Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Льва узнаем по когтям, а осла — по ушам. Начало августа 1573 года.


Льва узнаем по когтям, а осла — по ушам. Начало августа 1573 года.

Сообщений 1 страница 46 из 46

1

Париж. Трактир " Лис и пулярка", начало августа 1573 года.
Действующие лица: Этьен Лефевр, Трактирщик, Клодетта и возможно другие, совсем не желательные мэтру Лефевру персонажи.

0

2

Летнее жаркое утро у Этьена на редкость задалось. Его господин только-только перестал носить на перевязи травмированную конем руку и словно наверстывал все те развлечения, что вынужден был пропустить из-за ушиба. И еще со вчерашнего вечера граф как раз собрался на охоту с новой стаей мастифов, купленных недавно его приятелем Дампьером и критически оглядел свой охотничий костюм. А разглядев, заметил на нем пятна от сырой земли, осенней прелой листвы, молодого вина и еще чего-то, не поддающегося определению, и зашвырнул штаны прямо в лоснящуюся физиономию Этьена:
- Черт бы тебя побрал, бездельник! Почему ты не привел в порядок эти тряпки?! Носи их теперь сам! А мне быстро неси, что-нибудь из нового платья!*
Слуга не упустил своего счастья и, разумеется, тут же прибрал поношенный, но тем не менее когда-то  роскошный терракотовый бархат.
Как только Клермон отбыл, избавив Этьена от необходимости постоянно быть поблизости, камердинер тут же решил с толком использовать неожиданный выходной. Для начала он позволил себе роскошь хорошенько выспаться. Завтрак, конечно, он ни за какие коврижки не пропустил бы, зато поев, завалился досыпать. Ну а выспавшись, начал собираться. Для начала парень постарался натянуть на себя графские штаны. Надо сказать, что фасон буфами помог ему. Обтянув пышный как у женщины зад камердинера, штаны налезли-таки на его чресла. Но вот сойтись там, где полувеком ранее носили гульфик, порты никак не могли. Поэтому нашему щеголю пришлось взять иголку с ниткой и не только переставить крючки, на которые застегивались штаны, но и вшить спереди заплату из черного бархата - из материала полученного от господина ранее, примерно при таких же обстоятельствах. Теперь штаны были вполне приличны с виду, хотя обтягивали парня куда как сильнее, нежели  предполагалось изначально, учитывая их фасон. Тем не менее тот искренне уверился, что вид у него истинно герцогский. И его не испортят ни грубые нитяные чулки, ни  рубаха из дешевого полотна. Зато все это великолепие увенчалось не сходящимся на пузе жилетом, который Лефевр лично смастерил из колета своего месье,  отданного ему ранее. Медный перстень со стеклянным "сапфиром" завершал образ "настоящего герцога".
Все эти хлопоты и приготовления отняли у него какое-то время, да к тому же необходимо было хоть немного поделать те дела, которые были уме поручены на сегодня. Но наконец всё было готово и можно было идти. Хоть полдень давным-давно миновал, но остатка дня должно было хватить с головой. Вырядившись и стараясь не попасться на глаза Жерому, Этьен тихо выскользнул из дома. Сперва он хотел как следует показать себя на парижских улицах во всей красе, проще говоря, пофарсить немного. Ну а потом уж, ближе к вечеру, направить свои стопы в трактир "Лис и пулярка". Парень твердо решил поразвлечься по-королевски. Разумеется, в той мере, в какой сам понимал королевские развлечения.
_______________________________________
* С месье де Бюсси все, разумеется, согласовано.

0

3

Если для мэтра Лефевра день начался отлично, то Клодетта сказать этого никак не могла. Добрых семь часов провела она в этом проклятом трактире, будь он неладен, и ни единой крупной рыбешки! Те, что заглядывали, смахивали разве что на салаку, да и то - какую-то хиловатую и с изрядной тухлецой. Чего с таких взять-то? А Николя, естественно, ожидал чего-нибудь поприличнее, и разочаровывать его девице вовсе не хотелось. Только пару раз она приглядела нечто, похожее на подходящий улов. Но подобраться не вышло, хотя она делала всё, на что только была способна и щедро расточала дары Матушки-Природы, отсыпанные ей. Ни ее сверкающее полное белое плечо, ни грудь, аппетитно выступавшая в низком вырезе, ни аккуратный округлый зад под яркими юбками, который она так умело выставляла, в нужном ракурсе сметая со столешницы крошки, ни сладкоголосый разговор - ничто не отвлекло внимания этих тупых слепцов, которые были слишком заняты беседой между собой и только досадливо отмахивались, как от мухи. Пришлось отойти. Из своего уголка девушка злобно зыркнула на негодящий столик.

Ну что за болваны! Не иначе как из неинтересующихся. А точнее - женским полом не интересуются. Понацепляют бантов на штаны и на шпагу и задом вихляют, что та баба. Это нынче модно. Из Италии так и прет, пропади оно пропадом. Так что теперь таких много. Эти вроде не похожи, но черт их знает. Тьфу... Болваны. Даже на колени не усадили. Ну и не больно-то хотелось. Повезло вам.

Вздохнув и подперев подбородок кулаком, Клодетта продолжила свои ожидания, зорко следя за каждым, кто входил в трактир, молодыми острыми глазами.

0

4

Этьен вплыл в двери трактира "Лис и пулярка", как флагманский фрегат вплывает в порт - горделиво, плавно, выставив вперед весьма объемное пузцо. Войдя, юноша огляделся. На долю секунды с него слетела спесь и самодовольство, так как самозваному "герцогу" необходимо было убедиться нет ли поблизости настоящей знати. Не обнаружив никого, парень снова надулся, как по его мнению и следовало надуваться настоящему принцу крови. Важно, как откормленный павлин, проследовав к столику, Этьен аккуратно уселся за него и тут же проорал:

- Хозяин! Мне все лучшее! Немедленно! Сам понимаешь, такие люди ждать не привыкли и не удовольствуются прошлогодними колбасами... - довольно вякнул он, самовлюбленно усмехаясь.

Настал его час! И в этот час он принц! Настоящий принц! И Париж принадлежит ему, как и эти терракотовые графские штаны из шелкового, хоть и ношенного, бархата.

0

5

Надо сказать, что в отличие от своего нынешнего заказчика, папаша Брюно в людях разбирался отлично. С первого взгляда видел, кто, что, и насколько годен - как сокол видит мышку. Нет, он-то не в облаках летает, а крепко стоит на земле - обеими ногами. И весьма этим доволен. Поэтому, смерив острым взглядом пришедшего и оценив его достоинства, он усмехнулся и не спешил выбегать из-за своего прилавка.

- Всенепременно. Но на всё лучшее и цена лучшая, сударь мой, да только денежка-то у вас на всё лучшее имеется ли? - полюбопытствовал он, насухо протирая своим фартуком большое глиняное блюдо.

Мещанские сынки порой как задерут нос, а потом - пшик, папаня не дал. Так что лучше заранее поинтересоваться. Нынче с утра выручка была не очень, но вот через несколько дней будет Успение... Вот тогда-то народищу будет пропасть - за один день как за целый месяц.

Гулять будет народ - праздник большой... Никто не работает. А после мессы-то куда? Ясное дело, в кабак. Праздновать. Одним Святым Духом сыт не будешь, - не слишком благочестиво подумал он.

0

6

Ерзая на скамье, Этьен судорожно размышлял, как ему выгоднее - сразу обнародовать своё "высочайшее происхождение" или притвориться, что он герцог инкогнито:

Вот давеча Бюсси, пока рукой все маялся, велел одному из пажей читать ему про какого-то короля. То ли турок, то ли мавров... Ну, он все ходил по улицам и не говорил встречным, кто он*.

В эту минуту парень пожалел, что не прихватил маску своего хозяина из черного бархата - чтобы инкогнито было уж совсем нераскрываемо. Но тогда у Этьена потело бы лицо, да и есть неудобно. А попортишь маску супом, граф прибьет кочергой.

Размышляя таким образом и прекрасно осознавая, что папаша Брюно не из тех, кого легко провести даже самым умелым маскарадом, юноша твердо решил, что он - принц инкогнито.
А раз так, то пока можно и смолчать, - подумал графский камердинер.

- Вот, - Этьен, пыхтя, отвязал от пояса вязанный кошелек с двумя своими месячными жалованьями. Потряс им для убедительности и снова привязал за штрипку штанов, специально им нашитую с утра для того, чтобы закрепить свой кошелек.

- Ну а коль убедился, любезный, так поторопись, - парень снова вошел в роль высокой особы.


__________________________________________
*Этьенова интерпретация истории легендарного халифа Гарун-аль-Рашида.

0

7

Опытным взглядом трактирщик оценил кошель. Ему-то было плевать, в чем посетители приносят свои монетки: в бархате ли, расшитом венецианским бисером, в чулке или в носовом платке. Главное чтобы платили. Конечно, постоянным и уважаемым клиентам он поверял в долг. Всяко бывает - вышло ли так, что каким-то чудом при себе не оказалось денег, или пришла внезапная охота угостить товарищей,что тоже весьма накладно... Главное, чтобы через день-другой, через неделю, ну, хорошо - пусть через месяц - всё-таки оплатили. Иначе в другой раз, уж извините... Приходится говорить, что сперва должок, а потом уж - снова к услугам. Мы, люди маленькие, тоже кушать хотим. Или пусть ищут других дураков. Нет, в иных местах, бывает, висят и по году. Но у папаши Брюно с этим было строже. Нечего задарма околачиваться...

И надо сказать, что при всём при том это ничуть не отпугивало посетителей. Его таверна "Лис и пулярка" считалась весьма порядочным заведением, которое пользовалось спросом не только меж простого люда, но и даже среди весьма почтенных и именитых господ. Приходили сюда закусить и отдохнуть и такие.

Прикинув, что даже если кошель (что скорее всего) набит медяками, то уж жилет хорошего бархата точно стоит доброго обеда, хозяин охотно кивнул:
- Понял. Будет сделано.

0

8

Получив подтверждение от трактирщика, Этьен надулся еще больше, напоминая сейчас нахохлившуюся жирную ворону, восседающую на заборе. Окинув взглядом помещение таверны, парень решил приглядеть себе подружку на этот вечер. В конце-то концов он же затеял все это не только ради еды, хотя и любил вкусно поесть. Но была у графского камердинера и другая цель.  Лефевр мечтал найти себе подружку. Хоть на раз. А лучше постоянную...

Ибо на Гренель юноша не очень-то привлекал тех служаночек, которые будучи молоденькими и хорошенькими, были к тому же и относительно доступны. Те из них, что служили в хозяйских покоях, предпочитали вешаться на шею этому синеглазому подлецу Жаку, а скотницы, птичницы и прочие девицы из хозяйственных служб, обожали молодого скотника Кристиана. Тот был крепким, мускулистым парнем и как-то остановил за рога сбесившегося быка и водворил его обратно в стойло...

Да, Этьену такие подвиги и не снились, но графский слуга не унывал. Камердинер искренне считал, что его сдобное, бело-розовое телосложение явно больше похоже на господское, чем бугрящиеся от  тяжелой работы мышцы на атлетическом теле грубого скотника или скользкого интригана Жака.

Но вот женщины так не считали. Чем и приводили молодого слугу,  с бурлящей, как и положено в его годы, кровью, в абсолютное отчаяние.

Поэтому на эту вылазку парень возлагал сейчас большие надежды.

0

9

Естественно, Клодетта сразу же заметила господинчика, что ввалился в трактир с такой помпой. Трудно было бы его не заметить. И тут же вздохнула - опять явно не то. Ну что за день нынче? Не везет так не везет. Впрочем, еще не вечер. Возможно, что госпожа удача нынче просто долго почивает. А уж как продерет глаза, так и посыпется, будто из рога изобилия. Однако кошель, которым так убедительно потряс визитер и его добротная (при ближайшем рассмотрении) одежда заставили девицу передумать. Может, это какой-нибудь мещанский олух пришел пропить доход. Во всяком случае, прощупать его не мешало.

Со сладкой улыбкой девушка подплыла к столу, за которым уселся вышеописанный экземпляр. Походка при этом использовалась особая, с покачиванием бедер, которые вряд ли могли не обратить на себя внимание своими приятными взгляду крутыми изгибами.

- Здравствуй, красавчик, - она задорно сверкнула молодыми зубами, - а я тебя тут раньше не видала.

0

10

Этьен просиял - вот оно, его счастье!

Он сидит прекрасно одетый, с набитым кошельком, ему несут различные вкусности, а к нему пристает вот такая красоточка.

- Именно с такими глазами и грудью белее первого снега. Ох, и повезло ж! Ну, как говорится, на ловца и зверь бежит. А тут такая птичка налетела, - думал парень, похотливо улыбаясь.

- Привет, красотка, - тут же пробасил он, чуть подавшись вперед и практически ложась грудью на стол, - А я сюда раньше и не захаживал... А вот теперь решил зайти в простой кабак, поглядеть как простой народ гуляет.

Этьен надулся, твердо уверенный, что он вылитый герцог. Даже полюбовался украдкой своим "сапфировым" перстнем, самодовольно улыбнувшись.

- Теперь она на меня точно клюнет, - размышлял месье Лефевр, решив, что роль герцога ему, кажется, удается.

0

11

- Простой люд? - нараспев переспросила Клодетта, накручивая на палец прядь волос тем простонародно-милым жестом, за который так сурово бывают порицаемы дворянские девицы своими гувернантками.

- Вот как. Ну, а ты у нас, видать, особа важная, а? - она метнула в этого надутого кабанчика взгляд с поволокой из-под ресниц, придав голосу привлекательный грудной оттенок. Между прочим, когда она постарается, голос звучит вполне себе... как это... музыкально. Правда, Николя уверяет, что когда она чем-то сильно недовольна, то проще сразу заткнуть уши покрепче, ежели не желаешь их лишиться от ее визга... Но это он дает лишку. Без серьезного повода она никогда не вопит.

Не спрашивая дозволения, девица уселась на скамью напротив своего объекта так, чтобы открывался симпатичный вид на ее вырез и подперла подбородок белой и маленькой, хоть и слегка грубоватой формы рукой.

0

12

- Я-то? - еще больше надулся Этьен, ибо, по его мнению, именно так и вели себя герцоги, - А ты не видишь? - парень чуть не сунул девушке в нос концы своей бархатной жилетки. Да и сунул бы, кабы дотянулся. Но его жилет лишь чуть натянулся, так и не прикрыв его пузца.

- Я особа знатная... Очень знатная... - процедил юноша через безусую губу, вспомнив, как он намедни вот так же, получив выходной и шатаясь по Парижу, видел, как толпа приветствовала двух братьев Гизов - старшего и Майенна. Так что Этьен решил, что он вполне сойдет за герцога Майеннского.

- А что? Та же стать... , - думал камердинер, - Ну, или почти та же... - мысленно поправился он, вспомнив мускулистого принца. Хотя, надо признать, что сам Этьен вовсе не считал это достоинством. Вот то ли дело его сдобное тело. Как и положено принцу. А Майенна еще кормить и кормить до истинной-то красы, - Но как бы там ни было, ростом он почти такой же. Ну на пару, тройку дюймов может и повыше. Ну да ему ж хуже. Велика фигура да дура, мал золотник, да дорог.  Ну к тому же мы оба блондины.

- Так что да, я парень-то непростой, - чванливо повторил графский камердинер, кладя локти на стол и делая, как ему казалось, важное выражение лица.

0

13

- Знааааатная? - промурлыкала Клодетта, сдерживаясь изо всех сил, чтобы не булькнуть от смеха подобно водостоку, - да оно и заметно. Вон ты какой видный... И лицо, и фигура! Просто пряник. А кошелек у тебя какой тугой. Звон по всему трактиру было слышно. Только где-то шпагу потерял, ну да это ли главное, верно?

Она вздохнула и хлопнула ресницами. Не часто сюда забредали столь потешные господинчики и девица была покамест намерена всласть позабавиться. Правда, возникало резонное опасение, что если парень и дальше будет так дуться, то не дай Бог лопнет - отскребай его потом от трактирных стен... Но больно заманчив была перспектива хорошенько посмеяться, а говорят, это жизнь продлевает. Правда ли или врут - это Кло было неизвестно. Но одно она знала точно - смеясь жить куда как проще, это так же верно, как то, что небо синее, птицы летают, а рыбы плавают в воде.

0

14

- И весьма знатная, - многозначительно заметил Этьен, чуть выпячивая губу. Парню казалось, что именно так поступают настоящие герцоги.

- Ты поди про Гизов-то слыхала? - спросил он грудастую красотку, усиленно кося глазами в аппетитный вырез ее рубахи, - Так вот - я Шарль де Майенн... Ну, поди видала, как мы с братом-то в город въезжали?.. Или все тут сидела, - графский камердинер с видимым сожалением вздохнул, искренне надеясь, что симпатичная горожаночка не приглядывалась к физиономии среднего из братьев лотарингского рода.

- Кстати, что сидишь-то за пустым столом? Давай, не стесняйся, проси себе сладкого вина, конфет из патоки или чего уж ты там хочешь, - совсем расщедрился парень, решив, что сейчас ему принесут заказ и тогда поедание свиных ножек на глазах голодной красотки вряд ли поспособствует дальнейшему продолжению знакомства.

Как бы там ни было, но Лефевр был не прочь добраться до лакомств иного рода, из тех, что прятались у девчонки под фиолетовой шерстяной юбкой. А значит приходилось немного поступиться нежеланием тратить свои кровные су на угощение хорошенькой брюнеточки.

0

15

- Гизов? Обижаешь, - хмыкнула девица, и черты ее приняли лукавое лисье выражение. Взяв из стоящей на столешнице тарелки яблоко, которое привлекло ее своим наливным бочком, она машинально крутила его в ладони, забавляясь, - чтобы про них не слышать, нужно быть слепо-глухо-немым или родиться сотню лет назад, когда они еще были не на слуху. Кто не слышал - тот видел, кто не видел - тот слышал. А кто не видел и не слышал, тот за сроком давности уже давненько в могиле. У меня и уши и глаза в порядке, и возраст не столь почтенный, если ты можешь заметить, - Кло повернула свежее молодое лицо так, чтобы солнце более выгодно его осветило.

К тому, что прозвучит имя Майенна, девица явно не была готова. Она только-только звучно хрупнула фрукт и ощутила, как приятный кисло-сладкий  сок смочил губы и небо. Заслышав же, что сказал новый знакомый, бедняжка едва не поперхнулась первым же кусочком и закашлялась. Не хватало еще закончить жизнь столь бесславно, на полу таверны, подавившись яблоком.

- А я - царица Савская, - ляпнула она первое попавшее на язык имя, услышанное где-то, - будем знакомы.

А вот предложение насчет сладкого она оценила. Нет, Кло давно не голодала. Но есть не впроголодь и есть вкусно - это две большие разницы. А какая девушка не любит полакомиться?

- Что захочу? Вот это уже иной разговор, это по-герцогски, спасибо, - улыбнулась она, - сразу видно - принц.

0

16

- Еще бы не видно, - приосанился Этьен, которому хозяйские штаны придали уверенность, что он мог бы сойти не то что за принца, за короля!

Именно поэтому сейчас Лефевр, сдержав самодовольную улыбку, все-таки слегка вздернул картофелину носа и важно крикнул в темный коридорчик, соединяющий кухню с общим залом:

- Эй, трактирщик! Для дамы принеси-ка за мой счет всяких там лакомств - фрукты в сахаре, патоку, пироги сладкие! Не скупись! И вина для дамы сладкого, испанского или итальянского! Дамы любят сладкое!

Обычно куда как более прижимистый парень сейчас решил не скупиться. Став принцем хоть на час, он готов был полностью соответствовать своему самозванному чину. Разумеется в той степени, как сам Этьен это понимал.

- У нас, в Отель-де-Гиз, конечно, вина-то получше, но сама понимаешь, иногда надо и на народ посмотреть, - чванливо произнес молодой слуга, продолжая при этом сладострастно пялиться на зовущие прелести своей прехорошенькой собеседницы и страстно жалея, что не видит сейчас ее округлые, белые колени.

0

17

- Так значит, твоя... Ох, то есть, простите великодушно, ВАША милость решили поглядеть, как живет простой люд? - поинтересовалась Клодетта, проказливо мешая 'ты' и 'вы'.

- Верно, верно поступаешь, - серьезно заметила она, для пущей важности сдвинув брови, - вот батюшка ваш, я слышала, никогда не чуждался простого народа. Да и брат-то твой тоже не боится замараться, общается не только что с главами цехов - их-то и король до себя допускает - но и с простыми ремесленниками. За то его так и любят люди. И говорит больно хорошо. Я слышала.

Тут в равных долях мешались и шалость и серьезное утверждение. Естественно, она забавлялась, подыгрывая этому забавному чудаковатому увальню. Но надо сказать, девушке как-то довелось самой увидеть, как Гиз говорил с толпой. Некоторые скептики утверждали, что на сына просто распространилась часть известности его предательски убитого гугенотами отца. Клодетте стало любопытно - так ли это. Но увидев своими глазами и услышав своими ушами, она со всей ясностью поняла, почему народ с таким восторгом выкрикивает его имя - звучное, как взрыв пороха. Даром что так молод. В нем уже виден католический вождь. За отца он уже отомстил, а еще немного времени - и его, кажется, боготворить начнут и рвать плащ на кусочки, чтобы унести домой и сохранить как семейную реликвию. И какой красавчик... Этого тоже не отнять. Высокий, выправка военная, глаза горят. Картинка, да и только. Однако, повезло ему с ростом, удобно - его отовсюду видно, даже не нужно подниматься на балкон.

0

18

- Ишь ты, не верит поганка, - просек наконец парень издевательский тон хорошенькой чертовки. Но как бы то ни было, сам Этьен тут же для подтверждения своего герцогского статуса сунул  Клодетте свой перстень, надеясь, что девица не сможет отличить медь от золота и стекляшку от сапфира.

- Да, мы с братом любим смотреть как живет простой народ, - спесиво поджал парень нижнюю губу, -  Вот и сегодня я пришел посмотреть на народные нужды. Поесть простой еды, которую и мещане заказать себе могут, поговорить вот хотя бы с тобой... Ты поди впервые видишь живого-то принца? - спросил Лефевр, не сдержав довольной улыбки, видя, что в его сторону направляется трактирщик с полным подносом еды.

- Вот сейчас и поем как простой... И тебя угощу. Ты вон какая ладная да складная. Вот коль  угодишь мне, я тебя могу в Отель-де-Гиз пристроить. Главной ключницей, - говоря так, парень скосил глаза в вырез рубахи Клодетты с самым похотливым видом. Только слюна не капала.

0

19

Излишне упоминать, что по роду своего ремесла Кло разбиралась во всем блестящем всё-таки малость получше вороны. Николя с хороших уловов делал ей такие подарки, какие и не снились иным мещанкам. Прибавить к этому природное женское чутье - и в результате она выучилась при ближайшем рассмотрении отличать настоящий камень от стекляшки не хуже ювелирного подмастерья. А уж узнавать с первого взгляда золото среди других металлов - сам Бог велел, они жили добычей этого самого металла из чужих карманов. И какая разница - в форме кольца или в форме монеты. Не важно. Умела она и распознать фальшивую монету - на зуб. Так что Этьену с ней явно не повезло - его медяшка только вызвала у девицы внутренний смех.

- Уж постараюсь угодить, - сладко промурлыкала она, вовсю стреляя глазами, - еще никто на мое общество не жаловался. Правда, я и как быть-то не знаю, разве ж сравнишь всех этих мещанишек и мелких дворянчиков с герцогом вашего-то рода?

0

20

Этьен отвлекся на трактирщика, уставляющего сейчас стол заказом молодого камердинера. С живейшим вожделением, с каким он только что пялился на хорошенькую Клодетту, парень смотрел сейчас на горшочек, в котором только что запекли свежайшие телячьи потрошки - блюдо, которое Этьен с детства считал верхом кулинарного творчества.

- Эх, был бы я настоящим герцогом, я бы только потрошками и питался! - восторженно подумал графский слуга, с утробным урчанием запуская руку в глиняное нутро горшочка. При этом он напрочь забыл про девушку. Запах любимого лакомства лишил его остатков самообладания. Сжав в кулаке кусок телячьего сердца, наш гурман попробовал вынуть руку  из горшка. Однако крепкий крестьянский кулак молодого парня, к тому же ставший пухлым на хозяйских харчах,  не сразу вылез на волю. Пришлось Этьену попыхтеть, придерживая горшочек второй рукой. И наконец, через несколько мгновений, усилия нашего чревоугодника увенчались успехом. И пихнув себе в рот вожделенный кусок и испачкав при этом маслом подбородок, парень наконец снова обратил свой взор на свою хорошенькую визави:

- Ну, чего сидишь скучная? Велела себе подать конфет да пряников? - спросил он, с наслаждением причавкивая.

0

21

Идиллическая картина, которую представлял собой союз Этьена с жарким, оказалась последней каплей. Девушка сперва прыснула, а затем залилась таким звонким и заразительным хохотом, что на глаза ее от смеха навернулись слезы.
- Послушай, - задыхаясь, наконец выдавила она из себя, - а вы все так простые потрошка уважаете? Это что же, семейное? А то я слыхала, что знать вроде вас, мусьё герцог, изволят кушать только молодого барашка, и желательно начиненного колбасками. Да посочнее. А на десерт - сладкие пироги в форме замка, вокруг - ров, а в ров варенье налито. А ты будто год не евши.

0

22

Чего это ты так веселишься? - подозрительно спросил парень, на мясистом подбородке которого застывала янтарная капелька жира из пряного соуса, столь страстно поглащаемого им кушанья. Но вопрос хорошенькой чертовки вывел камердинера из ступора и он, снова надувшись, старательно отерев руки и подбородок льняной салфеткой и потянувшись наконец-то к ложке, пробурчал:

- Брат да, он любит всякие разные дворянские кушанья. А я люблю с детства по-простому. Я как святой Мартин. К народу близок! Он вот нищему плащ свой готов был отдать, а я с простыми готов трапезу делить. Вот как сейчас, - говоря так, Этьен орудовал ложкой столь споро, что работай он так в доме своего господина, ему б уже давно повысили жалование как минимум раза в три.

0

23

С наступлением августа Париж изменился почти до неузнаваемости. Точно по волшебству, возникали триумфальные арки. Столица готовилась к принятию польского посольства. Большинство из поляков должны были увидеть Париж впервые и просто обязаны были восхититься зрелищем, которое представляла собой древняя Лютеция. На одной из арок уже заканчивали выкладывать надпись - miramur cultus, mitamur Galli Vestra Polonorum, quali semideum. (Мы, французы, восхищаемся вашей польской культурой и красотой). Естественно, на латыни. Говорят, поляки на ней изъясняются лучше, чем французы. Оставалось все меньше времени до приезда сарматов.  И католики и протестанты, и по слухам свита составляла добрую четверть тысячи, не считая великого множества слуг. Молодой герцог Майеннский сбился с ног - собирал самые разнообразные сведения и занимался множеством иных дел в преддверии отъезда Анжу в его новоявленное государство - Полонию. Более того - собирался ехать туда с ним.
Сейчас он входил в таверну легким шагом, в сопровождении одного из людей своего старшего брата - Шарль де Бальзак, он же Красавчик-Антраг, был не только любимцем дам, как можно было понять по его прозвищу, но и малым более чем надежным, сметливым и отважным, что твой черт.

0

24

Увидев вошедших дворян, Этьен лишился дара речи.
- Дьявол побери все это Лотарингское семейство! - в отчаянии думал он, узнавая вошедших: один был без сомнения тем, за кого он, Этьен себя выдавал. Вытащив руку из горшочка с жарким, парень словно завороженный, не отводя взгляда от герцога Майеннского, идущего со своим спутником к столу у окна,  медленно облизал пальцы, стащив салфетку со стороны своей спутницы, вытер руку и медленно начал сползать  под стол. Однако следующая мысль, настигшая его светлую голову была более здравой:

- И кто ему скажет, что я выдавал себя за него? - резонно подумал графский камердинер, приосанившись.

- Что-то от духоты голова закружилась, - пояснил он Клодетте свое непонятное поведение и громко крикнул папаше Брюно, - Трактирщик!!! Мне компота апельсинового!!! Похолоднее!!! Со льда!!!
И снова обратился к спутнице, опасливо косясь на вошедших, - Духота, чтоб ее!

0

25

- Что такое? - поинтересовалась Клодетта, проследив направление взгляда своего нового знакомого, - что это ты уставился на этих господ? Или это твои кровные враги? - в каре-зеленых глазах девушки сверкнули смешливые искры, а кулак подпирал нежную слегка округлую щеку, - и душно тебе стало как только они вошли... Прям с лица спал. Разве герцоги могут трусить?

В отличие от Этьена она сидела не так удобно и не могла хорошенько рассмотреть вошедших. Тем более, что они сели в достаточно укромный угол, видимо, желая спокойно откушать. Да и кроме того, как раз в этот момент принесли миску со сладостями, которую обещал ей новый знакомый. Здесь были и пирожки с вареньем и яблочная пастила и иные вкусные лакомства, на которые засматриваются дети.

0

26

- Говорю ж, сомлел! - недовольно буркнул Этьен, тихо радуясь, что Майенн со спутником убрались подальше в тень залы, - Жарко тут... А мы, благородные господа, народ нежный. Это виллан все стерпит, а нам, герцогам, может и дурно стать от жары-то, - фыркнул молодой камердинер, прекрасно понимая, что оказался он наредкость не на высоте, но деваться-то стало некуда. Теперь только делать вид, что так оно и должно.
- А эти да. Эти наши враги, - фыркнул он, - Поэтому мы и не поздоровались. Ну и не подходим друг к другу. За стол не пересаживаемся. Они - роялисты.

Говоря так, Лефевр не переставал опасливо коситься в угол, где сидели  молодой герцог де Майенн с красавчиком Антрагом. Принесенный трактирщиком компот, Этьен шумно отхлебнул через край кувшина и тут же спохватился:
- Не хочешь? - предложил он напиток своей визави, - Самое господское лакомство... Модно такое нынче пить, - важно заявил он, снова припадая к студеному кувшину.

0

27

- Роялисты?! - с притворным испугом Клодетта прикрыла рот ладонью, - Бог ты мой, да кто сейчас поддерживает короля? Даже торговки рыбой на рынке знают, что за нашего государя правит королева-мать да Генрих, герцог Анжуйский. А нашего короля ничего кроме охоты и не интересует, и даже в Варфоломея, год назад, мы хорошенько погуляли исключительно потому, что они, да твой старший брат устали терпеть гугенотскую наглость. Вот и устроили им баньку. А так король до сих пор братался бы с этими еретиками! - девушка весело болтала, и не думая удерживать язык. Она ровно ничего не опасалась, произнося такие речи, ибо каждый второй на улицах вслух твердил ровно то же самое.

На вопрос о компоте девушка хмыкнула:

- Хочу конечно! Не всухомятку же мне сладости кушать. Да только ты небось уже весь выпил, вон как присосался. Здоровы вы, герцоги, пить - что вино что компот.

- Хозяин! - окончательно развеселившись, крикнула шалунья, - а ну-ка давай сюда еще компоту. Не видишь - к тебе нынче какие гости пожаловали, сам герцог Майеннский!

0

28

Как мы уже говорили, молодой герцог намерен был спокойно посидеть в этом уютном месте часок после того, как весь день провел на ногах. И меньше всего ему сейчас было нужно, чтобы его инкогнито оказалось открыто. Именно этой цели и служил самый простой костюм, включая темную шляпу с самым простым пером, которая сейчас покоилась на грубой столешнице, и скромный плащ коричного цвета, который покрывал плечи новоиспеченного пэра Франции. И уж никак Шарль не рассчитывал на то, что оборотная сторона медали под наименованием "народная любовь" проявится так некстати. Только он удобно устроился на стуле, поерзав для пущего удобства и настроившись на приятный обед (именно обед, ибо в положенное время хорошенько заправиться им с Бальзаком было просто некогда), как заслышал свое собственное имя, произнесенное женским голоском. И как некстати! Хотя голос был, несомненно, приятный, но Майенн, который сидел спиною к источнику этого самого голоса, досадливо поморщился.

- Нет, меня всегда устраивало, что нас ценят и знают в народе, это прекрасно, черт возьми. Но могу я хоть в этой таверне побыть просто дворянином, а не представителем своего семейства? - недовольно проворчал он, обращаясь к Антрагу и оборачиваясь, чтобы поглядеть, кто это умудрился распознать его несмотря на все предосторожности.

- Теперь нам тут спокойно посидеть не удастся. Нет, смотрите-ка, Бальзак... - тихо продолжил он, начиная понимать, что происходит, - она в нашу сторону и не глядит...

0

29

Бальзаку тоже сперва было показалось, что девица опознала герцога. Тем не менее, проследив взгляд говорившей, он также убедился в том, что Майенном в этом почтенном заведении называют какого-то раскормленного простолюдина в некоторых элементах барского гардероба, явно жмущих тому во всех местах.

- Монсеньор, вот тот фрукт, похоже, решил, что он это вы, - прошептал красавчик Антраг прыская в поднесенную к губам салфетку, как школяр, сбежавший с уроков. Да и что скрывать - Этьен и прям представлял собой препотешное зрелище - розовый, как молочный поросенок, разодетый, как лакей в праздник и украшенный, как скоморох на ярмарке, изображающий принца.

Ситуация становилась столь комичной, что гизар не мог отказать себе в удовольствии повеселиться над ней вволю. Причем перед самозванцем высились горы лакомств, предоставляемых в "Лисе и пулярке". Видно было, что этот раскормленный виллан нынче при деньгах и гуляет с тем размахом, который он же предполагает лишь у принцев.

- И заметьте, к вашему имени он относится явно с должным почтением, гуляет истинно с королевским размахом - у него на столе потроха соседствуют с цыпленком и вареньем из айвы, а паштет из угря с ореховым марципаном. И все это венчает компот?.. - чуть прищурился барон, приглядываясь к столу за которым пировал Этьен, - Да! Точно, компот. Хотя там же и какие-то бутылки... Обед достойный принца!

0

30

Этьен, профессия которого требовала от парня иметь тонкий слух и реагировать на зов своего господина немедленно, научила его не пропускать мимо ушей то, что говорится поблизости. И смех двух господ, один их которых был ранее опознан графским камердинером как Майенн, невольно показал парню, что болтовню его случайной знакомой услышали за соседним столиком.

- Сейчас побьют, - обреченно подумал Этьен, готовясь к бегству и потому в отчаянии впиваясь зубами в куриную ножку. Во-первых, это позволяло парню унять нервы, а во-вторых обидно было бы покинуть таверну, не поев то, что заказал...

- Ты все-таки потише, - шикнул парень с набитым ртом на Клодетту, - Я-то тут все-таки инкогнито. И не должна каждая собака знать, что сам лотарингский принц к ним пожаловал. Мы с Анри, братцем моим, не любим ненужной огласки. Незачем нам, - гордо подбоченился Лефевр, продолжая шустро обгладывать куриную ногу и при этом опасливо косясь на соседний столик.

- Как есть побьют... Вот и погулял... - проносилось в голове у графского камердинера.

0

31

- Ну это уж слишком, - прошипел сквозь стиснутые зубы Майенн, которому хотелось одновременно и смеяться и хорошенько отметиться кулаком по этой напыщенной упитанной морде. Разумеется, много чести для черни, чтобы о него марался представитель клана Гизов, и никакого серьезного негодования вызвать этот скоморох не мог. Однако было просто необходимо для острастки продемонстрировать ему, что не стоит повторять этого маскарада впредь, да и другим чтобы было неповадно. Ни последствия, ни что иное не волновало сейчас молодого человека: мальчишеский задор окончательно им овладел. Коли развлекаться, так уж от души.

- Значит, Лотарингский принц? - возвысив голос, обратился он к парню и медленно поднялся со своего места, - смерть Христова, вот как! А вот у меня другие сведения. Видел я Майенна, и ты, мерзавец, на него похож как дворняга на дога! И скажу больше, герцог мне сам поручил: коли увидишь, что кто-нибудь будет иметь наглость злоупотреблять именем моего брата или моим, то всыпь ему от моего имени палками, да хорошенько, так чтобы его зад запомнил то, что не может удержать его глупая башка. А потом возьми за шиворот и волоки ко мне, я добавлю. И думается мне, что пора пришла исполнить распоряжение герцога, а? Ты как полагаешь? Хотя на мой взгляд герцог слишком добр, может, мне тебе просто сразу уши отрезать да и принести ему в платке? Чтоб ты другим в уши не дул.

На последних словах голос молодого человека уже гремел столь грозно, что не оставлял сомнений в его намерениях. А учитывая, что дополнялось всё это медленно надвигающейся на самозванца фигурой, не самой малой ростом и не самой узкой в плечах, да еще и со шпагой, которая красноречиво топорщила полу плаща, то выглядело довольно внушительно.

0

32

Бальзак подобрался, как хищник перед прыжком, и нащупал дагу, мгновенно посерьезнев.

- Еще не хватало, чтобы мальчишка получил удар кинжалом, - с раздражением подумал барон, - Ведь этот жирный дурак может оказаться и подсадным. Слишком уж глуп, чтобы быть настоящим... А монсеньор за брата голову мне снимет.

- Монсеньор, - тут же влез в разговор красавчик Антраг, - Позвольте я сам этому индюку уши надеру. А коль угодно вам, то и отрежу. А вам не стоит утруждать себя наказаниями черни, - учтиво, но твердо обратился он к герцогу, прекрасно понимая, что в драку, если та случится, лучше лезть ему, а не молодому принцу.

В конце концов, главное это защитить Майенна от возможного покушения, а добиться этого гизар мог лишь не допустив юношу к странному простолюдину в комичных, но явно не дешевого полотна штанах и странном жилете, скроенном из господского колета. Разумеется, скорее всего это чучело чей-то слуга, приодевшийся с господских обносков и вообразивший себя кумом королю, но чем черт не шутит? Вдруг это подсадная утка? И рисковать жизнью и здоровьем молодого принца Бальзак не собирался. Не затем его к герцогу приставили.

0

33

Услышав, как господа обсуждают, кто и за что лишит его голову торчащих в разные стороны ушей, сын папаши Лефевра порядком струхнул. Если раньше графский камердинер опасался лишь трепки и позорного пинка пониже спины, коль его "инкогнито" будет раскрыто, то сейчас он понял, что ошибался. С герцогом, судя по всему, шутки плохи. И вполне возможно, колотушками дело и не обойдется... Эти мысли заставили Этьена похолодеть. Незадачливый самозванец так и замер с куриной ножкой во рту, чувствуя, что от шока не в силах разжать зубы. Его трясло как в лихорадке, а ладони невольно потянулись к ушам, которые столь убедительно обещали отнять у него эти двое. Прикрыв уши руками и все еще не выпуская курятину изо рта, графский камердинер тихо начал сползать под стол в тщетной надежде скрыться там от своих возможных преследователей. От страха Этьен воистину потерял голову. В светлых глазах молодого виллана плескался ужас. Попытки разжать челюсти, чтобы выплюнуть недоеденное куриное бедро, наконец-то увенчались успехом и жирный кусок жареной курятины элегантно украсил бархатных жилет парня. Освобожденные челюсти сразу застучали, будто кастаньеты уличной плясуньи. Вскоре спасительная скатерть укрыла юношу и подчиняясь инстинкту самосохранения, тот пополз под столами к выходу из "Лиса и пулярки". Душу его сжимал тот панический страх, что заставляет загнанную лань нестись не разбирая дороги в чащу леса. Но в отличие от лани Этьен дорогу разбирал. Логично рассудив, что ловить его под столами будет не удобно для гордых господ, парень полз, мешая немногочисленным посетителям таверны, полз к спасительной улице.

0

34

На сей раз досадливый взгляд молодого герцога достался уже Антраге. Ему симпатичен был этот смельчак, столь преданный их семейству и уже оказавший не одну услугу. Бальзак одна из лучших шпаг Парижа, если не Франции, и в сопровождении стоит пятерых, это известно каждой собаке. Именно потому Анри его и выбрал в спутники брату на этот день. Но ко всему прочему помимо этого достоинства барон еще и просто весьма приятная компания: опытный, понюхавший пороху солдат и одновременно искусный придворный, образованный вельможа с отличным чувством юмора и прекрасными манерами, весьма щепетильный в вопросах чести. И ей-Богу, Майенн предпочитал видеть в нем не приставленную няньку, а старшего по годам товарища, с которым можно этим летним вечером распить пару-другую бутылочек. Проклятье, он уж давным-давно взрослый мужчина, а его всё выхаживают, как едва оперившегося птенца! Да и неужто непонятно, что он намерен только лишь хорошенько пугнуть это чучело, а не махаться кулаками с чернью? Всё это можно было ясно прочесть в том выразительном взгляде, который он послал Бальзаку. Сделав своему бдительному охранению успокаивающий жест рукой, молодой человек продолжил свою забаву, тем более что тем временем действие продолжало развиваться.

- Смотри, смотри-ка, убегает! - загремел Майенн, - врешь, не уйдешь, а ну-ка, хватай его! Ну, ну! Держи, держи! Эге-гей! - засунув два пальца в рот, юноша пронзительно, залихватски свистнул и вдобавок еще и хлопнул в ладоши. 

- Гляди-ка, как крупны нынче зайцы! - захлебываясь хохотом, обратился он к Бальзаку, одновременно следя за передвижением своего двойника.

0

35

Свист молодого герцога вместе с гиканьем подстегнули Этьена, как удар кнута подстегивает норовистого жеребчика. Не обращая внимания на ругань потревоженных им постояльцев почтенного папаши Брюно, графский камердинер упорно пробивался к выходу. Разумеется, от этого бегства пострадали и невинные - с одного из столов он едва не сдернул скатерть, да и сам пострадал. Кто-то пнул ползущего под столами парня в пухлый зад, крепко обтянутый охристым бархатом. Но Этьена ничто не могло остановить...  Напротив, угрозы Майенна ввели несчастного в состояние панического ужаса и Этьен, прикрыв от страха глаза, тоненько завыл, не переставая ползти.

Единственное, что мог сейчас делать незадачливый графский слуга, это отчаянно молиться. Молиться о том, чтобы ангел-хранитель позволил ему выпутаться из этой передряги с целыми ушами и головой на плечах. О большем недавний самозванец уже и не мечтал. И порка и тем более брань уж не пугали его нынче.

- Не до жиру, быть бы живу, - вертелось в его буйной головушке, которой, по мнению ее обладателя, грозила сейчас неминуемая опасность.

0

36

Антраге, убедившись, что юному принцу и вправду ничего не угрожает, чуть расслабился и тоже решил позабавиться над незнакомым самозванцем.

- Схватить? - специально громко переспросил барон грозным голосом, но в глазах мужчины при этом плясали миллионы веселящихся бесенят, - Как вам будет угодно, монсеньор! Сейчас схвачу и на вертел. Вон какой славный поросенок! Зажарим дурака для вашей псарни, так неповадно другим станет трепать имена принцев лотарингского дома! - покрикивая так, гизар даже не сделал и шага по проходу между столами, решив для себя, что откормленный недоумок, спесиво надувающий щеки, и так поди уже в обмороке от всего услышанного и вряд ли когда-нибудь  в своей жизни сможет вспомнить имена семейства Гизов без должного к ним почтения.

Не в силах сдержать смех при виде то и дело мелькающего между столами округлого охристого задка, Бальзак хохотал столь заливисто и беззаботно, как не смеялся уже давно.

- От я тебя! - цыкнул он грозным тоном на секунду появившейся между столами вихрастой круглой башке беглеца. От господского окрика парень снова нырнул под стол и продолжил свой отчаянный путь... *


*Согласовано с мэтром Лефевром.

0

37

Папаша Брюно тем временем самозабвенно кудесничал на своей обожаемой кухне. Зачерпнув из поддона гусиного жиру, он поливал им золотистую, крупную птицу, насаженную на вертел и подставлявшую огню то один, то другой свой румяный бок. Гусь обещал получиться на славу. Жир шипел, дрова потрескивали, а трактирщик то и дело шумно втягивал носом запах, как добрая борзая, взявшая след, и жмурился, будто бы для себя жарил этот шедевр. И судя по блаженному выражению его красной физиономии, был абсолютно удовлетворен. Вот только крики, которые послышались из зала, отвлекли почтенного мэтра от его колдовства. Прищелкнув языком и закатив глаза, мол, что с вами будешь делать, ни минуты покоя нету, он указал на гуся мальчишке.

- Только попробуй упустить, раззява. Подгорит - шкуру спущу! - пообещал трактирщик, поспешая на шум.

Он по опыту знал - стоит малость зазеваться, потом хлопот не оберешься. Хорошо если обойдется разбитой на черепки посудой. А то ведь и мебель ломают, ироды, и стекла сколько раз вышибали. Правда, рачительный хозяин никогда не упускал случая стрясти сумму ущерба с самих вандалов и дебоширов, но, увы, это не всегда оказывалось возможно. Во-первых, зачастую это оказывались слишком знатные господа, которые либо просто поссорились в силу пылкого нрава и решили выяснить отношения прямо на месте (а когда вино горячит кровь, в ход нередко идет самое простое и доступное средство - кулаки, будь он хоть герцог-разгерцог), или же просто напившись до поросячьего визга, какой-нибудь бедняга начинал крушить все вокруг оттого, что ему примерещилось, будто за ним охотится сам дьявол с рогами, копытами и хвостом. В первом случае бывало себе дороже портить отношения с родовитыми сеньорами, а во втором взять было просто нечего, разве что запрячь негодяя в телегу заместо осла. Да только такие даже работой не могут отплатить - после попойки руки ходуном ходят. Хотя на первый взгляд, вроде бы, казались ничего так - явно неблагонадежных в этом трактире и не обслуживали, им приходилось довольствоваться забегаловками попроще, а Лис и Пулярка считался заведением  приличным. В общем, буянов приходилось вышвыривать в ближайшую канаву и выставлять новенькие миски, кувшины да табуреты.

Так что теперь папаша спешил разобраться в причине шума, на всякий случай крикнув здоровяку Полю, чтобы тот был наготове, ежели вдруг понадобится.

- Что такое, господа хорошие? - зычно вопросил он, появляясь из кухни и уперев руки в боки, что всегда означало у него решительность. Увидев, что происходит, он глазам своим не поверил. Во-первых, клиент, который заказал обед Бог знает на сколько, явно собирался улизнуть, не заплатив за свой пир. А во-вторых, в молодом господине в коричневом плаще он опознал никого иного как герцога Майеннского, который порой заходил к нему перекусить и был одним из клиентов, которыми папаша чертовски гордился и берег, как зеницу ока.

- Монсеньор! - с восторгом воскликнул он в сторону Майенна и его сопровождающего и имел вид столь сладкий и подобострастный, как будто выпил целую бочку меда, да еще патокой заел, - и вы, сударь, добро пожаловать! Одну секундочку, сейчас лично вас обслужу, всё будет как из рога изобилия! Вот только разберусь с этим вот прохвостом. Присаживайтесь пока, я прошу вас, у меня уже и гусачок поспел, специально для вас, как чувствовал, с пылу с жару, как вы любите! Пооооль! Живо сюда, бездельник! Живо!

Как все-таки досадно, что нельзя разорваться пополам! Но папаша Брюно был опытный лис и всё-таки попытался это сделать, пусть даже это не в человеческих силах. Обращаясь к герцогу, он одновременно успел ловко перекрыть путь к отступлению бесстыжему обладателю вихрастой башки и пухлого зада.

- Секундочку, милейший. А платить кто будет, а, хотел бы я знать? - поинтересовался он у беглеца, вставая на дороге, так что выскользнуть через дверь Этьену никак не удалось бы.

- И главное обед-то был отнюдь не из бедняцких. Ловко придумано, налопаться от пуза самых моих изысканных блюд, а потом слинять! Нет, дружок, шалишь, это не пройдет! Ты сперва заплати, а уж потом катись на все четыре стороны и моли Бога, чтоб я тебе в следующий раз не отказал даже при плате вперед, потому как провалиться мне на этом месте, если еще где-нибудь в Париже готовят так, как тут! - даже пылая гневом, папаша не преминул лишний раз прорекламировать своё заведение. Он сперва гордо ударил себя кулаком в грудь, а потом для полной ясности ткнул пальцем в направлении своей кухни, святая святых своего обожаемого заведения.

0

38

Этьен, ошалев от страха, все еще порывался ползти дальше и потому все тыкался и тыкался в ноги мэтру Брюно, как приблудный пес. Однако поняв, что преодолеть сию преграду ему уже не удастся, незадачливый беглец заныл на одной протяжной ноте:

- Я заплачу... заплачу... но мне.. мне... уши...мне... уши, -  на страдальца напала икота от пережитого потрясения и слаженные фразы перестали получаться у несчастного самозванца, - Пустите, папаша, потому как уши... - отчаянно икал незадачливый слуга даже не предпринимая ни малейших попыток встать с колен и снова принять ту позу, в которой Господь и велел человеку передвигаться по земле.

При этом недавний претендент на герцогский титул отчаянно оглядывался через плечо и видя там своих гонителей, проникался все большим и большим ужасом. Хохочущая Клодетта, которая с аппетитом наворачивала паштет из угрей, намазанный на теплый, ноздреватый хлебец, заказанный самозванным принцем, отчего-то напугала камердинера не меньше, чем преследующие его молодые дворяне.

- Пустите, папаша! - с отчаянием в тонком, срывающимся на визг, голоске крикнул Этьен, так и норовя двинуться к выходу из "Лиса и пулярки".

0

39

- Уши? Ах, уши у него?! Нет, вы видали такое, люди добрые, а? Всякого насмотрелся, а такого еще не видел, - взъярился папаша Брюно, решив, что дабы не платить, парень решил притвориться идиотом. Мол, на него "нашло". На что только не идут ловкачи, чтобы сберечь свои денежки. Но только трактирщик не собирался платить из своего кармана за шикарную трапезу. Не на того напал.

- Ну так я их тебе сейчас лично откручу, - пообещал он, засучивая рукава и сверху вниз глядя на парня, - Думаешь, подружился со святым Витом и святой Вивианой*, так меня сразу и проймет? Как бы не так. Тряс-тряс кошельком перед носом, а теперь в кусты? Оплачивай обед, а там уж и катись. Я тебя не держу.

Само собой, что почтенному хозяину, который не видел предыдущий акт трагикомедии, не могло придти в голову связать появление герцога Майеннского и странное поведение незадачливого клиента. Крик Клодетты, которая требовала второй кувшин компоту, он не услышал, ибо находился на кухне, да и зале шумно было. А даже если бы и услышал, так решил бы, что девица узнала высокого гостя.


*Святой Вит - покровитель актёров и эпилептиков.
  Святая Вивиана - покровительница сумасшедших.

0

40

Третий за день человек, покушающийся на его уши, привел Этьена в состояние исступления. Впрочем, тот был хоть и напуган до крайности, но не обезумел окончательно. Понимая, что платить за ужин придется, иначе выход из "Лиса и пулярки" будет закрыт, и при этом опасаясь оставаться с Майенном и его спутником в одном помещении, беглец трясущимися руками полез за кошельком:

- Вот, вот два ливра серебряных*... Хватит? - поинтересовался недавний самозванец, норовя поскорее покинуть харчевню. Между прочим заметим, что кошелек графского слуги не был набит как брюхо чревоугодника в праздничный день, но и не пустовал.

Должность у парня была весьма завидная для виллана, а господин не бедный и не жадный. И хотя обед в "Лисе и пулярке" был заказан почти что королевский, но при этом Этьен не мог оценить его дороже. Но и торговаться из-за пары су парню сейчас было не с руки. Уши ему были достаточно дороги, чтобы ради них не мелочиться.


*Ливр - монета равная 20 су. За 2-3 су в день вилланы часто подряжались копать канавы, рвы или выполнять иную работу подобного плана.

0

41

- Смотри-ка, стоило пригрозить, как сразу в себя пришел, - насмешливо хмыкнул трактирщик, - или это имена святых, - он быстро перекрестился, зыркнув на потолок вместо неба, - проявили чудодейственную силу? Давно бы так.

Острые маленькие глазки его победно сверкнули, когда рука Этьена наконец нырнула в кошелек.

- Два ливра? Что ж, хватит, - смилостивился наконец почтенный алхимик сковороды и кастрюли, протягивая руку за честно заработанным.

Приятный блеск металла весьма способствует улучшению настроения, конечно, кроме тех случаев, когда вызывает желание перерезать глотку. Чувствуя приятную тяжесть серебра на ладони и хорошенько изучив каждую из монет - мало ли, вдруг фальшивка - папаша Брюно сделал шаг в сторону, освобождая проход.

- Вот теперь свободен. И учти, я тебя запомнил, - свёл он мохнатые рыжеватые брови, - а память у меня как у слона. У него, кстати, тоже уши. Так что теперь только деньги вперед.

Разумеется, сам папаша слона не видал даже на картинках, только слыхал, что есть в далеких странах такой зверь. Сам огромный, серый как мышь, уши - во, ноги что твои столбы, а еще нос как змея длинный, ну и память соответственно размерам. Ездят на нем всякие там заморские короли муслимские, точно как наши ездят на берберских кониках. Так вот говорят, что ежели этому самому слону кто что дурное сделает, так он всю жизнь помнит и всенепременно скинет, зараза. А потом может и ногами затоптать и носом наподдать так, что мало не покажется.

0

42

Услышав, что он свободен, подгоняемый хохотом не только двух молодых дворян, но и всех посетителей трактира, казавшимся бедолаге сатанинским, Этьен прытко, пожалуй слишком прытко для своей сдобной комплекции, вскочил на ноги и бросился наутек  во все лопатки. Несчастному, бегущему прочь от "Лиса и пулярки" отчего-то все казалось, что за ним гонятся слуги рассерженных молодцов. Парень несся как молодой кабанчик, вырвавшийся из хлева на волю теплым апрельским утром. С громким топотом и надсадным пыхтением. Но пробежав пару улиц и убедившись, что погони нету, Лефевр остановился и отдышался. Первым делом графский слуга нащупал кошелек и убедившись, что тот облегчен всего лишь на пару ливров, уныло побрел домой, на улицу Гренель. День явно не удался. Множество отборных яств осталось в таверне, так и не попробовано, а девица, на продолжение знакомства с которой "молодой герцог" возлагал большие надежды, лишь хохотала над его бегством, бесстыдно пожирая напрасно оплаченные Лефевром деликатесы. Да и бархатному жилету, переделанному из господского колета, тоже пришел конец - его окончательно испортило пятно от масла, на котором папаша Брюно жарил цыпленка. 

Грустно вздыхая, шел парень домой, не обращая внимания ни на гомонящую толпу, обычную в это еще не столь позднее время на парижских улочках, ни на хозяюшек, отправившихся за покупками, ни на зеленщицу, зазывающую поздних покупателей, чтобы продать залежавшийся до конца дня товар. Ничто не радовало несчастного самозванца. Апогеем сегодняшних неприятностей для парня стала огромная, жирная серая ворона, отчего-то решившая облегчиться аккурат на шляпу Этьена.

- Черт бы побрал этот день! - выругался Лефевр, напугав бродячую дворнягу своей экспрессией, неожиданной от сдобного, флегматичного увальня. Облегчив таким образом свою душу, он решительно зашагал в особняк своего господина.

0

43

Клермон вернулся поздним вечером, уставший и удовлетворенный, пахнущий лесом, землей, порохом и дымом, с доброй третью туши и кабаньим копытом, которое ему вручили, как почетному гостю. А Дампьеру выдался случай украсить покои в своем доме крупной клыкастой башкой.

Охотой остались довольны все - и люди и собаки, которые по обычаю получили свою долю от добытого зверя. Кабан - истинное бедствие для полей, проклятье вилланов, отличный трофей, а поохотиться на его на овсах весьма занятное времяпрепровождение. С самого заката выслеживали добычу. Теплые августовские сумерки в ожидании зверя, когда черные силуэты хорошо заметны на светлом овсе, приятная дрожь по телу от нетерпения и азарта, гон, схватка, звонкий собачий лай, шум в ушах, подобно иерихонским трубам, рев горнов, терпкий металлический запах крови, а после - жар ночного костра, прохлада речных вод, смывающих пот и кровь с разгоряченной кожи и дрожащие в небе звезды, яркие, сияющие, словно глаза красивой женщины, близкие и крупные, как виноград. Отчего душа так странно сжимается и сладко саднит, когда глядишь туда, ввысь? Это ли ощущение бесконечности? Звезды скатывались целыми гроздьями. Август. Кажется, подставь руки и с серебряным звоном они упадут в ладони, а после их можно преподнести в дар прекраснейшей.

Всё еще под самым приятным впечатлением от отлично проведенных часов, Бюсси предоставил своему камердинеру себя раздеть. Подняв руки, он ожидал, пока тот поможет ему стянуть сорочку. Однако странный вид Этьена обратил на себя внимание молодого человека.

- Что это с тобой такое? - поинтересовался потомок Клермонов, - что это ты такой потрепанный? Видно, недурно провел день в мое отсутствие, - граф по своему обыкновению звонко хмыкнул, а потом и расхохотался, - ба, горячая попалась вдовушка, раз она так тебя помяла. Но почему тогда у тебя такой опрокинутый вид, а не довольный?

0

44

Этьен, привычно стаскивая пропахшую свежим потом и дымом костра тонкую батистовую сорочку со своего господина и услышав вопрос, сосредоточенно засопел. И что ему было отвечать? Что он опозорился в "Лисе и пулярке"? Или что вдовушка была столь хороша, что он до сих пор в себя прийти не может?

- Да что ж за день-то нынче?! - в отчаянии подумал парень, - То одно, то другое... Как там господа, все нонче со звездочетами советуются? Вот поди кабы я посоветовался, то и мне б сказали - сиди, Этьен, нынче дома, а то огребешь... Вот и огреб...

Но как бы то ни было, а отвечать что-то следовало. И потому, отложив рубашку на кровать, парень шмыгнул носом и отозвался:

- Ну... Какая уж там вдовушка... Я это... перебирал ваши вещички в сундуках, а потом немного прошелся. Ну до кондитерской... А так... Нет, я нынче по вдовушкам не ходил, - грустно вздохнул камердинер и глаза у него погрустнели, как у бездомного голодного пса.

0

45

- И только-то?! - искренне поразился граф, - это за вечер, ночь и целый день, которые я тебе предоставил? Что ж, коли и правда так, то ты, милый мой, нуден, как древняя старуха, что дни напролет сидит у дома на скамье и провожает прохожих тусклыми красными глазами. И неудивительно, что с таким досугом физиономия у тебя кислая, как пропавшая капустная похлебка. Да, в следующий раз непременно возьму тебя с собою. Что тут, что там толку от тебя никакого, зато хоть впечатлений наберешься. Клянусь кишками Папы, целую неделю они будут свежее свежего, как синяки на твоем заду от седла, - вновь искренне рассмеявшись, он от души приложил парня по спине широкой ладонью.

- Грей воду, - приказал молодой человек, довольно потягиваясь, - от меня за целое лье несет зверьем.

Вот сейчас, после доброй охоты, как после битвы чувствуется каждый мускул. Приятное чувство. Разогретое тело, которому задали надлежащую работу, словно заново напитывается силой, почти неограниченное в своих возможностях. И жизнь ощущается во всей своей полноте: она течет по жилам, кипит внутри, разливаясь, бурля, ликуя.

0

46

Этьена как холодной водой окатили.
- Вот не везет так не везет! - с отчаянием думал он, - Ни в чем нет удачи! Ни в чем... Мало того, что ни любви, ни ужина, так теперь еще и перспективка светит весь зад оббить в седле. И чего ради? Поесть жареных объедок да комаров покормить.
Думая так, парень покорно трусил на кухну за чаном горячей воды, дабы приготовить ванну своему господину и с отчаянием вспоминал свою прошлую поездку. Тогда Бюсси, отправляясь в один из своих родовых замков прихватил и камердинера. И что? Гнали они много часов подряд от чего на пухлом, не привыкшем к седлу, заде Этьена и вправду образовались синяки. Да и сам он несколько раз едва не свалился с коня и несся с выпученными глазами, ошалело вцепившись в гриву. Если бы хоть можно было ехать на ослике... Но нет, для сопровождающего столь важного лица осел не подходил, а значит пришлось бедолаге "гарцевать" на спине жеребчика и отчаянно цепляться за конскую гриву. Правда с тех пор несчастный камердинер попытался было улучшить свою форму наездника. Но вот беда - к услугам парня был всего лишь ослик, возящий иногда молоко из предместья. Но и тот не пожелал терпеть на своей спине сына папаши Лефевра и попросту скинул незадачливого ездока. И все бы ничего, если бы при этой сцене не присутствовала прехорошенькая птичница Сюзетта, влюбленная, конечно, как все птичницы в скотника Кристиана и по этой, как казалось Этьену, причине отвергающая приставания камердинера. И обидный смех нахалки Сюзетты над тем, как он шмякнулся с ослика аккурат в конские яблоки до сих пор был для парня одним из горьких воспоминаний.

Воистину у парня сегодня был на редкость неудачный день... Хотя, стоит признаться, и в другие дни Этьен отнюдь не считал себя любимцем Фортуны. Но, может, она когда-нибудь да улыбнется? Так размышлял про себя графский камердинер, труся на кухню. Одно радовало - уши всё-таки остались при нем!

Эпизод завершен.

0


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Льва узнаем по когтям, а осла — по ушам. Начало августа 1573 года.