Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » Партнерство » Дворянская жизнь


Дворянская жизнь

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

А давно ли, читатель, невесты ходили в кринолинах, а женихи щеголяли в полосатых брюках и во фраках с искрой? Давно ли жених, прежде чем влюбиться в невесту, должен был переговорить с её папашей и мамашей?
Соловьи, розы, лунные ночи, душистые записочки, романсы… всё это ушло далеко-далеко… Шептаться в тёмных аллейках, страдать, жаждать первого поцелуя и проч. теперь так же несвоевременно, как одеваться в латы и похищать сабинянок.

Антон Павлович Чехов

http://sh.uploads.ru/O7bB8.png

Наш форум посвящён тем самым временам, которые позже назовут серебряным веком русской поэзии, а так же небывалому подъёму Российской Империи. Развивается промышленность, стоятся новые железные дороги - и наступает медленный закат русского дворянства. Мы приглашаем окунуться во времена правления императора Александра III, позже названного историками Миротворцем - при нём Российская Империя не вела ни с кем войн. На нашем форуме найдётся место как начинающим, так и опытным ценителям ролевых игр.

0

2

Владимир Ростоцкий в поисках жены


1. Фамилия Имя Отчество.
Маргарита Степановна Ростоцкая
2. Внешность.

http://sa.uploads.ru/FIsa4.jpg

Кира Найтли
3. Кем вам приходится.
На настоящий момент верной и любящей женой
4. Описание персонажа.
Нас поженили без взаимной любви. Дочь крупного артельщика Степана Карманова, выданная замуж за обедневшего дворянина, просто как дополнение к солидному приданному, на которое новоиспечённый муж отправился в своё давно запустевшее имение, восстанавливать его. На что польстился богатый купец Степан Карманов, это на круг знакомств Владимира Ростоцкого - его окружение, знакомство с которыми может дать ему возможность поставлять рыбу императорскому двору, и, соответственно, статус поставщика двора Его Императорского Величества.
  Мой персонаж к февралю 1885 года уже вернулся из Лондона, где он, помимо службы помощником атташе, создавал сеть информаторов и добывал столь нужные сведения о тайной переписке английского двора, и поступил на службу в Особый отдел Департамента полиции и занимался почти тем же самым, чем и на должности помощника атташе в Лондоне. Вербовал информаторов, занимался внедрением их в различные революционные группы. Получив приданное, Владимир подал в отставку, которую действительный тайный советник и непосредственный начальник Владимира Ростоцкого, Анатолий Петрович Любавин, скрепя сердце, принял, после чего новоиспечённый муж отправился к себе в имение.
  Жизнь для Маргариты, казалось, закончилась. Прощай, столица. Она сторонилась мужа, избегала его, постоянное холодное молчание и игнор, казалось, никак не трогали её мужа, больше занятого делами имения и земель. Она скучала в одиночестве, сидя у окна и вспоминая прогулки по вечерам с молодым офицером, галантным кавалером, по сравнению с которым Владимир выглядел этаким невежей...
  Наши отношения переменились летом 1885 года. В уездном городе, недалеко от имения Ростоцких, проходил армейский полк, и по этому поводу давали бал парей, Маргарита упросила мужа отвезти её на бал развеяться. И там оказались те самые два офицера - задиры, которые, увидев Маргариту, принялись насмехаться над ней, девушка готова была провалиться сквозь землю со стыда, когда в зале появился муж. В отличии от её кавалера, в которого когда то была влюблена Маргарита, он не струсил и не отступил. "Господа, вы оба мерзавцы. Я вас вызываю" были его слова. Далее последовала дуэль на саблях прямо за зданием, где шли танцы, оба офицера были ранены Владимиром, он заставил их принести извинения жене, после чего инцидент был исчерпан. Они возвратились в имение. На попытку Маргариты сказать "спасибо" Владимир отреагировал просто. "Это моя обязанность как мужа. Не стоит благодарностей". Этот вечер и был пересмотром отношений к Владимиру со стороны Маргариты.
  Жизнь продолжалась. Маргарита начала чувствовать недомогания по утрам, приехавший врач обрадовал чету Ростоцких своим заключением: Маргарита беременна. Казалось бы, всё вошло в тихое спокойное русло, но Владимиру стал грозить суд. За ранение двоих дворян ему грозила Сибирь. И отправилась бы чета Ростоцких за Урал, если бы до Анатолия Петровича Любавина не дошли новости о будущем суде. Увидев шанс вернуть талантливого и незаменимого для него подчинённого обратно, он выехал в имение Ростоцких. Там уже он и выдвинул своё предложение: если Владимир возвращается на службу, он добивается своими связями и влиянием полного оправдания Владимира. Если он отказвается, то чета Ростоцких и далее предоставляется своей судьбе. Владимир принимает предложение Любавина, восстанавливается на службе, нанимает управляющего и чета Ростоцких переезжает в Петербург. Доходы от имения позволяю Ростоцким не особо экономить, арендовать неплохой дом на набережной.
  В марте у Ростоцких рождается первенец, Иван.

  Как видите, путь от непонимания и холодного игнорирования друг друга в самом начале до преданных и любящих супругов достаточно тернист и долог. Пройдём его вместе. От себя обещаю играть и не заставлять скучать, общаться, всячески развлекать и дарить подарки. Найдитесь, милая Маргарита, и не пропадайте! Очень жду вас! Так же вам будет очень рад ваш отец и мой тесть, Степан Карманов.   

5. Пример поста (в спойлере).

пост

Четыре часа в дороге, на поезде первого класса, и потом изрядная дорога до небольшого провинциального городишки, в крестьянской телеге. Ничего не изменилось за эти полтора года, как Владимир, оставив службу, решил стать помещиком и наладить свою жизнь, нанимая работников распахивать поля, разводить скот, и удалиться от столичной жизни. Точно так же в радиусе десяти вёрст путёвой собаки не сыщешь, не то что экипажа поблагороднее.
  Когда приехали в город, уже стояла по настоящему летняя жара, крестьяне убрались с полей, тишину нарушало разве что стрекотание кузнечиков да иногда переливчатая трель зяблика. В такую жару почти никого нет на улицах, на рынках полусонные купцы или дремлют, или вообще закрывают свои лавки до вечера. Никто не кричит тебе "почтенный", зазывая в лавку. Так, в одной лавке было оживление, катили бочки, на Владимира даже прикрикнули "отойдите, господин хороший, ноги отдавим".
  Три часа дня на циферблате карманных часов Ростоцкого. И мысль, показавшаяся Владимиру в тот момент наиболее разумной. Пройтись пешком через поле, всего то вёрст пять, а там уже приказать баньку затопить, пирогов напечь, да и простоквашей угоститься. "Марфа, она знатную простоквашу делает, пальчики оближите" пообещал Владимир. Не подумавший об одном. Что они уже неплохо охладились тёмным и прохладным пивом, закусили мясом варёных раков (за это время Владимир надумал спорить, как едят раков французы, вилкой, руками или для этого особый прибор изобрели), и что дорога в знойное послеполуденное время совсем не та, что в раннее прохладное утро, когда ещё роса на полях. Но "да разве ж пять вёрст пройти долго" как то перевесила все остальные аргументы.
  - И всё таки чёрствый вы человек, Павел Антонович. - Продолжал разглагольствовать по пути Владимир. - Как вы не понимаете, что быть женатым лучше. Приходишь домой, а она смотрит на тебя любящими глазами. Прижмётся к тебе. Сыграет для тебя на пианино что то такое... задушевное. Эх, да не понять вам меня, Павел Антонович. - Речь Ростоцкого, подогретая жарой и пивными парами, не умолкала, пока тройка служивых из Особого отдела шла по дороге. Наконец, владимир приумолк, но лишь потому что достал папироску "Дэя". Чиркнул спичкой, выпустил сизый дымок, и нашёл новую тему для разговора.
  - А вот, Ваше Высокопревосходительство. - Даже при Зурове он не позволял себе обращаться к Любавину по имени - отчеству, только наедине. И неважно, пьяный он был или трезвый, только "Ваше Высокопревосходительство".
  - Сколько уж было. Год назад, наверное. По этой самой дороге ехали мы на бал - парей в тот самый город, откуда пешком возвращаемся. Вот ведь как жизнь. Если хочет куда то вернуть ,она всё равно вернёт. Может, это был какой то знак судьбы? Те двое наглецов. Где они теперь. Служат, интересно, или им позорно, что их заколол кто то, не носящий форму.
  Владимир всё говорил и говорил. Профессиональное уже. Говорить, чтобы потом убедить кого то доносить в его отдел. Правда, чему он там хотел убедить Зурова и Любавина, было неясно и самому Ростоцкому.

0


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » Партнерство » Дворянская жизнь