Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Si vis pacem, para bellum. 9-10 октября 1575 года, Дорман


Si vis pacem, para bellum. 9-10 октября 1575 года, Дорман

Сообщений 1 страница 24 из 24

1

Хочешь мира - готовься к войне (лат.)
9-10 октября 1575 года, берега Марны, неподалеку от Фима и Дормана

+1

2

До сих пор удача сопутствовала протестантам. Конде уже многократно убеждался, что двинуть отряд вперед было правильно. Как долго можно стягивать войска? До бесконечности, а времени не было, значит, пусть Иоганн-Казимир продолжает в Германии собирать людей. Конде настоял на том, чтобы отправиться с авангардом. Быть может, так даже лучше.   Большая армия не настолько мобильна, а отряд в две тысячи человек может передвигаться достаточно быстро. Пока все шло так, как задумывали. Самый удобный путь из Германии во Францию лежит через равнины Лотарингии, однако идти так значило подставиться под удар, поэтому лучшим выходом было держаться севернее. Самой большой преградой и одновременно хорошим укрытием оказался пресловутый Арденский лес. Серые холмы, поросшие сплошным золотисто-зеленым маревом. Буки, ели, дубы. Эти почти непролазные чащобы помнили Цезаря. Итак, до сих пор им удавалось благополучно ускользать. Отряд добрался до Седана, миновал его, в Пикардии успел вдвое разрастись, то есть усилиться парой тысяч пикардийцев, конницей и пехотой. Именно в районе Седана лотарингцам было бы проще всего их настичь, только это им не удалось: не успели. Да, Торе и Конде предпочитали избегать столкновения, ибо неизвестно было, какова численность вражеских войск.

- Скорость и скрытность, вот наши главные орудия сейчас, - Бурбон нахмурил лоб, - если я успел достаточно узнать Гиза, он не будет действовать опрометчиво и уж постарается выжать из своей Лотарингии максимальное количество сил. Нас просто сметут, как пешки с доски. Мы изначально шли на риск. Рискуем и сейчас. Если мы хотим сохранить людей, необходимо ускользнуть от них любой ценой. В противном случае, Алансону и Вашему брату, Торе, не достанется ничего, кроме жалких крох. Это почти несомненно.

+3

3

- Риск хорош, когда оправдан, - уверенно отвечал сеньор де Торе. После стольких дней пути даже простая вилланская изба с хорошо протопленным очагом может показаться райским пристанищем, но поблизости, как назло, не было ни одной деревни. Да и времени дремать у очага не было, войска Гиза почти наступали им на пятки, стремясь навязать преждевременное столкновение. Дубрава, через которую не так давно пробирался отряд, казалась сеньору де Торе тем сказочным лесом, в котором сгинули многие не менее сказочные рыцари. Во всяком случае, продирались через чащобу они так, как не всякая муха через паутину.

- А сейчас он оправдан как никогда, - продолжил младший сын коннетабля, - И я верю, что Господь за нас. И чтобы сохранить наших людей, мы будем скрываться.

В свои тридцать он был уже опытным полководцем и отлично знал - сберечь людей - это почти победить.

- Господь устлал наш путь лесами, - усмехнулся молодой человек, чуть прищурившись, - И черт бы меня побрал, если не с тем дальним прицелом, что когда-нибудь они укроют нашу армию.

Однако лесистые холмы остались позади и сейчас их путь лежал через равнинную часть Шампани. Монморанси обвел глазами бесконечную равнину с растущими вдоль дороги кустами боярышника, осыпанного рубиновыми ягодами. Так протестантская армия шла и шла, день сменял ночь. Ночевали в чистом поле, игнорируя редкие деревеньки с соломенными крышами, попадавшиеся на пути. Привалы были кратки, а переходы длинны и утомительны. Ночевали в чистом поле. Однако боевой дух как протестантов, так и наемников не мог сломить даже нудный серый дождь, зарядивший на сутки. Переправа через Эну прошла почти удачно, если не считать, что слегка подмокли провиант и небольшая часть пороха из-за неудачно выбранного брода.

Отредактировано Гийом де Монморанси (2016-10-26 22:52:14)

+3

4

Около двух недель погони! Эти кошки-мышки порядком надоели лотарингцу. Гиз не мог понять, каким образом рейтарам удается ускользать. Черти, что ли, их  подхлестывают? Его собственный отряд двигался, кажется, со всей возможной скоростью. Предвидя возможность такого развития, герцог изначально не стал обременять себя артиллерией. Оставил в Лотарингии не только пушки, но даже основную часть пехоты и почти весь обоз кроме необходимого провианта, чтобы двигаться налегке. Шли форсированным маршем: краткие привалы были почти ничтожными, не более десяти минут, а полноценные остановки сократили до часа. В противном случае в предприятии не было никакого смысла. Впрочем, лотарингский принц переносил тяготы наравне с последним солдатом и подавал личный пример. Во время привала он ложился последним и сам лично проходил, чтобы увидеть состояние отряда после очередного перехода. Семь лье в день. Какие-то жалкие семь лье, но нужно понимать - это был абсолютный максимум для такой армии, тогда как отдельный всадник при большом желании может проделать все пятнадцать. Если гнать еще сильнее, люди просто не выдержат темп. Они и так уже на пределе, впрочем как и лошади. Необходима дневка. Помимо прочего, пехоте приходилось тянуться за конницей. Естественно, в случае столкновения та приняла бы на себя удар, однако слишком отставать тоже было нельзя. Одно хорошо, лотарингские равнины донельзя удобны для подобных бросков. Только, как назло, зарядили осенние дожди. Лошадиные копыта и человеческие сапоги месили грязь, в которую моментально превратились еще недавно приличные дороги. Сам Гиз ехал в первых рядах конницы.
- Встанем тут лагерем, - крикнул через плечо сын Меченого, невозмутимо вытирая ладонью воду, которая струями стекала по его красивому лицу. Судя по всему, они должны были сейчас находиться неподалеку от местечка Фим. Сгущались сумерки. Чтобы двинуться дальше, рейтарам придется перейти Марну, а этого уже они не допустят. Довольно уже и того, что они прошли так далеко.
- Мне нужно восемь человек, кому я доверю разведку местности, прежде чем состоится ночевка, - спокойно закончил герцог, прежде чем спешиться, но услышали его все, кому это могло предназначаться.

+2

5

Кто сказал, что кентавров не бывает и старина Гомер - враль или, как бы это помягче, фантазер? Умные были люди древние греки, потому что иногда у Келюса возникал вопрос к самому себе: а он вообще отделяется от лошади или прирос? Столько дней беспрерывного походного пути на лошади это когда твой зад плоский, как щит или сковорода. Это когда перед ночевкой у тебя ноги колесом и еще какое-то время так и остаются. Это когда запах конского пота и навоза становится привычнее, чем запах собственной кожи. Это когда ты не обращаешь внимания, закрываются твои глаза или нет, а приучаешься спать верхом и в это время не клониться к гриве, а сидеть прямо. Это когда ты засыпаешь одинаково крепко независимо от того, что у тебя под спиной - камни, земля или листва. Листва это хорошо, это мягко и удобно. А солонина, оказывается, вкусная штука, когда попадается на зубах, особенно если похлебка действительно горячая. Только вот треклятый дождь шел уже несколько часов кряду и седло давно уже было скользким. И еще есть плюсы: не нужно шагать, утопая в грязи.

- Интересно, - думал молодой человек, - если сейчас меня хорошенько выжать, сколько воды всего окажется в одежде, шляпе, волосах и сапогах? Можно ею наполнить бочку? Прозакладую что угодно - можно. И еще, - глядя на идеально ровную спину герцога, - лотарингцы сделаны из крови и плоти или все-таки нет?

Нет, не нужно думать, что все было так уж плохо. Когда ты только начинаешь жить, многое воспринимается иначе. Когда очень хочется показать этому миру, каков ты есть, то подобный поход это очередное приключение, из тех что формируют твое тело и душу. И потом, бок о бок ехал Шомберг, с которым они прошли уже, кажется, огонь и воду. Ла-Рошель, Польша, Венеция, воцарение Генриха на французском престоле.

Голос Гиза вывел молодого де Леви из задумчивости. Лагерь! Долгожданное слово вызвало на его мокром лице оживление и улыбку, а мысль, что можно будет просушиться, воодушевляла больше, чем новобрачного перед первой ночью воодушевляет предвкушение белого тела его невесты. Костер! Горячий ужин! Палатки! Черт подери, жизнь прекрасна!

Фраза, которая последовала далее, слегка его отрезвила. Можно было смолчать и не высовываться сейчас. Однако во-первых, если останешься незамеченным, то нет ровно никакого смысла в том, чтобы мокнуть здесь, гоняясь за гугенотами. Можно было остаться в Париже с тем же успехом. Это все равно как избегать зверя, отправившись на охоту или трезвеннику идти в винный погреб. Во-вторых, так или иначе на тебя падет случайный выбор в любой из таких разов. Значит, что? Значит, сцепим зубы и завершим этот день, как требуется, а в следующий раз отправится кто-то еще.

- Монсеньор, двое есть, - отозвался он и за немца тоже по понятным причинам.

Отредактировано Жак де Леви (2017-03-02 23:28:02)

+2

6

Жорж, лязгнув воронёными доспехами, выехал чуть вперёд и с лёгким поклоном обратился к герцогу:
- Монсеньор! Осмелюсь просить вас увеличить отряд хотя бы до двух дюжин. Я знаю одного опытного капитана, он подберёт самых надёжных из своих людей, и мы с графом выполним ваше поручение наилучшим образом.
  Двухнедельный рейд нимало не отразился ни на настроении, ни на самочувствии Шомберга. Лицо саксонского Адониса не осунулось от скверной пищи, ибо аппетит его нисколько не уменьшился. Глаза не покраснели от бессонницы, поскольку ему не суждено было её познать и ночами раскатистый храп молодого немца порой пугал лошадей. Щёки его не утратили румянца от холодной дождливой погоды, так как объёмистая фляжка всегда была при нём.
  Дело в том, что Георг де Шомберг был рождён для войны и выкован из железа. Земное существование, назначенное ему Господом, заключалось в стремительных кавалерийских походах в грязи и под дождём, ночёвках на сырой земле, под старым плащом, с седлом, подложенным под голову вместо подушки, в простой еде и крепкой выпивке у чадящего костра. А главное - в молниеносных атаках под пение труб и яростной рубке. В ужасе и славе. Amen.
  Посему Шомберг чувствовал себя превосходно, в течении многих дней редко покидая седло, практически не снимая лат и будучи почти всегда с авангардом. Однако, деятельная натура барона, начинающего уже скучать от некоторого однообразия кампании, требовала более активного действия. Так что он не таясь обрадовался приказу Гиза и в душе превозносил Келюса за расторопность.
- Ваше высочество подразумевает только разведку, или же...? - с надеждой на что-то большее спросил Жорж.

Отредактировано Жорж де Шомберг (2017-03-03 20:01:10)

+3

7

Война - источник правды. Грубый, уродливый, но абсолютно честный. Да-да, нет-нет и никаких изворотов. Либо ты, либо тебя. Сразу видно, чего ты стоишь. Здесь все равны, здесь нет титулов, нет фаворитов, а положения только два: подчиненные, которые обязаны исполнять приказ, и командир, который обязан выполнять поставленную перед ним задачу и одновременно как можно больше жизней своих людей сохранить. Гиз поднял бровь в сторону Шомберга.

- Не горячитесь. В данном случае восьмерых достаточно, - коротко ответил герцог с полуулыбкой и таким острым взглядом в глаза саксонцу, который научил бы юного выскочку чувству субординации и притушил желание давать командующему армией стратегические советы, притом столь громогласно и при всех. Это чревато.

Если на берегах чисто, то восьми пар глаз довольно, чтобы в этом убедиться. Если нет, лишних полтора десятка человек не спасут ситуации, напротив, сделают отряд более заметным, что затруднит возможность рассыпаться и повысит вероятность попасть в передрягу. Как уже было сказано выше, армия Гиза шла напрямик, а Торе и Конде пришлось увиливать. Однако, черт подери, если бы можно было сказать точно! Оставалось ждать. Гиз хорошо знал эти места. Нет более удобного места для переправы. Не существует. Пришлось разочаровать молодого немца, который, видимо, надеялся, что ему прикажут в случае, если он ненароком наткнется на вражескую армию, броситься с оружием наперевес, быстренько с ней разобраться и сообщить об успехах. Во всяком случае, казалось, такой приказ нисколько не удивил бы пылкого мальчишку.

- Или?.. Нет, месье. Только разведка. Задача отряда будет осмотреть окрестности и немедленно возвращаться с докладом. Коль Вы так неистовы, то в таком случае возьмите на себя командование и за успех предприятия спрашивать буду лично с Вас. Надеюсь, я выразился предельно ясно.

Да, по предварительным расчетам время еще было, а потому отправлять своих лейтенантов в эту разведку Гиз счел вовсе не рациональным. Пусть юнцы, еще не успевшие приобрести чин, проветрят головы и проявляют себя. Это будет им полезно, тем более что небольшой военный опыт у этих двоих уже был.

Отредактировано Маргарита де Валуа (2017-03-13 20:16:53)

+2

8

Вот так поворот. Келюс дал себе слово отыграться в ближайший же раз и потешить собственные амбиции, но быть под началом приятеля лучше, чем кого-либо другого. За то недолгое время, пока окончательно утвердился состав для разведки, молодой де Леви хотя бы успел слегка размять затекшие мышцы, прежде чем снова оказаться в седле. Лошади после дневного перехода не разделяли энтузиазма своих наездников. Благородные животные предпочли бы сытный овес и заслуженный отдых в лагере, но были выносливы, терпеливы и готовы послужить до конца этого долгого дня. Дождь сделал свое грязное дело и перешел в морось. Очень кстати.
Теперь последние указания получены и можно было отправляться.

- Главное вовремя подсуетиться, - наставительно провозгласил юноша, - и тогда тебе предоставят возможность увеселительной прогулки, пока другие в поте лица разбивают лагерь. Вбивать колья и растягивать палатки? Фи. Пусть этим занимаются остальные. Верно, господа? Тем более, что погода прекрасная. Лучше некуда. Ночной караул нам теперь также не грозит

С коротким смешком граф натянул поводья. Факелы отсырели, а потому трещали, как фейерверк на Иванов день, и впридачу распространяли едкий запах. Да, если они паче чаяния наткнутся на неприятеля, трудновато будет остаться незамеченными. Что поделать, без источника света выехать было совершенно невозможно. Лунная ночь осенью роскошь. В начале октября в такой час и в городе-то темно, а здесь через каких-нибудь полчаса будет уже хоть глаз выколи.
Пропитанная водой земля дышала густым холодным туманом, деревья тянули к небу ветви, как будто в мольбе. Небо их не услышит, еще какой-то месяц и выставит совершенно нагими на всеобщее обозрение. Через несколько минут пути вдалеке зачернелись очертания деревушки. Такие как грибы возникают по берегам рек и по сей день их можно видеть почти неизменными в этих местах. Годы их не берут. Пять сотен лет спустя здесь будет так же тихо и обычаи не изменятся. Может быть дома станут чище и основательней. Сейчас лучше всего было видно самые высокие постройки, то бишь мельницу да колокольню местной церкви. Потянуло навозом. Городишко безмятежно спал без единого огня, здесь после захода солнца жизнь заканчивается, чтобы начаться с первым петушиным криком. На пути у отряда было два таких поселения, и это было первое из них, Вернёй. Ближе к Марне лежит Трелу.

- Никого... А вот и Вернёй. Выглядит мрачновато и тишь какая... Даже собаки молчат, - заметил де Леви и передернул плечами.

Отредактировано Жак де Леви (2017-03-13 20:36:06)

+3

9

В деревню въезжали в молчании. Только кони негромко отфыркивались, чавкая копытами по уличной грязи, да шипели чадящие факелы в руках пистольеров. Чёрное ночное небо сыпало холодную водяную пыль.
- Почивают добропорядочные христиане, - проговорил Шомберг - Ни звука, ни огня. А неплохо было бы раздобыть тут пару фонарей. Под этим чёртовым дождём от факелов мало проку.
Словно ему в ответ не слишком далеко впереди показались несколько крошечных огоньков. Барон поднял руку, делая отряду знак остановиться. Огни, мелькая и подрагивая, медленно приближались. Два... Нет, три. Судя по высоте над землёй - всадники. Послышался приглушённый топот копыт. В темноте, вглядываясь сквозь изморось, сложно быть уверенным, но...
- С полдюжины конных, - понизив голос хрипло сказал Жорж и усмехнулся, - Меня разбирает любопытство - кого это ещё прельстило сомнительное удовольствие прогуливаться здесь в такой час и в такую погоду. Сдаётся мне, это наши долгожданные приятели-еретики... Пожалуй, невежливо будет не поприветствовать этих господ, не правда ли, граф?
И добавил чуть громче, для всех:
- Приказываю: по моему знаку, как только возможно быстро и тихо. Белым оружием. Тем паче порох мог и отсыреть... За мной, друзья! Gott mit uns!  Вороной Шомберга тряхнул головой, зазвенел уздечкой и двинулся первым.
Огоньки на противоположном конце улицы тоже остановились на минуту, а затем снова стали приближаться. Передний всадник, которого уже можно было довольно отчётливо рассмотреть, громко и радостно сказал по-немецки:
- Это вы, господин ротмистр! Слава богу! Мы тут едва не заблудились, чёрт это всё дери!
Выговор был родной, саксонский. Шомберг плотоядно осклабился в темноте, положив руку на рукоять рейтшверта, и ответил:
- Да, это мы, кто ж ещё! Всё в порядке!
Противники сблизились...

Отредактировано Жорж де Шомберг (2017-03-13 00:01:50)

+2

10

Цокот копыт смешивался с нетерпеливым буханьем сердца. Предвкушение заварушки всегда заставляет кровь кипеть, а ладони чесаться. Сейчас, когда они направлялись навстречу огням, логика, не худшая дама из знакомых Келюсу, твердила совсем иное. Подать коней назад, дождаться, убедиться, каким-то образом отрезать, не выпустить никого и доложить с возможной быстротой, чтобы дать Гизу время. Главное два последних пункта. Вот самоцель. Пусть в лагере протестантов гадают для начала, почему задерживается отряд, а потом - почему отряд не вернулся и на что именно напоролся в здешних местах. Еще на удивление улица оказалась достаточно широкой, иначе противники и вовсе оказались бы зажаты и растянуты в колонну, как мясной фарш, которым набивают длинную баранью кишку, только с двух сторон сразу. Однако и сейчас строения порядочно стесняли. Странно, обитателям Вернея не пришло в голову предусмотреть, чтобы здесь достало простору полутора десяткам конных на добрых, крупных скакунах. Место, где сошлись оба отряда, было подобием площади, из тех, где обычно находится колодец.

- Шомберг, дьявол вас задери! Я когда-нибудь Вам говорил, что Вы сумасшедший?! - горячим шепотом рявкнул Келюс бравому саксонцу, - Порох у него отсырел... Да еще и тьма хоть глаз выколи. Как Вы намереваетесь успеть снять задних молодчиков? Они чуть почуют неладное, дожидаться приветствия не станут. Нырнут в темноту и тут же бросятся в лагерь поделиться радостью встречи. Гиз будет счастлив, что о его нахождении на Марне станет известно в ближайшие полчаса! Да лучше сразу дезертировать и получить несмываемое клеймо, чем потом ему на глаза казаться! Лоррейн в порошок нас разотрет. Фервак! Останьтесь здесь, за углом, - юноша обернулся к одному из их давних товарищей, пока они еще не успели сблизиться - как только увидите, что наши предположения верны, а в этом сомнений почти нет, не тратьте время. Сообщите герцогу как можно скорее, мы с господами тут разберемся.

- Поприветствуйте наших приятелей и от меня хорошенько.

- Это мы вам обещаем, дружище.

Теперь можно было сосредоточиться на остальном. Темные силуэты медленно выплывали навстречу. Немецкую речь де Леви слушал, придержав дыхание. Одна ладонь накрепко сжимала эфес, вторая нырнула к пояснице, где удобно устроился кинжал. Он тоже должен быть под рукой.

Сколько нужно времени этим олухам, чтобы распознать, что к чему?

+3

11

- Их пятеро против восьмерых... кхм... семерых, - прошипел Шомберг в ответ Келюсу, - и они приняли нас за своих. Им конец. ПодарИте мне моего собеседника, граф, а себе выберите любого по вкусу и желанию...
Отказываться от своего скороспелого плана он не желал. Да, впрочем, теперь и поздно. Отряды съехались так близко, что до олухов уже можно было дотянуться шпагой. В последнее мгновение барон напрягся, по телу пробежала дрожь. Капрал рейтар поднял фонарь, узрел физиономию  своего vis-а-vis, и ему подумалось, что это вовсе не господин ротмистр фон Нидерклаузиц. Ещё успело подуматься, что это как-то неправильно и нехорошо. Он даже открыл было рот, да вот закричать ему не  пришлось.
- Бей!!! - первым выкрикнул Шомберг, выхватывая из ножен меч, навершие которого тут же влетело в лоб капрала, окончательно прервав его суматошные размышления. Фонарь полетел в одну сторону, его носитель - в другую.
Вокруг в полумраке свистнуло, лязгнуло, всхрапнули, столкнувшись, кони, кто-то громко и сипло выдохнул, кто-то дёрнулся в грязи под копытами.
Один из пистольеров ловко подхватил прямо на лету фонарь из руки кого-то из новопреставленных рейтар и осветил финал батальной сцены...

Отредактировано Жорж де Шомберг (2017-03-15 17:10:49)

+3

12

Растерянность капрала дала небольшую фору. За те несколько секунд, пока тот освещал фонарем лицо Шомберга, соображал, что происходит и оценивал масштабы коварства, рейтары оказались отрезаны полукругом и лишены возможности нырнуть в единственный свободный проулок. Если только пробиться. Не сказать, чтобы де Леви в темноте видел как кошка, но ему хватило, а в остальном он доверился инстинкту самосохранения и реакциям тела. Торе сюда не с вооруженными невпопад бюргерами пришел и не с новобранцами. Этих жилистых рубак осталось четверо, но при этом они были выносливы, что твой черт и крепко заточены под то, чтобы делать свою работу и делать до конца. Обе стороны, что наемники, что наш отряд, собирались от души повеселиться чуть позже, когда сойдутся основными силами. Никому не улыбалось остаться здесь, это было бы обидно и даже нелепо как-то. Поэтому стычка хоть и длилась не более минуты, ибо за французами было почти двойное преимущество, но была очень жаркой. Из тех, когда ты просто рубишься наотмашь за свою шкуру.

Келюсу достался крепкий и матерый вояка, а потому пришлось солоновато. Даже широкогрудый черный рейтарский конь больше смахивал на адского, чем на живую лошадь. Молодому графу казалось, что его оружие раскалено добела и даже эфес прожег бы кожу, кабы не перчатки. Лазганье, звон и скрежет вокруг стояли такие, что набат по сравнению с ними просто детский бубенчик. Поддерживали молодой задор и упрямая воля к жизни. Де Леви нанес снизу один из тех отчаянных ударов, которые направляет ангел-хранитель и вдруг почувствовал, что клинок нашел цель. Мягко и глубоко, как нож в масло.

В тот самый момент, когда юноша так удачливо пропорол горло наемнику, где-то не так далеко прожужжал мимо стальной шмель под аккомпанемент оглушительного грохота. Еще один рейтар тяжко осел и шлепнулся оземь, оставив ноги в стременах. Кажется, келюсов крылатый сторож не в одиночестве бодрствовал этой ночью. Это кто-то из горожан, насмерть перепуганный маленьким ночным Армагеддоном местного значения, спросонок пальнул наугад из окна в источник шума и со страху попал не в стену.

Отредактировано Жак де Леви (2017-03-24 13:35:14)

+2

13

"ЗАСАДА?!" - пролетела в мозгу Шомберга паническая мысль .
Его люди выхватывали пистолеты, разворачивая коней на звук пальбы. Но за одиноким выстрелом не последовало залпа.
- Scheisse!!! Какая сволочь стреляла?!!! - закричал Жорж, озираясь в недоумении.
- Вон там была вспышка, месье, - один из всадников указал окровавленным клинком туда, где между ставней рассеивалось облако порохового дыма.
- Не стрелять! Гасите фонари! Укрыться между домами! - судорожно командовал Шомберг, пытаясь сообразить, какого дьявола вообще происходит. Миленькое дело - напороться на засаду и лечь тут всем, в этой деревне. Браво! Хорош командир! Но почему только один выстрел? И из дома, кажется?
- Ториньи! Возьми двоих и обойдите этот дом сзади. Только не заблудитесь, как наши нынешние покойники. Проклятая темень!
Однако внезапно возникшие непонятные обстоятельства основательно поколебали самоуверенность немца и вызвали острое желание разделить с кем-нибудь свои почётные обязанности. Выбор был невелик.
- Граф, - обратился он к Келюсу, понизив голос - стоит, пожалуй, попробовать обойти дом с другой стороны? Как вы полагаете? Если там засели ещё несколько человек... Быть может тот самый ротмистр...
Дождь прекратился, с крыш капало, чавкали копытами по грязи лошади убитых рейтар, разбредаясь по тёмной улице. Раздался протяжный стон.
- Э! Кажется, мой крестничек капрал приходит в чувство. Я про него совсем уж было запамятовал. Ториньи! Притащите сюда эту свинью! Сейчас мы его пораспросим насчёт невидимых стрелков и всего прочего.
Трое спешенных пистольеров, чуть пригнувшись, медленно двинулись в темноту.

Отредактировано Жорж де Шомберг (2017-04-13 20:06:29)

+3

14

- Проклятье!

Что греха таить, в первый миг Келюс струхнул. Растерялся не меньше своего товарища и инстинктивно пригнулся к шее своего коня. В те времена для молодого дворянина не было участи почетнее, чем храбро пасть с оружием в руках, безусловно. Только вот де Леви разумно полагал, что тут не лучшее место. Да и славная кончина это эдакая вишенка на пироге, красивая точка. Перед ней очень не мешает как следует пожить и прославиться подвигом-другим, чтобы потом говорили в веках. А этого как раз они по молодости лет сделать еще не успели.

- Но почему одиночный? Ничего не понимаю, - хрипловато, ошарашенно спросил он сам себя вполголоса, невольно повторяя мысли немца вслух и одновременно, опять же невольно, отвечая вопросом на вопрос, - черт возьми, так не бывает. Я вот что полагаю: если засада, то подумайте сами, Шомберг, дождаться конца заварушки и лишь тогда пальнуть, причем единожды? Они что, разыгрывали меж собой на пальцах единственную на всех аркебузу и потому малость запоздали? Или передумали? Вспомните Бриссака и его последнюю разведку в Перигоре. Тот второй выстрел из заброшенного дома, что прострелил ему голову, последовал сразу же за неудачным первым. Сразу же. Он успел лишь обернуться и крикнуть своим. А тут молчание. Жидковат фейерверк в нашу честь, я негодую!

Первый шок прошел, как видим, юноша уже снова мог шутить.

Келюс всмотрелся в темные окна подозрительного здания. Ставни были уже закрыты, дымок рассеялся, будто ничего и не было, будто вспышка, звук и рухнувший рейтар помстились всем сразу. Никакого намека на продолжение.

- Сперва сами тряхнем Вашего крестничка хорошенько, а потом красиво упакуем, перевяжем шелковой ленточкой и в лагерь вернемся уже с трофеем. Вы очень удачно не вышибли из него дух сразу, дружище! А вот и он, собственной персоной.

Тем временем "крестничка" как раз волокли под белы ручки. Мощный удар саксонца, видно, хорошо сотряс его котелок, потому как идти самостоятельно капрал был не в состоянии и сопротивления не оказывал.

Отредактировано Жак де Леви (2017-04-15 13:17:33)

+4

15

- Gottverdammt, ещё бы! Я бил с расчётом! - сказал довольный собой Шомберг - Конечно, желательнее было бы попотчевать таким гостинцем неведомого нам господина ротмистра. Однако, на безрыбье и капрал - осётр. 
Осетра, едва трепыхающегося, невнятно бормочущего и стонущего, как раз приволокли и неделикатно бросили под ноги миньонов, изрядно приложив об стену.
- Поосторожнее, молодцы, - заметил Жорж - не вышибите из него остатки духа прежде, чем я его исповедую. Посветите-ка мне.
В свете извлечённого из фонаря огарка предстал, а точнее возлёг, перемазанный с ног до головы жирной уличной грязью горе-вояка, жертва капризной военной фортуны. Растрёпанный, бледный, лишившийся шишака, но приобретший взамен громадную лиловую шишку, он смотрел вокруг помутневшим взором. При виде окруживших его вооружённых и одоспешенных фигур, капрал открыл было рот, но одна из них приставила к его горлу острие меча и произнесла:
- Halt die Fotze!
Затем Шомберг стал один за другим задавать пленнику вопросы на немецком, щедро приправляя их бранью и отвешивая бедолаге пинки. Ошалевший рейтар старался поживее соображать и отвечать, пыхтел, мычал, и ежеминутно поминал Господа. Остальные, не понимая почти ни слова, в нетерпении поглядывали то на вопрошаемого, то на вопрошающего. Наконец, в последний раз приложив капрала сапогом, барон вложил клинок в ножны и, счастливо сверкая глазами, обратился к Келюсу:
- Этот боров уверяет, что лагерь еретиков не далее, чем в полутора лье вверх по течению реки. Их послали на разведку, отряд разделился на две партии. Мост через Марну напротив Дормана то ли рухнул, то ли разобран местными. Кажется, граф, мы наконец-то ухватили Торе за бороду! Gott sei Dank! Нужно немедля доложить герцогу! Теперь ротмистр Нидерклаузиц с его сбродом меня не интересуют. Намечается настоящее дело!
А про засаду он ничего не знает. И я ему верю, он не в том положении, чтобы врать, всё выложил как на духу. За полсловечка лжи я обещал лично содрать с него кожу по кусочку и сдержу обещание. Да и вы правы - на засаду это похоже меньше всего. Разве что на самую дурацкую в истории человеческих войн. Но меня прямо-таки разбирает желание вломиться в эту лачугу и подвесить за ноги болвана, которому вздумалось палить без разбору, рискуя попасть в добрых католиков!...

+4

16

С большим интересом Келюс наблюдал зрелище. Ради такого дела он даже спешился. Не отягощенный знанием языка, на который не так давно перевел Библию Лютер, а почти три столетия спустя будут писать некие господа Гете и Шиллер, он поражался гармонии между звуком и действом. Проще говоря, сами слова-то он ни черта не понимал, а значит мог воспринимать родной язык барона как единый поток звуков. С этой точки зрения угрозы по-немецки звучали очень угрожающе, а брань! Брань была превосходна, била по ушам как пушечный выстрел. Сразу понятно, где ругательство. Заметим, это граф был еще не в курсе, как безжалостно саксонцы смягчают свою речь.

- Моста нет? Превосходно! - вскричал де Леви барону в ответ, - Вы правы, это значит, что им теперь никуда не деться. Будет жарко. Рухнул? Не верю в такие совпадения, но это теперь уже не важно. Смерть Христова, да с такими вестями и живым трофеем мы можем вернуться к Гизу не просто с чистой совестью, а просто-таки с чувством выполненного долга! Ах, дружище, оставьте Вы этого болвана в доме, кем бы он ни был, - граф небрежно мотнул головой в сторону злосчастного окна, - он наверняка ни жив ни мертв от собственной смелости. Тем более, что на его счастье добрых католиков его дурь все-таки обошла стороной. Теперь уж не до того, выпустим этого малька в реку. Не след нам воевать с буржуа, когда предстоит настоящая рубка.

Сведения насчет моста все-таки необходимо было проверить, это слишком важный момент, чтобы полагаться на слова капрала, даже в его положении. Он должен хорошо понимать, что участь его все равно незавидна. Вдруг он решил напоследок ввести в заблуждение? Вдруг мост преспокойно стоит на месте, вдруг противник за эту ночь переправится и двинется дальше? Что тогда, опять погоня? Марна - важная природная граница. Дать уйти сейчас, упустить из-под носа, пропустить через реку, значит пропустить их глубже в Иль-де-Франс. Лоррейн и так порядком раздражен, потому что погоня затянулась. Такого просчета его самолюбие точно не потерпит, это юноша понимал.

Связанного и разоруженного пленника водрузили на одного коня с кем-то из отряда (к большому недовольству коня) и предоставили городишке досыпать, пока еще вокруг тишь да гладь. Дождь окончательно прекратился, сильный ветер гнал тучи по темному небу. Время от времени месяц неохотно показывал свой бок, чтобы через секунду-другую снова скрыться. До пресловутого моста было около четверти часа езды вдоль реки. Какую-то часть пути можно проделать по дороге, но потом пришлось спуститься к самому берегу. Грязь чавкала под копытами лошадей, лягушки и ночные птицы аккомпанировали плеску воды, тянуло речным запахом.

- Господа, кажется, я что-то вижу. Вон, там.

Келюс всмотрелся вперед и пустил лошадь чуть ближе к воде. Благо, берег был довольно отлогим. И правда, у самого берега из темноты отчетливо выступали черные сваи устоев, а в воде торчали быки, то бишь промежуточные опоры.

- Глядите-ка, Шомберг, наш капрал правду сказал, - хмыкнул юноша.

Пролетных строений как не бывало. Это было все, что осталось от моста.

Отредактировано Жак де Леви (2017-04-22 12:53:31)

+3

17

Порыв ветра унёс клочья туч, но над самым горизонтом темнела новая их масса. Под посветлевшим небом виднее чернели "быки", вырастающие из переливающейся лунными блёстками воды.
- Mein Gott! - Шомберг с удовольствием глубоко вдохнул холодный, влажный воздух - Теперь, граф, - шпоры и Hals uber Kopf к герцогу. Утро близко. Если поторопимся, на рассвете армия Гиза будет уже на марше. Verdammt noch mal! Завтра... уже сегодня, наконец, настоящее сражение! Я не хочу пропустить ничего! Мне до черта прискучила эта дурацкая беготня в попытке цапнуть еретиков за хвост. Мы вцепимся прямо в горло!
Барон развернул коня от реки, выехал повыше на берег.
- Sehr schnell, Meine Freunde! Быстро, быстро! Возвращаемся в лагерь! Жерар, держи нашего кабанчика покрепче. Только не придуши от усердия, он нам может ещё пригодиться. Пистолеты заряжены? Вперёд, господа!
Прежде, чем пустить коня в галоп, Жорж наклонился к Келюсу:
- Граф, прошу вас... Если мы ненароком нарвёмся на того ротмистра или ещё на кого-то из той же шайки, хотя бы и загоните своего андалузца, но во имя Христа - мчитесь как молния в лагерь. Нам же придётся задержаться здесь, переведаться с теми господами и, боюсь, мы будем несколько назойливы. Даже чрезмерно. Если мы теперь упустим Фортуну, я повешусь на первом суку, а это обидно, ха!
Сильный ветер нагнал новые тучи, затянувшие месяц и опять сгустившие темноту...

Отредактировано Жорж де Шомберг (2017-08-24 23:08:28)

+3

18

Небо и правда выглядело мрачновато, но дождь прекратился. Видно, хляби небесные решили, что исполнили работу сполна и отправились на покой. А запах! Так пахнет только осенью. Острый дух земли, воды, леса, дёрна, трюфельный запах, естественный, как сама природа.

- Договорились, друг мой, - ответил де Леви саксонцу, - я так и сделаю. Но отчего-то мне кажется, что до лагеря мы доберемся спокойно. Есть такое предчувствие. Теперь перед бурей должно быть затишье.
И Келюс тоже пустил своего гнедого в галоп. Умнейшему животному хватило короткого гортанного крика, повода и шенкеля.

Так и вышло. Никаких нежданных новых встреч, через четверть часа они уже были в лагере. Стоянку было не узнать. Пока отряд отсутствовал, будто грибы выросли палатки. Тянуло костром - все сушились, насколько это было возможно, и тут и там случались перепалки из-за самого козырного места. В котлах кипело, и не так важно что. Главное, это было горячее варево. Бурлила жизнь, и кажется, даже усталость растворилась, как не бывало. Новость, что гугеноты поблизости, уже успела расползтись и вызвала всеобщее возбуждение. Вернее, догадка, потому что от вернувшегося Фервака они ничего не услышали. Наших товарищей встретили радостными восклицаниями, тут же пересчитали, от избытка чувств чуть ли не хватая за стремена.

- Вернулись! Все здесь. Черт возьми, господа, Фервак примчался почти час назад, один. Один-одинешенек! Ни слова никому не сказал, тут же метнулся к Гизу. А нам что думать? Мы-то его, конечно, тряхнули, когда он вышел, но не вытрясли ничегошеньки. Мы вас живыми увидеть не надеялись. Подумали, не нарвались ли вы, ненароком, на еретиков. Вдруг он один чудом уцелел. Может, хоть вы расскажете, что случилось?

- Потом, господа, потом, - отвечал де Леви, наскоро спешиваясь, - как видите, все хорошо. Что с нами станется? Мы к герцогу на доклад. Где он сейчас, в палатке? Идемте, Шомберг, быстрее. Нас ждут с нетерпением, полагаю.

Отредактировано Жак де Леви (2017-08-29 08:20:40)

+3

19

Палатку герцога установили первой. Тентеллет был небольшим, в походных условиях правнук Людовика XII и Лукреции Борджиа предпочитал обходиться без излишеств вроде расписанного красками и расшитого гербами объемного павильона. Это занимает время, это придает обозу лишний вес и кроме прочего, никто не собирался стоять здесь долго. Верхний полог – из плотного камлота – надежно защищал от дождя, внутренний – из тафты – помогал удерживать тепло. Внутри тоже ничего лишнего – стол, стулья, походная кровать, легкая переносная печь, несколько канделябров для освещения и ковер на пол. Вот, пожалуй, и все.

Правда, зашел в нее Гиз далеко не сразу. С известной скрупулезностью герцог сперва разрешил все необходимые дела и лишь потом удалился под крышу ожидать возвращения разведки. Плащ, снятый с плеч, тут же вынесли за порог, прежде чем стекающие с него струи образовали лужу. Туда же отправилась и шляпа. Двое слуг, которые давным-давно состояли при семействе и сейчас тоже сопровождали Лоррейна, ловко помогли молодому человеку раздеться донага. Стоя посреди палатки, принц Жуанвиль невольно поежился.

- Потерпите самую малость, Ваша Светлость, дайте мне секунду, - крякнул один и полез в сундук.

- Проклятье! Я тут сейчас окончательно околею, - рявкнул герцог и невольно передернул плечами. Потомок Борджиа был прекрасен в своей наготе, хоть сейчас статую лепи. Широкие плечи Аякса, узкие и крепкие бедра, руки настоящего фехтовальщика. Но когда ты покрыт мурашками с мокрой макушки и до пят...

Фабьен не соврал и подступил с самым решительным видом и с куском плотной льняной ткани.

- Надо растереть, - заявил он, как будто говорил не с Его Светлостью Главным Распорядителем Двора, пэром Франции, а с мальчишкой, который зимой ввалился в прорубь. Он находился при своем господине уже полтора десятка лет и, кажется, ему одному дозволялась такая фамильярность. Родная мать в беседе с Гизом так не рисковала, а Анна д'Эсте слыла женщиной умной и предусмотрительной. Сын мог закрыть ей рот и ставил ее на место полувзглядом, движением брови. Сейчас он только слегка поворчал, для приличия выражая недовольство.

Сказано - сделано и слуга взялся подвергать этой экзекуции кожу Гиза с усердием дикаря, который  добывает огонь. Поджарое тело его господина буквально горело под этим импровизированным полотенцем. Возвращение Фервака оказалось настолько неожиданным и скорым, что застало его еще не до конца одетым. Вернее, наполовину, лишь до пояса.

-  Один?  - только и спросил Гиз, чуя недоброе. Разведка явно нарвалась на противника, иначе бы докладывал тот, кого герцог назначил ответственным за эту вылазку.

- Зови,  - коротко приказал Лоррейн. Сейчас все мысли главнокомандующего были о том, что произошло там, в кромешной тьме этой мрачной осенней  ночи. Неужто один выживший?

- Говорите, Фервак, - герцог наскоро сам натянул на себя сухую сорочку, скрывая под ней литые мускулы торса и вынырнув головой из ворота, устремил на вошедшего острый взгляд. То, что сообщил молодой офицер, заставило Лоррейна измениться в лице.

- Наконец-то! - проронил сын Меченого и его тонкие губы сложились в торжествующую улыбку, а в серых глазах вспыхнули хищные огоньки охотника, который давно выслеживает матерого и хитрого зверя.

- Что остальные? В каком положении они оставались? Численность вражеского отряда?

Посланец на эту гору вопросов сообщил все, что мог, но, разумеется, недостаточно.

- Я благодарю Вас, сударь, за неоценимые сведения. Будем ждать. Если все так, я не сомневаюсь, что они в скором времени вернутся. И да. Всё, что вы видели, держите покамест при себе. Всё благополучно, задержались, вскорости будут. Вам ясно? Желающих за подробностями отправляйте прямиком ко мне, - саркастически усмехнулся Лотарингец, - До того момента, как я приму решение о дальнейших действиях, ни звука.

Как видим, приказ Фервак исполнил. Люди знали только то, что видели сами. Что он вернулся первым. И черт знает, почему остальные задержались. То ли увидели что-то важное и решили скорее сообщить, а сами проехали дальше, то ли попали в заваруху, а в этих местах могло быть что угодно.

Отредактировано Генрих де Гиз (2017-08-26 23:09:42)

+3

20

Забрызганный грязью, скрипящий ремнями и скрежещущий латами, со шлемом под мышкой и десницей на эфесе, Шомберг, не замечая ироничной улыбки сопутствующего ему Келюса, торжественно ввалился в шатёр герцога Лотарингского незадолго до рассвета. Коротко поклонившись, барон заговорил чуть охрипшим басом:
- Ваше поручение исполнено, монсеньор. Я и граф де Келюс проехали вдоль реки до селения Вернёй. Там мы столкнулись с разъездом неприятеля в дюжину всадников и вынуждены были принять бой. Полагаю, об этом вам сообщил месье Фервак. Мы убили почти всех, не потеряв ни единого человека и сделали это так быстро и тихо, что мерзавцы моргнуть не успели, как оказались в аду. Я оставил только одного пленного, чтобы получить от него сведения. Это капрал рейтар, который рассказал, что лагерь Монморанси и принца Конде располагается не далее, чем в полутора лье от Вернёя, недалеко от городка Дорман, жители которого, очевидно, при приближении протестантов благоразумно разобрали мост через Марну. Мы с графом видели собственными глазами его руины.
- Они в ловушке, монсеньор! - в тихом восторге продолжал Шомберг, откашлявшись - Всеблагий Господь в милости своей услышал наши молитвы! Им не уйти! Мы прижмём их к реке и... они уже мертвецы, хотя ещё не знают об этом!
Если ваше высочество находит, что мы достойно исполнили свой долг, я осмелюсь просить награды - направьте нас в авангард! По коням, не дожидаясь пехоты!...

+3

21

Дюжина? Келюс чуть не поперхнулся. Иногда юношу терзали смутные сомнения, не согрешила ли двадцать лет назад ненароком с заезжим во Фрайбург гасконцем Анна фон Минквиц, почтенная и уважаемая фрау Шёнберг. Похоже на то, ох, как похоже. "Хвастлив как гасконец", так во Франции говорят. Небо свидетель, когда-нибудь приятель доведет его до того, что он сгоряча ляпнет об этих подозрениях вслух, и тогда они точно сцепятся. Шомберг любил хватить лишка, но чтобы вдвое? И ладно бы в любой другой ситуации. Так, безобидное бахвальство. Но сейчас, перед Гизом! Слава Богу, что эти цифры не имеют никакого стратегического значения, а призваны только лишь малость приукрасить их успех. Будь это не Шомберг, а кто другой, Леви медовым голоском сказал бы дословно следующее: "Монсеньор, мой товарищ как молния ринулся на врага. А молния, сами знаете, слепит и вызывает рябь в глазах. Исходя из этого, не могу ручаться за остроту моего зрения, но лично мне показалось, что разъезд все-таки был вдвое меньше".

Этот ответ созрел в голове мгновенно и принялся предательски зудеть на кончике языка, будто в этот самый язык оса укусила. Хотя вот уж кто, а Келюс ни за что не поступит так с членом своего дружеского круга. Ни за что не заставит краснеть. Напротив, прикроет. И все-таки нужна была изрядная сила воли, чтобы удержаться. Только этим дело не кончилось и распаленный удачей Жорж выдвинул Лотарингцу потрясающее предложение. По коням? Прямо сейчас?!. Серьезно?.. После марш-броска, когда у всех уже полсуток маковой росинки во рту не было? Когда набрякшая, насквозь мокрая ткань почти срослась с кожей, а то, что делает мужчину мужчиной, скоро уже станет одним сплошным комком, который никогда в жизни не разлипнется? Чертов саксонец! Сия перспектива заставила Келюса чуть не прокусить собственную губу. Интересно, это очень большой грех перед Господом - придушить своими руками человека, к которому, несмотря на несносный нрав, питаешь искреннюю и сильную привязанность? Если Шомберг и правда желает окончить свои дни во славе и ужасе, в фейерверке искр от скрещенных клинков и под громовой аккомпанемент артиллерии, то он очень рискует этого не дождаться.

- Только прикажите, Ваша Светлость, мы готовы, - безнадежно произнес юноша.

А вдруг Гиз сейчас скажет "да"?

Скрытый текст

ДРУЖИЩЕ, Вы неповторимы  http://arcanumclub.ru/smiles/smile9.gif 

+3

22

Герцог выслушал доклад Шомберга, не упуская ни единой детали. Услышав о дюжине, иронию во взгляде прятать он не стал. Если бы Гиз не знал саксонца, можно было еще усомниться, кто справедливо озвучил численность разъезда, он или Фервак. Непроизвольная мимика Келюса, на которую тот вряд ли мог повлиять, лишила необходимости уточнять. Леви стоял бок о бок с рапортующим, на лицах обоих хватало света, а лотарингский принц был недурным физиономистом, это помогало в придворной игре и экономило много времени. Что же, амбициозные молодые люди склонны к преувеличениям. Сейчас было недосуг разбираться с мальчишеским бахвальством. Гиза интересовало другое.

- Стало быть, моста нет. Прекрасно! Если Монморанси  возомнит себя Титом Лабиеном, воюющим с галлами при Лютеции, и решит его восстановить, ему в любом случае не успеть. Вы абсолютно уверены, что из этой дюжины ни один не ушел? - Лоррейн впился глазами в лица обоих, - если есть хоть малейшая вероятность, что кого-то упустили и вы в пылу стычки не заметили, я должен об этом знать, господа, и знать немедленно. Это не смертельно, любую случайность можно обернуть себе на пользу, но это сильно повлияет на мои планы. Об авангарде не может быть и речи, - наследник Меченого отрицательно качнул головой, тем самым пресекая прекрасные порывы, - забудьте и думать. Вы нужны мне живыми и боеспособными. Поэтому будьте любезны переодеться в сухое, поесть и по возможности поспать хоть пару часов. Это приказ. Хорошую рубку я вам обещаю, и очень скоро. Однако сейчас вы слишком много о себе возомнили, - с резкостью строгого командира отрезал он, - вы не из железа склепаны. Вашего пленного, Шомберг, которого Вы так предусмотрительно обеспечили, пусть приведут сюда. Я лично с ним поздороваюсь.

+1

23

Шомберг, нарочито небрежно поклонившись, вышел из шатра Гиза в серые и сырые рассветные сумерки. Бросил шлем в руки своего подбежавшего пажа, так что тот едва устоял на ногах, и грузно зашагал к спешившимся пистольерам. Похмурился, шумно подышал, попыхтел и хрипло проговорил:
- Ториньи... Его светлость желает побеседовать с пленником лично. Так что отвяжите господина капрала от седла, быстренько влейте в него глоток водки для бодрости, и немедля представьте пред светлые очи герцога.
Спешенный, освобождённый от пут и оживший от спиртного рейтар обратно помертвел, когда Шомберг напутствовал бедолагу обещанием повесить его вот на этом самом дубе (или это вяз?), если герцог Лотарингский останется недоволен его показаниями. Присовокупив к столь лучезарной перспективе могучий пинок, барон обернулся к Келюсу:
- Verdammte scheisse!... Это несколько обидно, граф, вы не находите? Кажется господин де Гиз...
"...собирается въехать в Пантеон на нашей шее" - хотел было продолжить он, но запнулся. Не будет ли это чересчур? Конечно, отряд Шомберга и Келюса провёл удачную разведку и раздобыл ценные сведения... Однако, пожалуй, смешно было бы предполагать, что Лотарингец пошлёт их за славой и подвигами, а сам, сложив белые ручки, станет дожидаться их триумфа, сидя в лагере. То есть это, конечно, было бы превосходно, но наяву совершенно неосуществимо.
- ...может лишить нас удовольствия принять участие в битве? - договорил саксонец, -  Я надеюсь, он не вздумал слишком беречь нас ввиду благорасположения к нам короля. Нет! Он для этого слишком солдат. К тому же, он ведь обещал хорошую рубку? Ich schwоre bei Gott, я не премину  напомнить ему об обещании.
А вот приказ герцога насчёт сухого платья, еды и отдыха - дельный, тут не поспоришь. Я быка готов сожрать, да и выпить чего-нибудь не мешало бы. Идёмте, друг мой. Хороший кусок мяса и фляжку рейнского я вам обещаю.
"Если на то пошло, чёрт с ним, с авангардом. Настоящий рыцарь всегда найдёт в битве возможность отличиться" - окончательно разрешил Жорж свои сомнения, и зашагал к костру, всё так же тяжело впечатывая каблуки в размокшую землю.

Отредактировано Жорж де Шомберг (2017-10-22 12:25:34)

+3

24

- Ай, да бросьте, Шомберг, Вы тщеславны как Пиргополиник или его потомок капитан Матамор*. Вечно Вам кажется, что Вас хотят недооценить, - любя приложил товарища Леви и побрел рядом, положив руку ему на плечо.

Кстати сказать, юный Келюс терпеть ненавидел штудировать латынь, а старину Плавта со товарищи презирал до глубины души, полагая занудным древним чтивом, покрытым слоем пыли и пропахшим плесенью. Кому это вообще надо? Разве восемнадцать столетий назад, за два века до Рождества Христова, могли написать что-то действительно интересное на сегодняшний день? А потом гувернер буквально силой заставил одолеть две первых страницы. Читая, Жак хохотал так, что перехватывало дух, адски щипало в носу, а слезы градом катились по щекам.

- Aut Caesar, aut nihil, или Цезарь или ничто. У Вас, случаем, не один девиз с Чезаре, предком нашего нынешнего командира? Коли не авангард, так значит уже и лишают сражения. Дайте Вы герцогу продумать стратегию, прежде чем нестись с мечом наперевес. Может, он вытянет из нашего... Вашего - лукаво блеснув глазами, поправился граф, - трофея еще нечто важное, и из этого расчета будем действовать. А если брать в расчет отношение короля, тогда уж нас просто оставили бы в Париже. Так что пусть там, - он мотнул головой в сторону шатра главнокомандующего, - заботятся о тактике, а мы восстановимся немного. Поедим, просушимся и передохнём.

Прикрыв глаза, Келюс потянул носом. Святые угодники, еда! Это что-то из другой жизни. Запах съестного после такого дня просто лишал рассудка. Это на рассвете тут по-настоящему запахнет жареным. А пока... Пока можно вкусить недолгий, но такой заслуженный отдых.

Скрытый текст

*Первый - герой комедии Плавта "Хвастливый воин". Имя дословно переводится как Башнеградопобедитель. Второй - персонаж комедии дель арте.

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Si vis pacem, para bellum. 9-10 октября 1575 года, Дорман