Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Что отвечать я стану, когда так исповедь твоя туманна? 9 сентября 1575


Что отвечать я стану, когда так исповедь твоя туманна? 9 сентября 1575

Сообщений 1 страница 28 из 28

1

Действующие лица: Рене де Клермон, Маргарита де Валуа, а также исповедник
Париж, Лувр, 9 сентября 1575 года, два часа пополудни

0

2

- Любопытно, как долго это продлится?

Королева Наваррская стояла у открытого окна, наблюдая, как облетают листья с одного из платанов в луврском парке. Еще зеленая шевелюра у них, а нет-нет да и проглядывают золотые нити. Как седина в волосах крепкого и статного еще пятидесятилетнего мужчины. Вот один сорвался. Медленно, нехотя, точно опасался: что ждет его там, внизу? Покружился и мягко лег на покрытую еще не увядшей травой землю. За ним еще один. Маргарита любила золотую осень.В двадцать лет увядание так еще далеко от тебя, что его не рассматриваешь всерьез. Но сентябрь взаперти теряет свою прелесть бесповоротно и полностью. Минуты будто подражали листьям. Они летели нехотя и медленно. Только в отличие от осенней листвы они не отличались разнообразием и одна до тошноты напоминала другую. А для гордого, живого и деятельного нрава молодой королевы это заключение было двойным грузом. Она очень тяжело переносила это новое унижение: то металась из угла в угол, то в апатии ложилась на кушетку и тоскливо слушала тишину.

Только общество верной Рене спасало. Именно спасало, не просто скрашивало эти унылые часы. Но и она вот-вот покинет... Уедет с королевой-матерью на Луару, в ставку Франсуа. Уже покинула бы, если бы Екатерине не пришлось задержаться в Париже на день из-за дурного самочувствия и сборы всё еще продолжались. Маргарита и радовалась и печалилась. Она плохо представляла себе, как будет здесь одна, но во всяком случае Рене не будет взаперти. И всё же супруга государя Наварры была слишком разумна, чтобы поверить в великодушие короля, который якобы в качестве смягчения наказания позволил оставить их обеих вместе до того, как Рене отбудет. Такая неожиданная щедрость явно имела свои причины и притом слишком уж очевидные. Гнев, досада и страх часто лишают людей разума и заставляют совершать нелепые и неожиданно наивные вещи, которые  полностью противоречат их обычному поведению и которые можно ожидать скорее от ребенка, чем от опытного интригана. Осторожные становятся неосмотрительными, разумные - недальновидными и по-детски безрассудными. Насколько поняла Маргарита, расчет был именно на то, что от безысходности и скуки женщины в конце концов проявят слабость и станут вслух обсуждать между собой то, что их волнует на данный момент более всего, то бишь неизвестные подробности дела, в причастности к которому их подозревали. Столь "высокая" оценка их силы воли и умственных способностей была довольно обидна. Тем большее удовольствие доставляло дочери Медичи болтать о такой чепухе, что знаменитые уши стен Лувра наверняка начали вянуть уже к вечеру первого дня.

Они громко и внятно обсуждали все что угодно - последние сплетни, цвет шерсти новой болонки и стойкость опиата, а также особо личные подробности, которые касаются только лишь дам. Также предметом живой и продолжительной дискуссии стали ленты для вышивки, а если быть вполне точными, то длина этих самых лент.

- Слишком длинные имеют коварное свойство запутываться, а короткие необходимо постоянно надставлять. Потому надобно искать золотую середину, - наставительно вещала королева, стараясь, чтобы гобелены на стенах не поглощали звуков ее голоса.

0

3

- А что, если длинные отрезать до нужного размера или подвязать узелком? – философски задумалась Рене, накладывая ложечку смородинового варенья на тарталетку с икрой.

Хорошо хоть, у короля хватило ума не ограничивать их в еде. Наивный Генрих думал, что сытые дамы окажутся более словоохотливыми. Ан нет! Сначала была безумная идея объявить голодовку, но позже они решили, что в их положении немножко вкусностей не помешает. Запросы на королевскую кухню поступали по несколько раз, а иногда и часов, на дню и буквально пестрили своим изобилием: то утиные ножки в ягодном соусе, то сдобный пирог с голубятиной(и чтобы мясо обязательно с соком!), то миндальные воздушные безе… Сейчас вот тарталетки с икрой. Мадемуазель де Клермон не поленилась пересчитать икринки и посетовать, что повара нынче поскупились, не доложив целых две!

- Мадам, представляете, какая вкуснятина? – Рене прожёвывала тарталетку, намазанную смородиновым вареньем, – а если мы добавим сюда ещё и персикового? – вопрос оказался риторическим и следующая тарталетка тут же отправилась в рот. Склонностью к полноте Рене не отличалась, посему могла себя побаловать изысками вволю, а что до причудливых вкусовых сочетаний и разыгравшегося аппетита, то тут она сама удивлялась.

- Ах, мадам, я больше не могу держать в себе страшную тайну. Знаете, однажды я подарила Вам помаду... И, о ужас! – она театрально подкатила глаза – оказалось, что она не стойкая! Да-да, совершенно не оставляет следа на мужском плече! А я, бесстыдница, знала об этом! Простите меня, умоляю! – мадемуазель де Клермон душил смех, но она старалась сдерживаться. В глазах блеснули искорки:

- Но это была месть, – не унималась Рене – та позиция, о которой мы с Вами секретничали… - Рене притворилась смущённой – оказалось, что она совершенно не приспособлена для необычных мест! А Вы как никто должны были знать мою маленькую тайную страсть. Вот у Вас случалось когда-нибудь, скажем, хм…. В шкафу?

0

4

Королева, устроившись в кресле,  со смесью опасения и любопытства наблюдала за госпожой д'Амбуаз, пока та уплетала за обе щеки такое странное лакомство.

- Рене, бедняжка, Вы, видно, уж вовсе отчаялись, раз уже принялись испытывать на себе такие страшные сочетания!

В отличие от своей наперсницы, наваррская государыня как раз не испытывала особой тяги к икре. Этот диковинный продукт из далекой Московии уже успели освоить в Европе и с аппетитом употребляли в пищу итальянцы, испанцы, французы, англичане и жители Фландрии. Маргарите, любознательной по натуре, нравилось все новое. К тому же икринки забавно лопались на языке, когда их раскусишь. Но с вареньем?!

- Я, конечно, знала, что Вы натура неординарная, но не думала, что настолько. На мой взгляд, такое есть можно только в двух случаях: либо когда жить надоело, либо в попытке изобрести изысканное блюдо, которое назовут в Вашу честь. Оно станет модным и будет признаком дурного тона есть икру иначе. Представьте, как это будет мило! Вы запечатлеете свое имя в веках, как родительница новой закуски, а наше заточение приобретет хоть какой-то смысл и даже станет не менее известно, чем пленение несчастных узниц Шато-Гайара! Остается надеяться, что оно закончится менее плачевно, - удержаться от сарказма весьма трудно, когда ощущаешь себя мышью, которую поймали в мышеловку.

- А что до помады, я Вас охотно прощаю, - милостиво провозгласила государыня Наварры с лукавой улыбкой, - она имеет чудный цвет и запах, нужно лишь попросить метра ее немного довести до ума. А этой баночкой я буду пользоваться в тех случаях, когда, напротив, необходимо быстро уничтожить следы.

Негромкий стук в дверь прервал этот многозначительный монолог.

- Что за глупость! - гневно воскликнула Маргарита, у которой все благодушество мгновенно испарилось, - нас держат здесь, словно мы преступницы, с гвардейцами у дверей, и при этом еще имеют наглость проявлять деликатность, будто кому-то и впрямь важно, не оскорбит ли меня вторжение. Войдите!

Первые часы своего домашнего заточения обе женщины пытались развлечься вышиванием (до тех пор, пока от него не начало мутить). Корзина с нитками устроилась на небольшом столике и Маргарита в досаде смахнула ее, как львица лапой: клубки самых разнообразных оттенков посыпались ей под ноги и раскатились по полу, будто на ковре в один миг созрели бутоны крупных фантастических цветов.

0

5

- Мадам... - с почти издевательской почтительностью склонил Келюс свою буйную голову с волосами цвета спелой сентябрьской пшеницы, входя в комнату. При этом пышный султан нежно-розового бархатного берета юноши описал на мозаичном мраморе пола замысловатую фигуру. Королевский фаворит явился во всем своем блеске, благоухая резедой и кардамоном, а на костюме месье де Леви бархат цвета "пепел розы" оттенялся блеском розовых топазов, количество коих на колете придворного щеголя грозило превратить колет в панцирь. Чуть тронутые нежно розовым опиатом губы молодого повесы сложились в насмешливую улыбку:

- Ваше Величество не скучает здесь в уединении? - с неподдельным сочувствием в голосе спросил сеньор де Леви, - А то наш и ваш милостивый король, послал меня - вернейшего из его подданных, узнать не нужно ли чего его любимой сестре?

Цепкий, льдисто-голубой взгляд юноши ухватил разбросанные по полу нитки и фрейлину распутной принцессы, явно приготовившуюся закусить.

- Впрочем, Мадам, похоже не скучает... - почти брезгливо посмотрел граф на стол, уставленный отчего-то этой ужасной рыбьей требухой, похожей на черную грязь, которой их потчевали в Кракове и вареньем - субстанцией, явно не соединимой с любыми частями рыбы по мнению придворного красавчика. Сама Маргарита вызывала у вошедшего одно только раздражение.

С каким наслаждением молодой де Леви никогда не увидел бы эти дерзкие глаза и нахальный распутный рот французской принцессы. Да и фрейлина, помогающая Маргарите коротать ее одиночество, была под стать своей госпоже - такая же наглая и похотливая... Впрочем, что еще ждать от сестры этого ужасного Бюсси, коей и являлась наперсница "толстухи Марго", как любил говаривать покойный ныне государь Карл IХ.

- А клубки наверняка раскидала эта толстозадая крыса Фриппе, - подумал королевский фаворит, едва не растянувшись на ярко-алом клубке ниток и с досадой отправляя этот клубок носком  замшевой туфли прямиком в угол комнаты. Но Келюс не был бы Келюсом, если бы не смог тут же усмирить свой гнев и выдав Наваррской государыне еще одну почтительную до глумливости улыбку, не произнес:

- Но как вы знаете, Мадам, наш король, мой сюзерен и ваш добрый брат, - почти надменно посмотрел Жак куда-то мимо декольте прекрасной Маргариты, - В своем безмерном долготерпении дает вам шанс облегчить свою душу... Он готов прислать к вам священника, - вздохнул граф с видом отчаявшегося ангела-хранителя.

0

6

Отношения между королевой Наваррской и любимцами ее брата обычно находились в состоянии "вооруженный нейтралитет". Однако сейчас, когда Генрих был зол на брата как сто чертей и сполна отыгрывался на Маргарите за доказанный сговор, его фавориты считали возможным вести себя с ней и подавно развязно. Эта напускная учтивость заключала в себе куда больше, чем прямое оскорбление. Да еще Его Величество прислал человека именно из тех, кто более всего раздражал Маргариту: это было очень в его духе. Не удивительно, что супруга Беарнца была в ярости.

- Скажите королю, что я сполна оценила его заботу. Мой брат, судя по всему, и впрямь полагает, что я умираю от скуки, если прислал сюда именно Вас, месье. Все другие павлины находятся в парке, а это вне моей досягаемости, - мгновенно отреагировала молодая государыня с соответствующим выражением в лице и тоне, смерив разряженного в пух и прах юнца насмешливым взглядом из-под  пушистых ресниц и накрутила на палец темную прядь. Они с Рене в том числе развлекались тем, что заплетали друг другу волосы.

- Что ж. Раз уж Вы здесь, то передайте моему доброму брату: ежели Его Величество интересуется, чего я хочу, то пусть от моих дверей наконец уберут этих верзил-швейцарцев. Во-первых, их ужасный говор оскорбляет мой слух, а говорят они громко. Во-вторых, невозможно держать меня здесь бесконечно. Мне нужен воздух, я не могу больше находиться в четырех стенах! Если на это я рассчитывать не могу, то ничего другого мне не нужно, - гордо закончила она, теперь уже глядя буквально сквозь королевского фаворита, будто его вовсе не существовало.

Крайне неприятно было передавать это через вторые руки, но раз Генрих не появляется здесь, то у нее нет выхода. Это Маргарита отлично понимала.

- Священника?! Вы слышали, Рене?  - воскликнула она, обернувшись к своей фрейлине и в негодовании вскакивая с кресла, - точь-в-точь как перед плахой. Я уже просила посетить мессу в придворной часовне в день Рождества Пресвятой Девы Марии. Но нет, мне было отказано. Поистине, Его Величество действительно излишне щедр нынче! И как вовремя! - темные глаза молодой королевы вновь сверкнули искрами, а маленькая нога топнула по ковру, - что ж, я принимаю этот милосердный порыв. Пусть святой отец придет сюда.

0

7

Рене непонимающе взглянула на незваного гостя. Тот как всегда был чересчур напудрен. Видимо для того, чтобы скрыть излишне сияющую улыбку. Что поделать, слабоумные всегда улыбаются по поводу и без. Уж этого почтенного господина точно обделили умом, раз он так перебарщивает не только с пудрой, но и с румянами .Впрочем, возможно, он так залился краской при виде двух очаровательных женщин сразу? Бедный-бедный граф, наверняка, король погряз в государственных делах и перестал уделять достаточно времени своему любимцу.
- Мадам, а Вы уверены, что перед нами павлин? Меня терзают смутные сомнения – с этими словами мадемуазель де Клермон вытащила из корзинки маленький красный клубочек и запустила в Келюса. Затем последовали синий, зелёный, ярко-рыжий и ещё несколько других шерстяных комочков. Фриппе, наблюдавшая за таким неожиданном поворотом событий, тотчас же сорвалась с места и бросилась к клубкам с охотничьим шипением, а Рене тем временем расхохоталась:
- Ну, что я говорила, Ваше Величество? Это всего лишь павочка, на павлина нам поскупились! Ужасно! Лучше бы прислали перепёлочку, право слово, она вкуснее – фрейлина подозвала к себе Фриппе и протянула печенье:
- Кушай, моя хорошая и не обращай внимания на тех, кто его не заслуживает. Мясо павочки совершенно не вкусное, не стоит тратить на подобное сил.
- Очень вовремя, мадам! Сейчас нам святого отца не хватало как никогда! – сочувственно кивнула Рене на реплику государыни.

0

8

Келюс, который уже открыл было рот, чтобы ответить Наваррской королеве, поморщился, услышав неуместное выступление фрейлины, ныне столь же опальной, как и ее Мадам.

Нападки двух женщин на изящную стильность королевского фаворита нисколько не укололи его.

Леви не удивился, что "толстуха Марго", как называл урожденную Валуа покойный король Карл, не в состоянии оценить настоящее изящество галантного кавалера. Еще бы, она была вынуждена созерцать то своего "виллана на троне"- воспитанного чуть ли не в Наваррском хлеву беарнца, - то этого несносного солдафона Бюсси. Да и ее фрейлина, которая с детства видела этого вздорного грубияна Клермона, видать, недалеко ушла от братца. Такая же скандальная хамка. Нет, упоминание павлинов, причем спорной половой принадлежности, не задело графа.

Его лишь покоробил голос и тон, которым эта несносная Амбуаз натравила на него мерзкого горностая. Для Жака все эти новомодные животные ассоциировались с крысами, и потому молодой придворный едва сдержался, чтобы не пнуть отъевшуюся тварь, шустро проскочившую у его ног.

- Швейцарцы, я думаю, останутся, - глумливо заметил щеголь, - А духовник явится непременно. Уж не сомневайтесь, - Келюс издевательски улыбнулся королеве. При этом он не забывал старательно игнорировать фрейлину распутной Маргариты - сестру своего давнего неприятеля Клермона.

0

9

- Оставьте, Рене. Поверите ли, мне нет никакого дела, какого пола птица. Если эта птица самодовольно и слишком громко подает голос, то в один прекрасный момент она оказывается без перьев и все видят, какова она есть, - с легкой усмешкой ответила сестра Генриха Валуа и качнула темноволосой головкой. После вспышки Маргарита уже успела овладеть собой. Только кожа на щеках до сих пор еще розовела и в глазах остался блеск, а лицо вновь стало спокойным. Этот напыщенный юный графчик, миловидная картинка из королевской гостиной, не стоил внимания.

- Если король полагает, что я настолько глупа, что не поняла истинного смысла всей благочестивой комедии, то мне жаль, - государыня Наварры пожала красивыми плечами, - Но он меня обставил в этой партии. Я очень устала. Я хочу как можно скорее выйти отсюда. Так что пусть присылают святого отца, я открою ему душу, ничего не утаю и не стану настаивать на сохранении тайны исповеди. Можете так и передать Его Величеству. Я более Вас не задерживаю, сударь.

Она с достоинством опустилась в кресло, расправила складки юбок и взяла в руки книгу. Маргарите и ее даме было позволено пользоваться библиотекой по их желанию и сейчас королева с любопытством изучала труд, где говорилось о разнообразных странных существах, которые обитают в этом мире. Вдобавок к содержанию сей занятный бестиарий, разумеется, был с лихвой наполнен красочными картинками. Помимо песьеголовых, о которых упоминали блаженный Августин, Плано Карпини, Порденоне и Марко Поло, в книге были изображения огромных слонов с ушами-палатками и ногами-колоннами, на которых грозные восточные владыки отправляются в военные походы, будто на лошадях. Особенно позабавил Маргариту рассказ о человеке-рыбе. Это неведомое чудо недавно поймали у берегов английского королевства. После попыток узнать, что он за существо и не отродье ли дьявола, человек-рыба сбежал в родную стихию, оставив почтенных монахов в большом смятении.

0

10

- Мадам, - сквозь зубы процедил Келюс. Подобно всем молодым людям его возраста, граф имел самолюбие очень ранимое, а чаша его терпения, напротив, была совсем неглубока. Почему именно он должен был сюда идти и служить игольницей двум до крайности обозленным особам? Ему порядком надоели и женские подколки и мечущийся горностай. Тем более, что де Леви раздражало все, связанное с королевской сестрой. Будь то хоть ее любимая фрейлина, хоть ее любимый питомец.

- Я передам королю, - с безупречным поклоном заверил юноша королеву.

- И да... Не знаю насчет перьев, Ваше Величество... Но сколько я повидал птиц, от соколов до облезлых воробьев и щеглов на шнурке, все они исключительно ценили свободу. И на этом позвольте откланяться, если вам, разумеется, более нечего сказать вашему любящему брату. Мне нужно успеть вовремя, я сопровождаю государя на конную прогулку вместе с Вашим супругом, Мадам. Погода такая отменная, что грех этим не пользоваться. Начало осени - чудная пора, Мадам.

На прощанье Жак не смог отказать себе в удовольствии бросить презрительный взгляд на сестру этого хама Бюсси, твердо уверившись в очередной раз, что хабальство их фамильная черта.

- Вот две гадины - одна сестрица, а другая подстилка этого мерзкого петуха... Может, его наконец-то угомонят в Шампани, - подумал молодой граф, с омерзением глядя на мадемуазель д'Амбуаз, наворачивающую варенье с икрой. Беднягу де Леви аж замутило от такого ядреного сочетания.

Отредактировано Жак де Леви (2016-10-13 18:40:41)

0

11

Вскоре после ухода графа де Леви из покоев Жемчужины рода Валуа возник новый посетитель. Это был настоятель монастыря святой Женевьевы, Жозеф Фулон. Узнав, что ему выпала высокая честь исповедовать саму Маргариту Наваррскую, этот лукавый аббат сразу понял, что все это не спроста. Но как бы то ни было, а королевские приказы  следовало исполнять, невзирая на то к добру они или к худу.

И вот сейчас в своей темной сутане отец Жозеф вплыл в покои опальной королевской сестры, как вплывает фрегат в гавань.

- Добрый день, Ваше Величество,  здравствуйте мадемуазель, - приветливо кивнул сладкий, как медовые соты, только только вытащенные пасечником из улья аббат, - Его Величество призвал меня дать вашим душам покой и утешение, - почти пропел он, с интересом косясь на дам, коих должен был исповедать, и на окружающую их обстановку, говорящую проницательному церковнику о том, что принцесса рода Валуа находиться под домашним арестом. Разумеется, ему сообщили об этом загодя. Но если бы отец Жозеф и не знал об аресте королевы Маргариты, то легко догадался бы об этом.  Швейцарцы играющие в кости у дверей ее покоев, попавшиеся ему на глаза, пока аббат шел по коридору, были тому отнюдь не единственным подтверждением. Внутри покоев проницательному глазу так же все явственно сообщало об этом. А у Фулона глаз был более чем проницательным.

0

12

Настоятеля из монастыря Женевьевы Маргарита знала еще задолго до своего замужества и нередко во время визитов проводила какое-то время в занятной беседе с отцом Жозефом. Члены королевской фамилии регулярно отдавали должное святой покровительнице города Парижа в этом крупном и богатом аббатстве, которое располагалось на одноименном холме. Многоопытный хитрый старый лис умело распоряжался всем огромным монастырским хозяйством, бережно хранил древний монастырский уклад, среди братии поддерживал порядок и имел кристальную репутацию. В небольших острых глазках аббата молодая королева без труда замечала живейший, вовсе не монашеский интерес к кипению мирской жизни. Людям такого склада обычно очень тесно за толстыми монастырскими стенах: ум и честолюбие ищут выхода. Таким образом, присутствие отца Фулона сейчас было не удивительно.

- Ваше преподобие! - певуче отвечала государыня Наварры голосом, похожим на звучание арфы, - это Вы! Благодарю Вас за то, что нашли время на окормление моей скромной особы и моей приближенной дамы, - тонкие белые пальцы мягко коснулись плеча госпожи д'Амбуаз, -  Оставили аббатство, братию, все многочисленные дела, чтобы посетить нас... И так скоро. Я даже не ожидала. Благословите. По правде сказать, я не знала точно, кто именно сюда будет приглашен, но теперь я совершенно спокойна, ибо знаю Вас как самого достойного слугу Господа нашего и не побоюсь Вам открыться, - молодая женщина подняла на аббата невинные распахнутые темные глаза и словно блудная овечка смиренно подошла под благословение доброго пастыря.

0

13

Отец Жозеф благословил подошедшую, с удовольствием коснувшись шелковистых волос. Лукавый аббат давно крутился рядом с власть имущими, но Маргарите симпатизировал искренне. Смышленая девочка с большими темными глазами выросла  в прелестную женщину, пленительную не только красотой и изяществом черт, но и образованностью и умом. Поэтому сейчас он втайне даже сочувствовал опальной принцессе, однако был не в состоянии ей помочь ничем, кроме пастырского утешения.

- Ах, Ваше Величество, - вкрадчиво проворковал настоятель аббатства святой Женевьевы, - Это я - скромный пастырь - должен благодарить Господа нашего за право дать Вам хоть немного утешения в этой скорбной земной юдоли. И я рад, что Вы выделяете меня из рядов моих братьев... Хотя я и не стою того, - отец Жозеф с лицемерным смирением опустил очи долу.

- А эта фрейлина, кажется, сестрица маргаритиного любовника, - настоятель выцепил взглядом придворную даму, разделявшую заключение своей госпожи, но тут же перешел к делу:

- Я готов выслушать Вас, дочь моя, - мягко произнес аббат.

0

14

- Прошу Вас, - Маргарита указала аббату на небольшую резную скамеечку, - беседа обещает быть долгой.

Сама молодая государыня в знак смирения преклонила колени на вышитую мягкую подушку, которую вовремя подала верная Рене.

- Мне так нужно облегчить душу... - с губ молодой королевы сорвался вздох, за ним еще один, - ибо я грешна, святой отец. Эта ноша так тянет и тяготит! Мой брат-король страшно гневается на меня, но причина этого мне непонятна. Вернее, напротив, причина ясна. Мои многочисленные враги пытаются оговорить меня, настраивают Его Величество против меня и у них это превосходно получается, - Маргарита вынула из рукава кружевной платок и поднесла к глазам. Голос ее дрогнул, - Поверьте, святой отец, у меня в мыслях нет и сотой доли того, что приписывают мне! - горячо уверила она отца Фулона, - А те оскорбления и унижения, которым я подвергаюсь, они причиняют мне столь тяжкие моральные страдания, что я... Я не могла удержаться от ропота и даже... страшно сказать... впадаю в грех отчаяния. Давеча государь приходил ко мне с такими ужасными обвинениями, что я просто лишилась дара речи и не понимала, чем я заслужила такое. Он так кричал... А я всего лишь слабая женщина и я нахожусь меж двух огней. Мне приходится разрываться меж двух моих братьев. Я верная подданная Его Величества, я предана ему как королю, я почитаю, люблю и уважаю его, как моего старшего брата, однако и младший, герцог Алансонский, очень дорог моему сердцу. Может ли быть иначе? Скажите мне, можно ли выбрать, какая из двух твоих рук тебе дороже, когда обе они - часть тебя? Я не обладаю талантами моего супруга, - уголки губ наваррской королевы дрогнули в печальной усмешке, тонкие пальцы теребили платок, - я не умею так ловко лавировать.

0

15

Отец Жозеф слушал эти излияния, не особенно вникая в ту болтовню, которую жена Анрио Наваррского хотела выдать за исповедь. Настоятель монастыря святой Женевьевы был не настолько простодушен, чтобы поверить в любовь Жемчужины Валуа к обоим братьям. И если Франциск вызывал у Маргариты родственные чувства, то с Генрихом они давно стали если и не врагами, то уж всяко не нежными братом и сестрой. Но мысли эти отец Жозеф, естественно, держал при себе. Он лишь сочувственно кивал головой и сокрушенно  вздыхал в тех местах речи своей прелестной прихожанки, где ему казалось это уместным.

- Вы добрая христианка и хорошая сестра, - медовым голосом похвалил аббат Маргариту, думая про себя, что та явно не столь проста, чтобы исповедаться в настоящих своих грехах. Так и будет сейчас петь соловушкой о горячей сестринской любви к своему царствующему брату. Да и могло ли быть иначе? Мэтр Фулон и не сомневался, что Маргарита не надеется на тайну исповеди, а значит и говорит лишь то, что по ее мнению безопасно и для нее, и для ее ближайшего окружения.

0

16

Судя по всему, сегодня многословности отца Жозефа можно было позавидовать. Впрочем, это было Маргарите не так важно. Главное, что аббат превосходно слышит все, что она говорит.

- О, да, святой отец, - молодая королева печально качнула темноволосой головкой и вновь горько усмехнулась, - просто ангел земной. И мой добрый брат и государь так в этом уверен, что, видите, приставил достойных, крепких господ к моим дверям - охранять мою добродетель. Мне ни к чему сейчас пытаться завуалировать свое положение, оно слишком очевидно. Здесь я пленница. Но если бы у меня вызывало тревогу только лишь это, было бы полбеды. Мне приходилось терпеть многое, стерплю и это, мне не привыкать. Но меня очень волнует судьба моего младшего брата, это куда как большая пытка. Герцог так еще молод, горяч... Он не ведает, что творит. Насколько мне известно, у него нет дурных намерений, он хочет только одного: привлечь внимание к своей особе. Он желает, чтобы с ним считались и желает достойного поддержания своего положения, как дофина Франции. Только это и сподвигло его на действия. Король относится ко всему происходящему со всей суровостью и его обеспокоенность можно понять... А у меня кровоточит сердце при мысли, куда все это может завести. Его Величество требует, чтобы я осудила действия герцога Алансонского и признала в них государственную измену. Как мне быть в таких обстоятельствах, отец мой?

0

17

- Но, дочь моя, - лицемерно опустил очи долу аббат, - Вы же сами понимаете, что хоть и дофин всего лишь хочет обратить на себя внимание, это пахнет заговором... А восставать против власти, данной Господом, грех, - почти довольно промурлыкал отец Жозеф,  понимая, что каяться в блудных связях Маргарита вряд ли станет, хотя в сущности все давно привыкли к тому, что королевская сестра заводит себе периодически того или иного фаворита. Зато в заговоре кается почти открыто. Франциск дескать внимания недополучил... Нельзя сказать, что мэтр Фулон сильно радел за правящего монарха - по мнению аббата, он был некрепок в вере, слабоволен, да и слухи о неподобающем отношении Генриха к фаворитам, не взирая на то, правда ли оно или клевета, явно не способствовали приятию короля у добрых католиков. Однако хитрый церковник имел сходство с флюгером - он всегда смотрел в ту сторону, куда дул ветер его выгоды. Сейчас он легко нарушил бы тайну исповеди в своих интересах, как всегда весьма корыстных и довольно эгоистичных.

- Но я же понимаю, что Вы всегда готовы сделать все для процветания нашего королевства. Не так ли? - монах тонко улыбнулся, подумывая, как бы выудить из Наваррской государыни что-либо полезное  для своих интриг и той полуправды, которую придется так или иначе пересказать Генриху.

0

18

Маргарита внимательно всмотрелась в лицо аббата. На последней фразе мессер Фулон начал терять осторожность: на его месте дочь Медичи действовала бы тоньше. Но судя по всему, опасаться ему было вовсе нечего, а цель была совершенно определенная. Во всяком случае, такие выводы королева сделала из его скупых реплик.

- Ваше преподобие, - мягко, увещевающим тоном возразила молодая государыня, скрыв проницательный взгляд под длинными ресницами, - я женщина. Что я могу и что я понимаю? Мой удел - различать аромат духов и цвета ниток, собирать букеты да подбирать платья. Заговоры это мужская стихия. Мое обоняние для них не предназначено и не улавливает таких тонких запахов. Чтобы судить о таких вещах, необходим мужской ум, дальновидность, необходима сила духа. А у дочерей Евы чувства всегда берут верх над рассудком. Любовная интрига - наш предел. А политика... Что Вы! Страшный пример английской королевы Анны, которая пыталась вмешиваться в государственные дела своего венценосного супруга и не смогла при этом исполнить свой главный женский долг, тому яркое доказательство. Нет, конечно, имеются исключения... Но они лишь подтверждают правило и я к ним не отношусь.

Да простят меня мои сестры по Еве: царица Клеопатра, королева Изабелла Кастильская и девственница-Жанна, которые с честью носили доспехи и вели за собою армии, а также моя дорогая матушка, которая при всех своих милых особенностях не раз и не два обставляла великолепные шахматные партии, - с внутренней улыбкой подумала исповедница. Фриппе, хоть тоже принадлежала к слабому полу, обиды явно не держала и как ни в чем не бывало увлеченно играла одним из разноцветных клубков, рассыпаных по комнате еще до визита духовника.

- Король уверен, будто мне известно что-то о планах Франсуа, но нет. Тот так скрытен и осторожен... - продолжала поток жалоб несчастная пленница и повела плечами, - Я ровным счетом ничего не знаю. Кроме, пожалуй, одной подробности, которая никак не относится к этому делу и в любом случае вскоре станет известна...

Немного сомнения в чертах, легкая заминка, будто бы она не решается... Но здесь как раз кстати пришлось еще одно качество, свойственное, как все знают, любой женщине, даже принцессе крови: болтливость. Маргарита, наконец, закончила фразу:

- ...Как только герцог Алансонский вернется в Париж. А я ничуть не сомневаюсь - близок час, когда все разрешится миром. Так вот, намечается серьезное событие для Франции и для нашего семейства и Вам я приоткрою завесу. Мой младший брат намерен в ближайшем будущем подарить нам радость среди горьких и нелегких будней. Он собирается пойти на важный шаг и подарить Франции дофину, - таинственным полушепотом сообщила наваррская государыня, чуть подавшись вперед и поднеся ладонь к губам.

То была совершенная импровизация. По правде сказать, молодая женщина и сама не знала, как ей пришло такое в голову. Она просто болтала чепуху, но вдруг осознала, что внезапная мысль (как это часто случается) может быть очень недурной.

0

19

- Дофину? - с живейшим интересом поинтересовался отец Жозеф у Наваррской королевы, машинально перебирая четки, - И кто же войдет в королевскую семью? Неужели Его Высочество выбрал себе невесту не из королевских родов, а пошел по пути своего брата?

- Франциск свяжет себя узами брака? Хотя... Для этого ему нужно позволение его брата-короля, а Генрих никогда не согласится на это, - уверенно подумал мэтр Фулон, который прекрасно понимал:  дофина быстро подарит Франции наследника, в отличии от по-овечьи кроткой и бесцветной как моль Луизы Лотарингской. И не настоятелю ли монастыря святой Женевьевы было не знать, что Генриху проще оставить Францию без продолжателя династии, чем получить этого наследника от ненавистного брата у которого он похитил корону в совсем недалеком прошлом. А тем не менее сколько уже воды утекло с момента смерти Карла IХ, словно десять лет минуло, казалось настоятелю.

- Алансону нет и двадцати пяти, это еще не считая его положения. А это значит, что ходить ему неженатым, покуда мать с братцем не соизволят пристроить принца. А пристроить они могут его как минимум за море и никак не ближе.

Или это идея Медичи? Наша Черная Королева играет судьбами своих детей, как шахматами. То производит рокировки, а то и жертвует той фигурой, которая на свою беду попала по мнению изворотливого мозга игрока в патовую ситуацию - судорожно думал аббат.

0

20

- Именно, последовал, - подтвердила государыня и кивнула, - Да, эта дама не королевской крови, но при этом далеко не провинциальная тихоня.

Намек на королеву Луизу был прозрачен. Нет, королева Наваррская ничего не имела против госпожи де Водемон. За несколько месяцев, что стала королевской супругой, та не сделала ей ничего дурного, не вставала на дороге, не вмешивалась никуда... Ее не за что было недолюбливать. Скорее, Маргарита испытывала к новой королеве искреннюю жалость. Дочь Медичи обладала хорошей интуицией и была не по возрасту прозорлива. Она ясно, как в зеркале, видела, какая незавидная судьба ожидает лотаринженку. Впрочем, сама Луиза была сейчас на седьмом небе от счастья после таких резких перемен в ее жизни. Ее наивность позволяла ей видеть мир, словно через яркое витражное стекло. Эти иллюзии должны рассеяться довольно скоро, но пусть они останутся с нею как можно дольше. Так будет лучше для нее. И лучше бы она как можно скорее родила сына. Хотя учитывая ее узкие бедра и цвет лица, как после долгой зимы... Матушка не даром была настроена скептически, но король категорически отказался слушать ее и сделал по-своему. Во всяком случае, после семи месяцев брака радостной новости покамест ни слуху ни духу, хотя Генрих исправно оказывает ей внимание. Что ж... Подождем. А пока пусть Его Величество помучается неизвестностью от другой новости.

- Она, само собой, молода и очень красива в отличие от иных коронованных особ и их родственниц, - продолжила Маргарита свою байку, - она представительница одного из самых знатных и славных родов нашего королевства. Она умна, у нее есть характер, который поможет осуществить столь ответственную задачу, и она более чем достойна высокого положения. Во всяком случае, я в этом уверена. И Вы хорошо эту даму знаете. Это... - Маргарита нарочно помедлила для лучшего эффекта, - это госпожа де Клермон.

0

21

- Клермоон... - протянул настоятель, слегка опешив от такой новости и против воли перевел взгляд на трапезничающую фрейлину. При этом ни на секунду отец Жозеф не поверил в то, что венчание состоится.

- Скорее всего, Бюсси настолько согнул Франциска в бараний рог, что тот решился идти под венец с девицей д'Амбуаз. Но ведь желания Алансона совсем не достаточно, чтобы жениться. Тем более на девице Клермон. Да, род у них древний, но и только. Для того ли старуха Медичи с ее амбициями искала детям короны, земли и союзы? Она быстро расстроит свадьбу. И хорошо еще, если мадемуазель Рене выйдет из этой помолвки живая и здоровая, а Бюсси не окажется в крепости тюремного типа, уж больно высоко метят оба, - думал про себя мэтр Фулон, бесстрастно перебирая четки.

Аббату оставалось лишь одно - слушать и делать выводы.

- Что ж - недаром Господь велел мужчине искать себе подругу и продолжать род людской... Ну, а принцу стоит и августейший род продлить, - отец Жозеф сделал вид, что одобрил  эту безумную идею.

0

22

Всё происходящее вокруг казалось Рене странным. Однако она решила отпустить все мысли из своей головы и продолжила с невиданным упорством размазывать абрикосовое варенье по увесистому кусочку рыбки.

Фриппе наблюдала за процессом приготовления этого причудливого десерта с удивлением. Горностаиха любила полакомиться, но подобное даже ей казалось чрезмерно экзотичным.

Разговор священника и королевы мадемуазель де Клермон слушала в пол уха. Нет, ей безусловно было интересно, но ужасно хотелось спать. Она начала даже обмахиваться веером, дабы скрыть надвигающуюся зевоту, как вдруг…

Рене от неожиданности широко открыла рот, затем резко его закрыла, предварительно наполнив тремя ложками варенья: «Ничего себе новости! Интересно, она сейчас шутит или? Нет, никаких «или» быть не может! Ещё чего не хватало!» - казалось, что мадемуазель де Клермон сейчас закипит от растерянности и возмущения. Однако она лишь сдержанно улыбнулась и зевнула как сытая кошка, которая свернулась колечком у камина:

- Почту за честь, Ваше Величество, но, право же, это настолько неожиданно! Я страсть как боюсь не оправдать возложенных на меня ожиданий… - Рене растерянно посмотрела на Маргариту, сдерживаясь, дабы не расхохотаться в голос.

0

23

- Не более неожиданно, чем брак нашего государя. Тогда все были весьма удивлены. Не наговаривайте на себя, сударыня. Выше голову, я в Вас верю. Вам перечислить европейских королев? Они же не годятся Вам в подметки. Елизавету Английскую не считаю. Она не женщина и не супруга, она монарх, - тут же парировала Маргарита. Перехватила взгляд аббата в сторону своей фрейлины и сама посмотрела туда же, отвернулась, будто бы к наперснице. На самом деле, чтобы скрыть нехороший блеск в глазах. Рене была так хороша в роли инженю, что оставалось только диву даваться, как это ей удается. Даже самой молодой государыне было достаточно тяжело маскировать в голосе сарказм. Главное было не позволить гневу овладеть собою, дабы тон оставался мягким.

Колени порядком затекли и начинали ныть, подушка не слишком помогала, но королева не шелохнулась и продолжила стоять так, как стояла. Наконец, она снова перевела взгляд темных бархатистых глаз на лицо отца приора. Играть так до конца.

0

24

- Конечно, конечно, дочь моя, - ответил Фулон, отмечая про себя, что счастливая невеста, похоже, удивлена новостью не меньше его самого... А это могло значить лишь одно - девица де Клермон сама впервые слышит о матримониальных планах дофина. Это, разумеется, могли быть как чьи-то игры для отвлечения внимания так и настоящие планы несносного Бюсси, в которые он не посчитал нужным посветить "виновницу торжества".

- Что ж это было бы  вполне в стиле этого эгоиста,- подумал отец Жозеф, отлично понимающий, что Клермон пытается занять свое место под солнцем как говориться "хоть мытьем, хоть катаньем." Хотя хитроумный аббат не исключил и отвлекающий маневр. Но отвлекающий от чего-то, наверняка, важного.

- А скажите-ка, дочь моя, - продолжал исповедь лукавый аббат, - Что вам пишет ваш богом данный супруг? Ведь вы правы - негоже мужчине оставаться одному и это касается не только Месье, но и вашего супруга... - небольшие глазки мужчины просто лучились благостью, а в голосе слышался елей.

0

25

- Ах, Ваше преподобие! - с уст Маргариты сорвался тяжкий вздох, а тонкие пальцы поднесли к глазам платок. Давеча за один из таких платков едва не убили друг друга двое достойных господ. Вещицу, случайно упущенную рукой королевы, подхватил проказливый ветер и понес прямо на них, а они не смогли поделить этот кусок белоснежного тончайшего батиста с ее монограммой и запахом духов. Избежать смертоубийства удалось лишь с решительным вмешательством самой Маргариты.

- Вы как хирург с острым ланцетом касаетесь живой раны, - и снова вздох, - о разладе меж мною и королем Наваррским не принято говорить вслух, но всем давно это известно. Так к чему лицемерить? - вселенская печаль и горечь так и сквозили в этой жалобе, - Где женщине искать поддержки, как не в своем муже? Но нет. Мой муж проявляет верноподданнические чувства к Его Величеству и  забывает о своем долге как супруга. Он предпочитает не рисковать своим положением, не желает ставить под удар доброе отношение моего брата и, как видите, не намерен защищать меня перед находящимся в гневе королем. В противном случае несправедливые обвинения, которые пятнают меня, давно были бы сняты, а я не находилась бы здесь, взаперти. Я хорошо понимаю его мотивы, ибо, несомненно, опала легко может перекинуться и на него. Однако, признаюсь, да, порой я ропщу и пусть Господь простит мне этот грех. Когда он находился в затруднительном положении, он всегда рассчитывал на меня и недаром. Я многократно оказывала ему поддержку, которую и обещала, произнося венчальные клятвы. Когда он оказался здесь, в Лувре, три года назад, когда он был растерян и одинок в чуждом для него придворном мире, когда в один миг остался без своих сторонников и друзей в то страшное кровавое время, когда сменил веру своих предков и встал под знамена нашей святой церкви, разве я не подала ему руки и не растолковала, как следует держать себя здесь, если он хочет выжить? О, он оказался превосходным учеником и отлично усвоил эти уроки. Теперь он стоит за троном Его Величества на приемах, как любимый кузен, а я нахожусь здесь. Есть ли хотя бы подобие справедливости в этой печальной земной юдоли?

0

26

- Дочь моя, жена должна поддерживать мужа, даже если он и не прав, - пробормотал почтенный аббат, искренне считающий брак четы Наваррских абсолютным фарсом.

Муж в открытую прижимает мадам де Сов, а жена строит глазки Клермону.
- Хотя сейчас Маргарите не до кавалеров, ей бы шкуру спасти, - подумал Фуллон, сочувственно вздыхая. Ему искренне было жаль  очаровательную королевскую сестру, но ничем кроме доброго слова он был не в силах помочь ей. Напротив, вынужден был вредить, выуживая информацию о планах друзей опальной принцессы, а значит и врагов ее царственного брата.

- Ну а коль вы так благоприятно повлияли на вашего супруга, спасая его душу, вы ведь следите не искушает ли ныне враг рода человеческого новообращенного католика и не склоняется ли его сердце к симпатии к еретикам?  Ведь мало обратить, важно удержать... - вкрадчиво спросил аббат Наваррскую королеву.

0

27

Если бы Маргарита дала себе волю, то в сравнении с потоком ее справедливых жалоб Сена могла бы показаться жалким ручейком. Однако все хорошо в меру. Попытки приора ее разговорить стали уж слишком явными, а любая игра становится скучной, когда правила для тебя слишком легки.

- Ваше преподобие, я, возможно, выразилась не вполне ясно... Муж не доверяет мне больше, а меня оскорбляют некоторые его поступки, так что глубины его сердца нынче для меня подобны колодцу без дна. Он видит во мне Валуа, а не свою супругу. Почему бы Вам не побеседовать с ним лично, когда мой брат со двором будет на мессе в аббатстве? Выполните свой пастырский долг и я уверена, король Наваррский не сможет ничего утаить от Вас. Он, несомненно, снимет камень с Вашей души - либо уверит, что искренне предан нашей святой вере, - королева осенила себя крестным знамением, - либо покается, что всегда также отрадно для пастыря.

Генрих - искренний католик... Это звучало так забавно, что было трудно сохранять серьезный вид. Ни один более-менее разумный человек не поверил бы в это. Люди не меняются. Правда, стоит отдать должное: молодой государь был превосходным актером и внешне не давал никакого повода усомниться в себе. Он соблюдал все приличия после того, как вышел из Венсенского замка. Он вел себя так примерно, что получил полное прощение и даже благоволение. Усердно посещая мессы, сидя на узкой скамье в мрачно-торжественном соборе, он мечтал о просторах и солнце Наварры. Глотая вино и вкушая облатку, ни на су верил, что это тело и кровь Христа. Широко улыбаясь всем и каждому при дворе, не забыл ни одного из своих убитых братьев.

- А я закончила свою исповедь, святой отец, - мягко, но решительно подытожила королева, - и теперь прошу Вас отпустить мои прегрешения и дать мне отдых, чтобы я могла обдумать Ваши ценные советы.

Государыня Наварры переступила затекшими коленями в ожидании разрешительной формулы.

0

28

Мэтр Фулон лицемерно опустил ресницы, чуть тронув при этом углы губ понимающей улыбкой.  Его миссия могла бы быть проваленной, не умей этот почтенный аббат, хитрый как старый лис, выжимать информацию почти из воздуха. А здесь был не воздух, здесь была исповедь. Причем исповедь женщины, сумевшей только за последние несколько месяцев поставить страну на грань гражданской войны. Как и любая женщина, говорила мятежная королева все больше о делах сердечных, но коль те касались первого сына Франции, то эти сведения были весьма важны для короля. А значит прелат почти добился своего.

- Если это не блеф, - думал отец Жозеф, вспоминая ошарашенное новостью лицо "невесты дофина", - Хотя этот Бюсси на все горазд... Сторгует сестрицу и не спросит ее, - в этом - то аббат был уверен. А значит он почти выполнил свою миссию.  И решив подать  королю выуженную у Маргариты информацию в наиболее выгодном для себя ключе, он дал прекрасной грешнице полное разрешение ее прегрешений.

Воистину, умри Наваррская королева в это же мгновение, Рай был бы ей обеспечен стараниями преподобного отца настоятеля храма святой Женевьевы.

Эпизод завершен

0


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Что отвечать я стану, когда так исповедь твоя туманна? 9 сентября 1575