ней и присутствует кровь варварийских предков. Андалузка стояла спокойно и ровно. Ноздри кобылки мягко раздувались, привыкая к незнакомому запаху. Миндалевидные глаза прикрылись, потом опять распахнулись и с любопытством посмотрели в другие миндалевидные глаза, глаза человека. Знакомство состоялось.

- Я назову ее Химена, - произнесла молодая королева и на сей раз зашла дальше - мягко погрузила пальцы в шелковистую гриву ласкающим движением. Такой шевелюре позавидовали бы придворные дамы с их шиньонами и фальшивыми локонами.

Для укрепления отношений неплохо было угостить южную гостью чем-то вкусным. Дочь Флорентийки вынула яблоко из той самой корзины, что держал паж, и протянула лошади на раскрытой ладони.

- Хочешь? Угощайся.

Химену не пришлось уговаривать. Она деликатно взяла гостинец бархатными губами, раздалось веселое "хруп" и вот яблока уже как не бывало. За вторым лошадь потянулась к ее рукам сама.

+2

5

Герцог отметил в очередной раз не только молодую прелесть королевы Маргариты, но и ее образованность. По-испански она говорила почти без акцента. Особенно удивительно было, как даме давалась испанская ха.

Со стороны Наваррской государыни это было весьма любезно - всё-таки они были при французском дворе и как всякий посол, Кардона прекрасно владел французским. Но звуки родной речи из столь прелестных уст были герцогу де Сома особенно милы. Испанец постарался улыбнуться как можно более любезно и галантно поцеловал протянутую ему руку.

- Непременно передам Его Католическому Величеству, что его подарок пришелся вам по душе, - произнес молодой человек и с живейшим интересом заглянул в темные глаза своей собеседницы. Та не замедлила оказать посланцу короля Филиппа еще одну милость - ему следовало подать даме руку и препроводить ее к ожидающей в тени кобылке.

Дамская ручка в кружевной перчатке давала герцогу возможность оценить не только изящество линий, но и атласную белизну кожи Наваррской государыни. Лежа на шелковой перчатке мужчины, она казалась детской ладошкой. Но прикосновение этой ладони жгло и через перчатку. Слишком искусительна была эта женщина, пьянящая белизной кожи, каштановыми завитками на висках, нежным запахом молодого тела, чуть смешанным с ароматами цветущих лесных фиалок.

Герцог искренне любовался дочерью Валуа и тем, как ловко она обращалась с подарком. Было видно, что королева отлично знает, как вести себя с лошадьми. Поладила дама и с этой андалузской серой красавицей.

- Не хотите ли проехать на Химене кружок-другой? - чуть лукаво покосился герцог на Маргариту. Он прекрасно понимал, как сложно устоять страстному лошаднику перед новым обитателем своей конюшни. Как трудно не вскочить моментально в седло, едва увидев это благородное животное. Тем более, что кобылка, которую только что окрестили Хименой, стояла уже оседланная. Дамское кожаное седло, обитое темно-синим шелком и обильно украшенное золотой чеканкой, украшало спину лошади.

+2

6

Что гасконцу зной? У него кожа толстая, как у слона. Разве ж это жара? Так, приятное тепло. Шико без колебания подставил солнцу смуглую физиономию.

Еще с террасы сеньор Анжелер заприметил толпу во внутреннем дворе.
- Эге, - подумалось гасконцу, - просто так никто не сбивается в стаю. Стало быть, происходит что-то интересное. Посмотрим, дружочек мой Шико.

Увы, разглядеть что-то было сложно. Шико хоть и был долговяз, но дамские парасоли, чтоб их, закрывали зрелище даже с верхних ступеней. Любопытный как галка, гасконец тут же поспешил к месту событий.

Он не ошибся. Воспользовавшись своим исключительным положением, довольно бесцеремонно растолкав острыми локтями придворных и не обращая внимания на их ворчание, пробрался поближе. И правда, зрелище стоило этих усилий.

- Ба-ба-ба! - воскликнул он, - вы поглядите, что тут происходит! Какая красивая кобылка благородных кровей! Ах, нет, простите, две!

В толпе раздались отдельные сдержанные смешки. Такие грубые шутки никого не шокировали в то время, хотя сейчас показались бы до крайности неприличными.

- И кажется, на одну заглядывается испанский жеребчик! Просто-таки бьет копытом! - красноречивый взгляд на посла не давал сомневаться, к кому относятся эти слова. Живое скуластое лицо изобразило настоящий испуг, - Святая Пятница! А где же мой земляк из По? - Шико принялся растерянно озираться, - тут нет! И тут нет тоже... Да куда ж он подевался, наш добрый Беарнец, самый любимый зять Катрин? Куманёк!

Королевский шут сложил руки рупором и дал волю глотке, а она была у гасконца луженой.

- Ку-ма-нёооок! Твое Наваррское Величество! Пожар, наводнение, беда, караул! Твоему образцовому семейному очагу угрожает большое несчастье! Еще чуть-чуть и твою голову украсят самые католические рога! Да еще с бубенчиками, получше чем на моем колпаке!

+3

7

Губы герцога досадливо поморщились, а в черных глазах клинком блеснуло недовольство, едва до его слуха долетел пронзительный голос несносного гаконца. Ему не раз доводилось наблюдать ужимки королевского шута: Шико вечно ходил как пришитый за Генрихом Валуа и буквально фонтанировал гадостями в адрес тех, кого не считал верной свитой своего суверена. Испанец признавал, что за шутовской маской скрывается весьма неглупый карьерист. Этот факт, однако, не мешал испытывать легкую неприязнь к злоязычному роялисту.

Сейчас пошлые шуточки урожденного Англере были и вовсе неуместны. Они грозили смазать герцогу игру, как политическую, так и галантную. Вряд ли королева станет слушать скабрезности дворянина, что притворяется шутом и философа, что носит маску безумца. А значит, она просто уйдет.
Поэтому Кардона поспешил подсадить Маргариту в удобное дамское седло. Не переставая улыбаться, взял яблоко из корзины пажа:

- Держите, гасконский мул, - ловкий бросок и яблоко полетело в сторону изощряющегося в остроумии грубияна, - Лучше съешьте яблоко, а то своим скабрезным ржанием вы всех дам распугаете. Их нежные уши не для столь резких звуков, -  чуть надменно хохотнул испанец.

- Мало его пороли. Как был грубияном, так им  и остался. Не пошла наука впрок...

Этот комментарий вполголоса по-испански был обращен к очаровательной всаднице.

+2

8

Кто находился при дворе хоть неделю, знал, что Шико прекрасный фехтовальщик. Не зря ему позволено было королем иметь при себе шпагу. Яблоко он поймал левой рукой, одним точным и ловким движением.

- Недурно нынче живут лошадки. Отменное раннее яблочко, клянусь душой! Что-то оно мне напоминает. Ах, да. Одну историю, когда Адам польстился на евино очарование, - сеньор д'Англере снизу окинул взглядом фигуру королевской сестрицы, - Да, старую, старую историю. Старую, как сам мир. Только вот я позабыл, чем оно все кончилось. Берегитесь, сеньор испанец, берегитесь, не Вы в этих сетях первый, не Вы и последний! Если, конечно, не хотите, чтобы Ваша засушенная голова, один из позвонков или засоленное сердце хранились в шкатулке с инкрустацией, - гасконец расхохотался, обтер яблоко рукавом и аппетитно, с хрустом откусил своими крепкими белыми зубами от яблочного бока. Отличный плод оказался. Сочный, налитой.

- А Вам везде мулы видятся. Я и не знал, что Вы так глубоко переживаете о несбывшейся духовной карьере, - Шико с сочувствием пощелкал языком и мотнул головой, - ай-яй-яй. Не стоит так печалиться. Я понимаю, что Ваш дружочек - младший Гиз - и архиепископская шапочка на его двадцатилетней лотарингской голове заставляют Вас сокрушаться и думать, что Вам фиолетовое пошло бы куда больше... А потом и красное. Только куда Вам надевать сутану с Вашей-то галантностью? Как говорил мой дед, везде есть свои плюсы. Он, конечно, был не Пифагор, но все-таки старик умный. Судите сами, Вас потеряла матушка-церковь и это большое несчастье для нашего Святого Отца Папы, - гасконец нарочито перекрестился, - Зато Вы смогли по достоинству оценить гостеприимство моего друга Генриха и с лихвой за него платите, как и полагается. Сейчас Вы - око нашего католического брата здесь, в прекрасной Франции. Разве не достойная компенсация?! - улыбка от уха до уха растянула полноватые губы.

С момента, как новый испанский посол прибыл ко французскому двору, Шико краем глаза всегда следил за ним. Он вообще никогда не пропускал новое, наш гасконец, и по складу характера и по своему положению. Если хочешь выжить, держи в руках нити и дергай за них в нужный момент. Кроме того, расслабляться в отношении Испании это значит плескаться в реке с крокодилами. Не стоит терять бдительность, иначе останешься без рук и ног. Шико обожал эту испанскую политику: изначально посол должен сохранять наилучшие отношения между странами, вот его обязанность. Однако посол Испании главным образом занимается тем, что в подробных письмах докладывает своему сеньору о каждом чихе. Этого требует Филипп. Еще есть Гизы, за которыми тоже нужно приглядывать. С этими голубчиками у гасконца были свои счеты. А судя по тому, какая идиллия между ними и испанцем, расходящееся косоглазие заработать Шико не рисковал. Просто смотри в одну сторону и не ошибешься.

Отредактировано Жан-Антуан д'Англере (2017-04-20 13:22:24)

+3

9

Маргарита при первых же фразочках шута вспыхнула от гнева, лицо исказила недовольная гримаска. Но она все еще держала себя в руках.

- Он иногда бывает невыносим! - по-испански ответила она послу и тоже вполголоса.

Ниже достоинства принцессы крови было поддерживать пикировку. Но чем дальше, тем больше, у каждого терпения есть предел и в конце концов кровь у нее закипела и эмоции взяли верх. Небольшой изящный хлыстик, часть конской сбруи, нетерпеливо постукивал по согнутому колену.

- Замолчите, Шико, несносный Вы болтун! - властно прикрикнула молодая королева, - мой брат многое Вам позволяет, но это не значит, что не должно быть вовсе никаких границ. Не забывайтесь, Вас слишком распустили.

Она не лишена была чувства юмора, охотно смеялась со всеми над хорошей шуткой, но не в этом случае. От утреннего настроения не осталось и следа, а как хорошо все начиналось! Только Шико мог так испортить минуту общения с великолепным животным и лишить невинного кокетства, чисто женского удовольствия и совсем не предосудительного. Супруга Беарнца никогда не была в теплых отношениях с гасконцем, но и войны между ними не существовало. Взаимные шпильки, не больше. Оба отдавали друг другу должное и понимали, что так лучше. Несмотря на это, Шико был себе на уме. Он, как ходячий ларец с секретами, хранил в себе столько тайн и скрытых мотивов, что предугадать его поведение было почти невозможно. Он как кот гулял сам по себе и делал, что пожелает. Сегодня он мог быть безупречно вежлив и даже предупредителен, а завтра сорваться с цепи. Вздумалось ему болтать, забавы ради или с какой-то целью, он в этом себе не отказывал. Близость с королем и свойственная его провинции бесшабашность давали ему слишком большие возможности. Не дай Боже попасться ему на язык! И вот. Именно сегодня ему вздумалось жалиться и кусаться.

+2

10

Черные глаза испанца от гнева сузились, как у рыси перед прыжком. Шут, похоже, решил вывести из себя Наваррскую королеву и не только  полностью сорвать испанцу флирт с красивой женщиной, от продолжения которого герцог явно не отказался бы, но и смазать дипломатический жест Его Католического величества.

Да и напоминание о потерянной церковной карьере было Кардоне неприятно. Не то чтобы испанец сожалел о потерянной тонзуре. Нет, он весьма охотно влился в мирскую жизнь и легко позабыл про прежние планы. Но тот факт, что вынудил его так поступить, был для герцога де Сома весьма прискорбен. Смерть обоих братьев вынудила герцога отказаться от епископства и хоть не саднила в его сердце незаживающей раной, но все же рождала печаль. К тому же испанца всегда раздражали пустые болтуны, которые суют свой нос куда надо и куда не стоит.

- Месье шут, - почти проникновенно произнес герцог, - Вы бы шли своей дорогой и упражнялись не только в остроумии, а хотя бы иногда и в элементарной учтивости. Мне-то казалось, что история с одним выпоротым гасконцем* научила вас быть вежливее с дамами и не лезть напролом, как лось в чаще... Но не в мула корм? - испанец иронично хмыкнул.

Скрытый текст

История с участием герцога Майеннского, который, как известно, имел конфликт с мэтром Шико

+2

11

- Ах, Мадам! Вы как всегда в точку. Наступили на больную мозоль. Если бы Ваш брат распустил только меня, это было бы полбеды.

Шико как ни в чем не бывало продолжил грызть яблоко.

- Чего с меня взять? Я шут, пошляк и старый грубиян, это всем известно. Меня уж не исправить, да и испортить нельзя. Но с тех пор, как взошел на престол, он занят тем, что распускает других. И это действительно беда. Я ему об этом постоянно толкую, да все напрасно. Понимаете, у него вообще слишком доброе сердце, у нашего дорогого Генриха. Это Вы верно подметили. И сколько народу этим злоупотребляет! А потом он жалуется на предательство самых близких людей, интриги и подковерные игры, представляете, как смешно?

Англере служил еще двум старшим братьям нынешнего короля. К Генриху был привязан еще в бытность того герцогом Анжуйским, но формально находился на службе у Карла и потому в Польшу не ездил. Там и так было не протолкнуться, а в Париже предстояли любопытные события. Он видел смерть Карла. Видел хищный блеск в глазах младшенького Франсуа, который уже ощущал корону на своей голове, видел, как суетились Гизы. О, они-то неусыпно трудились, как мыши прогрызали ходы, пока трон стоял пустой. Вся эта возня происходила у Шико на глазах, но он мог с уверенностью предсказать исход, хотя бы потому что знал мадам Екатерину. Она с неженской силой держала в стальном кулаке власть для своего любимца, пока тот в Вене и Венеции принимал овации да прохлаждался. И если Генрих по молодости да по наивности въезжал в свое время в Реймс опьяненный перспективами, то старый лис Шико-то уж видел искаженные лица. И он ни на су не верил, что кто-то опустил руки.

- Давно пора взять всех в ежовые рукавицы. Только начать надо не с меня - дурака, а с особ повыше. Сильно повыше. Я бы даже сказал, самых высоких. Вы с ними прекрасно знакомы. Вы такая мудрая женщина, может, найдете минутку после того, как опробуете эту вот красотку, - шут кивнул на красавицу-кобылу, - и мы вместе образумим Его мягкосердечное Величество, а?

Наконец Шико удостоил своим вниманием посла:

- Э, Святая Мадонна! - гасконец возвел очи горе, - какая скучная пошла нынче молодежь. Ну нельзя же быть таким пресным, сеньор. Только одна старая побасенка в арсенале и дважды одно сравнение? Два раза одна шутка это уже не смешно. Кого только наш католический брат Филипп к нам сюда посылает? Мне уж за половину четвертого десятка перевалило. И Вы будете меня учить поведению с дамами? - Шико заразительно рассмеялся, а от уголков лукавых карих глаз разбежались веселые морщинки, - за мою память не беспокойтесь, она по-прежнему превосходна и ничто из нее не стирается. А вот Вы, по всему видно, наших дам как следует узнать до сих пор не успели, раз считаете, что от невинной шутки их нежные уши сворачиваются в трубочку. Вот вам непрошеный совет и абсолютно безвозмездный: не видел на своем веку ни одной прелестницы, которая по-настоящему ценила бы безупречную вежливость. Примеров назвать не могу. Учтивость не позволяет. Но поверьте, как раз с вежливостью да учтивостью точно останетесь ни с чем, - гасконец сделал пальцами длинный нос, приставил к своему и пошевелил ими, как делают дети, желая подразниться.

Последний тезис Шико оказался настолько близок к истине, что вызвал в толпе взрыв хохота как со стороны прекрасной половины, так и со стороны кавалеров, этих неутомимых завоевателей форпостов.

Отредактировано Жан-Антуан д'Англере (2017-04-24 10:50:16)

+2

12

Миновав ворота, главный сокольничий одобрительно хлопнул по крупу своего Тезея и сам открыл дверцу семейного небольшого портшеза с вышитым гербом, чтобы помочь выйти сестре.

- Матушка тебе наверняка наговорила всяческих ужасов о придворной жизни?

Носильщики дождались отпускающего жеста, лошадь молодого графа тоже уже увели на конюшню.

- Если так, то знай, что у мадам де Коссе, - усмешка тронула его губы, - свои резоны. Матерям только дай возможность, они запрут в сундук и сверху навесят замок для верности. Опасности, водовороты, я прав? Ты, конечно, слушай ее, но процеживай. Двор не такое страшное место. Здесь не едят девиц, чтобы на их косточках потом покататься.

Молодой граф не просто так спешился возле самых ворот. До дворца нужно было немного пройтись по тенистой платановой аллее. То, что нужно в такой погожий летний день. Роскошная крона старых деревьев превращала аллею в природную галерею с живой зеленой крышей. Здесь было прохладно и тихо. Жанна семенила рядом. Нет, не то чтобы она мельчила, просто ноги ее брата были существенно длинней.

- Если знать подводные камни, тут очень занятно. Особенно, когда у тебя есть молодость. Я верно сделал, что отбил тебя сегодня? Пусть родительница сама развлекает своих скучнейших гостей, коли ей охота.

Как хорошо, что аллея пока пуста! Молодой де Бриссак снял шляпу и весело помахивал ею, держа в свободной руке. Если кто-то встретится, нахлобучить вопрос одной секунды. К черту приличия в июле.

- Я тебе расскажу, кто есть кто, от кого стоит держаться подальше, а кто будет полезен. Уверяю, ты весьма скоро освоишься, да так, что сможешь другим советовать. А бояться не стоит, у тебя есть брат, который за тебя кому угодно отрежет... уши. Надеюсь, ты понимаешь, что если нужен будет совет, я тоже к твоим услугам?

Скопление народа неподалеку от главной лестницы сразу привлекло и внимание Коссе тоже.

- Гляди-ка, что-то происходит. Тебе везет, дорогая сестрица. Сразу же увидишь придворную жизнь, как она есть. Идем поглядим. Руку клади сверху на мою, вот так.

Главный сокольничий без тени сомнения направился вместе с Жанной прямо к месту событий. Так-так. Испанский посол, королева в белом, шут. Любопытный расклад. Ну конечно, мэтр Шико опять со своими шуточками. Чертовы гасконцы! Язык у них вечно страдает чесоткой. Меры они ни в чем не знают, а особенно, когда имеют для этого основания. У испанского посла не было репутации излишне вспыльчивого человека, но любому терпению есть предел. На этот раз все могло зайти достаточно далеко и никто не собирался это остановить. Бриссак, несомненно, мог досмотреть этот спектакль до конца и посмотреть, чем все завершится. Честное слово, сперва он так и хотел сделать, чтобы удовлетворить тягу к зрелищам. Но право же, если он думал сегодня представить сестру королеве Маргарите, то красные пятна, проступавшие на щеках всадницы, этому отнюдь не способствовали. А жаль. Жена Беарнца улыбалась и держала голову высоко, как настоящая принцесса крови, но улыбаясь, кусала себе губы*. Это сокольничий заметил, потому что нарочно глядел на ее лицо. Она явно была вне себя от ярости.

- Значит, побуду мировым.

- Господа! Какое, однако, доброе утро. Я тут мимо проходил и мне показалось, что здесь особенно жарко. И это при том, что нынче везде не холодно, - зычный голос сокольничьего возвысился над толпой, как и его голова, ибо он был мужчиной рослым.

Придворные слегка расступились и Шарль воспользовался этой возможностью подойти ближе, а походя успел шепнуть сестре, в какую компанию ей довелось попасть.

- Мадам, - он низко склонил голову перед королевской сестрой, - Ваша Светлость, - благожелательно кивнул Кардоне, - господин Шико, - широко улыбнулся гасконцу, блеснув молодыми зубами, - а Вы все острите. И не лень Вам в такой-то денек?

*Согласовано

Отредактировано Шарль де Коссе (2017-04-24 13:45:25)

+2

13

Жанна, услышав вопрос брата, согласно кивнула. Графиня, как полагается всякой добропорядочной матери, предостерегала и напутствовала свою дочь. Впрочем, те ужасы, о которых говорила мадам, не испугали девушку, но заставили задуматься. Следуя совету матушки, она готовилась держать голову в холоде.

Прошло не так много времени с того достопамятного разговора и сегодня она готовилась впервые предстать перед королевой Наваррской.

Молодая графиня подняла свои темные глаза на сокольничего и широко улыбнулась. Вести с ним разговор ей было несколько затруднительно. Во-первых, она едва поспевала за ним, а во-вторых, графиня только и успевала с любопытством оглядываться по сторонам, пытаясь сохранить на своем лице непринужденный вид.

Затеяв этот разговор, Шарль старался приободрить ее, и это у него неплохо получалось.

Она уважала мать, но брат… Брат был для нее священен. А его слова, даже шедшие в разрез материнским, тут же становились непререкаемой истиной.

- Смею надеяться, что во всем королевстве не найдется глупца, который осмелился бы вызвать ваш гнев, братец - миролюбиво отозвалась м-ль де Бриссак – и ничьи уши не пострадают…

Она хотела было что-то еще добавить, но тут внимание графа привлекло скопление народа и Шарль не раздумывая направился в самую гущу происходящего, увлекая за собой и Жанну.

Воспользовавшись возникшим замешательством, девушка могла как следует рассмотреть участников действия. Во всаднице она без труда опознала королеву Маргариту, пусть они прежде и не встречались, но не узнать дочь Валуа было невозможно. Ее отличали особая грация и достоинство. И именно такой в представлении Жанны и должна была быть особа королевской крови.

+2

14

- Ба, еще одно действующее лицо! - Шико повернулся на каблуках туда, откуда раздавался голос и вернул улыбку, - Господин сокольничий.

Из памяти Шико не выветрились времена, когда нынешний фоконье* юнцом зеленым вступал в должность, еще при покойном Карле. Господь Бог очень предусмотрительно дал старине-маршалу Бриссаку двоих сыновей и избавил государя от необходимости выбора, когда место по трагическому стечению обстоятельств оказалось пустым. Вместо павшего пришел второй. Только тогда он был тише и молчаливее. А теперь, смотрите-ка, и не узнать того юношу. Плечи развернул, голову поднял, повадки истинного вельможи, костюм с иголочки. Удачно разыграл карты, которые попали в руки, и гасконец полностью это одобрял. Шико вообще не отличался сентиментальностью. Наоборот, он считал, что нельзя пустить на ветер шанс, данный матушкой-Фортуной. Она этого не прощает. Пусть мертвые хоронят своих мертвецов. Так, кажется, говорится в Евангелии.

- Да нет, знаете, не наскучило. И думаю, что не наскучит никогда. Даже на том свете. Общество в аду, как известно, отменное. А Вы, соколик наш, я смотрю, нынче не один, а с горлинкой. Обожаю чистые, неискушенные души, - и гасконец плотоядно клацнул зубами.

- Я бы подумал, что Вы женились, сударь, втайне от всех, и теперь привели юную жену, если бы не некие фамильные черты.

Он беззастенчиво воззрился на юное создание, разглядывая с ног до головы. Так-так, еще одна птичка в здешний птичник. Судя по похожести, птичка имела непосредственное отношение к маршалу, земля ему пухом. Значит, семейства Бриссак при дворе прибыло.

*Fauconnier (фр.) - сокольничий

Отредактировано Жан-Антуан д'Англере (2017-04-26 14:58:53)

+2

15

Маргарита часто сетовала, что ей не досталась материнская сдержанность. Ценное наследство. Не раз и не два молодая королева наблюдала, как флорентийка умеет носить маску полного равнодушия. О дочери сказать этого было нельзя. Кровь кипела, только воля заставляла сдержаться, а временами приходилось и сожалеть. С другой стороны, упаси Бог пройти такое горнило, как матушка. Десятки лет смиряться и ждать своего часа. Жестокое испытание для амбициозной натуры. Увольте, королеве Наваррской хватало собственной чаши.

Брат унижает сам себя, дозволяя такие выпады в сторону членов собственного семейства. Взор молодой женщины темнел с каждой минутой, как море перед грозой. Рука настойчивее терзала рукоять хлыста. Химена застоялась и переступала с ноги на ногу. Еще одна откровенная дерзость, еще один намек и Маргарита пустила бы лошадь вперед, а по пути не удержалась и отпечатала испанский хлыст на щеке наглеца. Ее не смущало скопление народа и недовольство короля. Впредь запомнит, когда, где и с кем уместно исполнять свою должность. Ручка Наваррской государыни уже сжала повод и готовилась натянуть. Лишь вмешательство сокольничьего остановило. За короткое время, пока Бриссак говорил, гнев успел схлынуть.

- Господин де Коссе! Рада видеть, не представляете, как Вы кстати.  Может, хоть Вам удастся унять красноречие месье Шико? - в сторону шута она даже не посмотрела, опасаясь, что опять выйдет из себя, - Этот господин, кажется, сегодня поставил целью задразнить насмерть всех, кого встречает на пути. Спасите нас с герцогом, Бога ради, - шутливо и непринужденно закончила Маргарита и очаровательно надула губки, как будто уколола палец во время вышивания. На сей раз женщина пришла на помощь королеве. Правда, гневный румянец до сих пор окрашивал скулы.

- Какое милое создание Вы нам привели! - лицо Наваррской королевы осветила искренняя улыбка в сторону спутницы сокольничьего.

+1

16

Герцог не собирался ронять своё достоинство, пикируясь с шутом, а потому только нетерпеливо дернул плечом в ответ на поток похабных попыток уколоть его. Появление графа де Коссе с сестрой было как нельзя более кстати. Во всяком случае, оно отвлекало внимание от неуместной клоунады гасконца.

Кардона знал главного сокольничего с момента своего первого приезда в Париж. И отдавал должное уму, образованности и дальновидности молодого вельможи. Граф умел правильно расставить приоритеты и именно поэтому примкнул к партии Гизов. Понимал, что Генрих де Гиз для Франции куда полезнее капризного и инфантильного монарха, что восседал ныне на престоле. Но и сейчас, занимая высокую должность, этот достойный представитель французского дворянства умел прекрасно ладить с королем. Некоторые придворные даже искренне считали графа роялистом. Во всяком случае, те дворяне, что не участвовали в интригах Лотарингцев и финансирующей их заговоры Испании. Герцог не мог не усмехнуться про себя - он, пожалуй, единственный из собравшихся здесь придворных, знал, кто скрывается под маской верного сокольничего короля. 

Рьяный католик, граф был идейным приверженцем Гиза. Сколько крамольных речей было выслушано им в отель де Гиз или мрачных каменных стенах аббатства святой Женевьевы. Однако только выслушано. Сам граф был чертовски осторожен, хоть и входил в число одного из самых активных участников всех лотарингских интриг. Но старался говорить на этих собраниях немного и весьма обтекаемо.

- Этот как кот - не замочит лап,  - всегда думал о нем Кардона.

При этом как у всякого думающего человека, убеждения синьора де Коссе были не слепо фанатичны, а глубоко продуманы. Они исходили не столько из привитых сыну маршала в юности догм, сколько из всего того разнообразного опыта, который этот совсем еще молодой придворный щеголь успел вынести из своей богатой на испытания жизни.

Итак, для испанца была очевидно: Коссе обладает прекрасной способностью к мимикрии и способен преуспеть хоть при короле - гугеноте. Хотя сам предпочтет видеть на троне Лотарингца.

Ко всему прочему, граф обладал прекрасным чувством юмора, мог как оценить, так и сам отпустить отменную шутку. Знал толк и в дружеских пирушках, был отменным наездником, охотником и фехтовальщиком. Всё это, вкупе с общими делами и сходными взглядами на внутреннюю политику французского королевства, не могло не расположить герцога де Сома к этому достойному представителю дома Бриссаков.

- Рад вас видеть, граф. Тем более, что вы нынче не один, а с прелестнейшей спутницей, -  испанец широко улыбнулся  в ответ на приветствие сокольничего. Новоприбывшее черноглазое создание было похоже в своей юной, очаровательной живости на весеннюю птичку.

+2

17

- Взаимно, Ваша Светлость, - вежливо ответствовал сокольничий испанцу, - тем более, что мы вовремя, как я посмотрю, - серые глаза лучились лукавством. - Я, разумеется, о том, - добавил он, - что любой художник будет счастлив запечатлеть такую картину.

Коссе для себя давно поставил знак равенства между такими понятиями как "посол" и "старый скучный лицемер". Испания порядком удивила, когда прислала человека, который не достиг еще сорока и не ограничивался нудными, сладкими проповедями и уверениями в превосходном отношении короля Филиппа к его молодому собрату Генриху. С Кардоной можно было найти общий язык во всем, что касалось общих увлечений молодого дворянина. Что касается дела Лиги, то будучи убежденным католиком, имея перед глазами пример своего отца, в первую очередь граф оставался французом. До сих пор у него получалось находить гармонию между интересами Франции и своими собственными.

Мало того, что у сокольничьего были свои резоны закончить сценку миром, но откликнуться на просьбу хорошенькой женщины всегда приятно. Маргарита оказала ему немало приятельских услуг, а неблагодарность не значилась среди недостатков молодого графа.

- Мадам! - Коссе вскинул голову, приложил руку к сердцу и с улыбкой, нарочито торжественно провозгласил, - Вам ведь известно, ради Вас я всегда готов вызвать огонь на себя. Хоть канонада, хоть отряд аркебузиров, хоть шуточки месье Шико, а последних я опасаюсь куда больше, из-за меткости.

Коли уж сказал, то и откладывать с доказательством наследник маршала не стал. Как только утих смех, который вызвала его маленькая буффонада, он продолжил, и на сей раз с самым серьезным лицом:

- А знаете, мне, глядя на Вас, тоже захотелось пошутить, любезный господин де Шико, - невозмутимо бросил молодой человек гасконцу, - и вот моя шутка, которую я охотно произнесу вслух. Я покину ряды холостяков, произнесу клятвы, отдамся на откуп Гименею, - выбирайте выражение по своему вкусу, суть одна. Я женюсь, как только государь восстановит справедливость. Пусть реабилитируют маршалов де Коссе и де Монморанси. За мной дело не станет. Вы ведь любите шахматы. Классическая рокировка. Один представитель семейства свободу приобретет, другой пожертвует для семейного очага. Равновесие, Фемида будет довольна. А пока... Поосторожнее, сударь, потому что Вы верно приметили. Эта, как Вы выразились, горлинка - моя сестра, Жанна.

Коссе слегка возвысил голос, чтобы его было хорошо слышно всем окружающим.

- Мадемуазель де Коссе-Бриссак еще не представлена ко двору официально, но государь уже знает, что она будет иметь честь состоять в свите Мадам, дабы со всем усердием служить ей. И Его Величество любезно позволил сестре появиться здесь, как моей спутнице.

Отредактировано Шарль де Коссе (2017-05-06 20:14:42)

+2

18

Первый день при дворе м-ль де Бриссак грозил обернуться скандалом, и дай то Бог, чтобы словесная перепалка не переросла в нечто большее. Как известно, горячие головы завсегда не прочь обменяться ударами шпагой.
Решив выступить миротворцем, Шарль только больше распалил главного виновника столпотворения, чье красноречие и не думало иссякать после острастки сокольничего.

Королевский шут не оставил незамеченным появление Жанны, сделав пару выпадов в ее сторону.

Графиня стойко перенесла и неуместное красноречие месье Шико и его пристальный изучающий взгляд. Она оставалась спокойной и невозмутимой. И не присутствие рядом старшего брата было тому виной, да и волнение, связанное с таким важным днем, никуда не исчезло. Дело в том, что Жанну до того заинтересовали брошенные мимоходом слова королевского шута, о приятном обществе в аду, что все то время, пока он прохаживался рядом, ее мысли были заняты другим, она никак не могла смириться с подобным утверждением. Но все вопросы и споры следовало отложить на более удобное время.

Королева Наваррская тем временем, уняв свой гнев, приветливо обратилась к Шарлю, сетуя ему шутя на невозможный характер господина д'Англере. Последние слова Маргариты, обращенные больше к Жанне, чем к ее брату, вывели девушку из задумчивого состояния. Ей хотелось ответить, но правила этикета требовали ее молчания. Оставалось ждать, когда брат представит ее королеве.

Брат обменялся любезностями с испанским послом, не менее дерзко ответил на выпад месье Шико, и когда все формальности были улажены, Шарлю не осталось ничего другого, как представить сестру. Что он и сделал, громко объявив об этом присутствующим. Наступил триумф Жанны. Внимание королевского двора было теперь приковано к ее персоне.

- Ваше Величество! – склонившись в низком реверансе, мадемуазель де Коссе–Бриссак приветствовала свою королеву. – Для меня большая честь служить Вам, Мадам!

+2

19

- Вот так новость! Вы действительно готовы расстаться со свободой? Вы, один из самых завидных холостяков? Удивили, нечего сказать. Может, Вы с нами и именем избранницы поделитесь, месье? Умираю от любопытства! Что же это за умелица изловчилась поймать птицу столь высокого полета? Жестокосердный! - гасконец выкопал откуда-то из рукава огромный как парус носовой платок и театральным жестом смахнул воображаемую слезу, - Одним махом заставить рыдать десятки красоток! Мой друг Генрих еще более любопытен, чем я. Бьюсь об заклад, он выполнит такой пустячок. Дело, знаете ли, прошлое, а кто старое помянет... Значит, Вы становитесь женатиком. Тогда очень кстати появление такого цветочка: сестра поднимет упавшее семейное знамя из Вашей ослабевшей окольцованной руки, - Шико поднял левую длань и пошевелил безымянным пальцем, - И раз уж Вы на медовый месяц из галантных похождений выбываете, то Ваша сестрица как раз начнет в это время разбивать сердца кавалеров, как Вы разбивали сердца наших дам.

Гасконец подбоченился и насмешливо-лукаво зыркнул на новое приобретение свиты королевы Маргариты. Уж ему прекрасно был известен живой нрав Бриссаков. Тихонями они никогда не были. Знавал шут всяких разных девиц. Обладательница смоляной головки и бархатистых как камышовые свечки темно-карих озорных глазенок не ввела гасконца в заблуждение притворно кротким видом смиренной юницы. Опущенные пушистые ресницы могли обмануть кого угодно, только не старого лиса Шико. Шестое чувство подсказывало, что под этой скромной оболочкой скрывается искрометная проказница и записная кокетка.

Отредактировано Жан-Антуан д'Англере (2017-06-08 18:46:36)

+3

20

- Всему свое время, любезный господин Шико, - молодой человек чиркнул взглядом по смуглому лицу сеньора д'Англере и поцокал языком, - ох уж эта гасконская нетерпеливость! Все вам расскажи. В чем же тогда будет интрига? Нет уж. Имени Вы не получите. И с чего Вы взяли, что мне самому оно уже известно?  Дождемся действий короля, там увидите все сами.

На колкость шута насчет перспективы сестрицыных амурных дел граф только улыбнулся.

- А что до мадемуазель де Коссе-Бриссак, то не погрешу против истины, если скажу, что она станет украшением двора. И пусть достойнейшие господа любуются, но не забывают, что у нее есть брат.

Легкий и любезный тон, которым были сказаны эти слова, даже в сочетании с улыбкой вряд ли мог обмануть кого-то, кто знал графа лично. Как придворный, Шарль отлично знал, как циничны  бывают правила галантной игры. Как мужчина, хорошо понимал охотников до сладкого. У него самого была достаточно бурная юность. Нет, ежели кому-то не дорога шкура или среди многочисленных любителей прекрасных глаз есть самоубийцы, милости просим. Любой, кто вздумает посягнуть на честь сестры, ответит за это сполна.

+3

21

Королева Наваррская успела уже с помощью одного из слуг спешиться и после слов сокольничьего она тоже не удержалась от улыбки. Но улыбка молодой государыни была другая - светлая и полная надежды. Можно было подумать, что она услышала благую весть о самой себе. Она знала имя, которое пытался выведать сейчас Шико. Она была одной из трёх человек, которым это имя было известно.

Сердце ее горячо обратилось к Святой Деве, чтобы все сложилось именно так, как озвучил граф. Маргарита была женщиной до кончиков ногтей и обожала устраивать чужие судьбы почти так же, как обожала тайны. Особенно в делах сердечных.  Обожала тем больше, что ее собственный брак можно назвать каким угодно, только не счастливым. Брак по любви - какая диковина и счастливое исключение. И как это мило! Однако одно качество было у дочери Медичи, которым обладает не всякая дочь Евы. Она умела хранить секреты. Двое заговорщиков могли быть спокойны.

- Я тоже умираю от любопытства, граф... - лукаво обратилась супруга Беарнца к Коссе и одарила его из-под ресниц многозначительным искрящимся взглядом, - но если Вы не желаете с нами поделиться, мы не будем настаивать. Мы ловим Вас на слове и будем с нетерпением ждать счастливой новости.

Химена тихонько фыркнула, чтобы обратить на себя внимание.

- Великолепная лошадь! Отведите Химену в конюшню - распорядилась молодая государыня, потрепав кобылку по бархатистой шее, - расседлайте и найдите ей достойное стойло. Я сама зайду посмотреть, как она устроилась.

- А Вас, дитя мое, я приветствую среди нас и с радостью стану Вам покровительницей. Я принимаю Ваши услуги, мадемуазель, - она ласково и приветливо кивнула Жанне и протянула ей кончики пальцев, - и попрошу прямо сейчас составить мне компанию. Граф, - головка Маргариты повернулась к сокольничьему, - я украду Вашу сестру на некоторое время. Мы покидаем вас, господа, развлекайтесь.

Спустя несколько десятков шагов тень аллей уже укрыла обеих - и младшую дочь славного воина и ее новоиспеченную покровительницу.

Знаком Маргарита велела фрейлинам держаться позади, на расстоянии. Сейчас Жанна была гостьей.

- Думаю, Вы уже ощутили, что скучать здесь не приходится. Штиль на нашем море явление редкое, - красиво очерченные губы молодой королевы слегка изогнулись, приподнимая углы, - Разве что затишье перед бурей. Но если знать места, можно насладиться и тишиной. В этом парке, к примеру. Люблю его. Вы знаете, что я родилась здесь, в Сен-Жермене?

+3


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Не бывает второго шанса произвести первое впечатление. Июль 1575 года