Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » О, женщины - вам имя вероломство! 6 сентября 1575 года


О, женщины - вам имя вероломство! 6 сентября 1575 года

Сообщений 1 страница 36 из 36

1

6 сентября 1575 года. Утро, затем около трех пополудни.
Действующие лица: Маргарита де Валуа,  Луи-Огюст де Беранже, Анриетта де Невер и добрые горожане города Парижа.
Продолжение квеста: Quis hominum sine vitiis?

0

2

Эти дни Луи-Огюст де Беранже, маркиз дю Гаст провел в несвойственном ему волнении. Надо сказать, что будучи мужчиной весьма зрелым и достаточно сдержанным по характеру, данному ему свыше, сейчас начальник тайной полиции Французского королевства ловил себя на мысли, что волнуется как невинный паж перед первым в своей жизни свиданием, назначенным ему молоденькой женой старого хозяина. Маргарита давно волновала его как женщина, рождая в душе дю Гаста  удивительную смесь страсти и ненависти. И сейчас, когда цель была столь близка, когда дичь почти загнана и охотник уже заносит над ней свой клинок, Луи-Огюст готов был признаться себе, что эта ненависть при удачно сложившихся обстоятельствах свидания могла полностью переплавиться в страсть... Маргарита, возможно, и могла бы приручить этого зверя, проявив должную страстность и покорность. Впрочем, сам дю Гаст искренне надеялся на свою врожденную расчетливость и цинизм, которые вкупе с холодным умом не дали бы маркизу покориться этой страстной королеве. Но сейчас он, регулярно проверяя в тайнике письмо, должное послужить ему пропуском в сад блаженства королевы Маргариты, довольно улыбался, как сытый кот, уверенный в том, что в его миске окажется сметана, но тем не менее охотно предвкушающий этот миг. Маркиз ждал решения принцессы из рода Валуа и волновался при этом как школяр. Дни шли, известия не поступало. И уверенность дю Гаста в успехе стала сменяться обычной ревнивой ненавистью, которая полностью владела сердцем королевского фаворита уже который год при одном лишь упоминании этой Жемчужины короны Валуа.
- Время тянет сучка или думает, что неуязвима?! -  думал маркиз, сидя в глубоком кресле у камина и поглаживая развалившегося у него на коленях Гастона, - Тянет или не согласится... - и от этих мыслей маркиз чувствовал в груди непривычное для себя беспокойство.

0

3

Не стоит долго держать читателей в неведении. Можно с полным правом признаться - план пришел в темноволосую головку наваррской государыни в тот же самый день. Ночью же он окончательно сформировался, созрел и налился, точно сентябрьский плод - до звона, до прозрачности. Притом мысль эта была до того проста и безыскусна, что удача просто обязана была улыбнуться. Как ни отличаются мужчины один от другого, а всё же адамова природа их роднит, на счастье женщин. Достаточно только слегка поразмыслить. Правда, с того момента, как Маргарита точно поняла, что именно она станет делать, ей пришлось в полной мере испытать все прелести нетерпения. Простыни этой ночью просто жгли кожу, как жаровня. Но сколь сладко было продумывать подробности! И только ближе к рассвету, зарывшись торжествующим лицом в подушки, королева наконец уснула. Будь на то ее воля, она уже следующим утром ответила бы, однако умом она понимала, что определенно стоит, или, скорее, необходимо продемонстрировать раздумье. Но как с ее нравом дождаться назначенного четырехдневного срока? И всё же она сделала это. Дочь Медичи иначе поступить не могла, не в ее правилах подобная слабость.
Четыре дня спустя как всегда - легкая на ногу, с чарующей улыбкой на устах, высоко поднятой головой, оставляя за собой тонкий шлейф любимого ею в аромата, она направлялась в луврский парк. Под аккомпанемент лютнистов и скрипачей а также а капелла там должны были петь великого Жанекена и удивительного Депре. Вдвойне приятно сочетать приятное с приятным. "Musica me juvat"* - Маргарита вполне разделяла убеждения Кардано** - кто лучше математика и философа может постичь божественную суть возносящихся к небесам звуков?
- После музыки подле теплиц, - глядя в противоположную сторону от королевского фаворита на латыни шепнула Маргарита, позаботившись, дабы шепот этот более никому кроме него не мог быть слышен и направляясь к королевской чете, дабы как подобает поприветствовать брата и невестку и занять своё место подле них.
________________________________________

*Одновременно: «Музыка меня веселит» и «Музыка меня спасает» (лат.).
** Кардано, Джероламо - итальянский математик, инженер, философ, медик и астролог. В его честь названы открытые Сципионом дель Ферро формулы решения кубического уравнения (Кардано был их первым публикатором), карданов подвес и карданный вал.

0

4

Услышав шепот Наваррской королевы, дю Гаст ощутил как его сердце, подскочив к кадыку, провалилось в район коленей. Он не сдержал победной усмешки. Никогда еще женский голос, назначающий ему свидание, не делал маркиза столь ликующе-счастливым. Воистину, чтобы ощутить счастье от обладания нужно вожделеть сей предмет ни один год. А Гаст вожделел принцессу из рода Валуа еще с тех пор, когда она была только-только оформившейся из нескладного подростка юной девицей, щедро раздававшей авансы лотарингцу. Дав даме понять одними глазами, что она услышана, маркиз занял место рядом со своим государем, большим охотником до тех развлечений, ради которых они собрались в луврском парке. Впрочем обычно охотно посещающий подобные зрелища Луи-Огюст сейчас чувствовал себя на подушках скамьи, как грешник на адской сковороде. Музыка и чарующие голоса казались маркизу изощренной пыткой и он едва смог дождаться окончания представления.
- Клюнула! - пела душа сеньора де Беранже, и этот мотивчик наредкость не гармонировал с многоголосыми шансонами, звучащими для собравшихся в саду придворных. Однако всему на свете приходит конец. Пришел конец и музыке. С трудом, хоть и виртуозно отделавшись от Генриха, как обычно нуждающегося в обществе своего фаворита, дю Гаст в назначенный час прогуливался возле теплиц, наслаждаясь шуршанием под ногами первых осенних листьев, предвестников наступающей осени и буйным цветением разноцветных астр, пламеневших бардовыми, фиолетовыми и белоснежными звездами на клумбах королевского сада.
- Теперь совсем скоро! -  победно думал дю Гаст и воображение его услужливо рисовало усталую, обнаженную Маргариту, обессиленную любовными баталиями. Теперь маркиз ничуть не сомневался, что скоро увидит это зрелище и наяву.

0

5

Маргарита вновь заставила ждать себя. Кроме того, ей еще понадобилось немного времени, дабы привести в соответствие выражение своего лица. Впрочем, то была мера скорее дополнительная, мера предосторожности. Зная фаворита, Наваррская королева была абсолютно уверена - его болезненное самолюбие, видя ее отступление, сыграет ей на руку и ослепит его до необходимого ей состояния. Предвкушение победы, которая сама идет в руки, которую ты уже видишь, которая уже задевает тебя крылом, пьянит куда сильнее самого крепкого вина. Ника для мужчин одна из самых желанных женщин. А Беранже, видимо, считает себя львом. О, нет. Он не более чем бык: громоздкая туша, на первый взгляд сильная, которая несется, выставив рога, громким ревом оповещая всю округу о своем могуществе и не видя ничего вокруг. Впрочем, нет: он видит. Но только то, что хочет видеть. Выдохнув, молодая королева вышла из-за скрывавшего ее лабиринта высоких кустов, еще не утерявших своей пышности и заботливо подстриженных садовником.
- Вы уже здесь, маркиз. Прекрасно. В таком случае, не будем тянуть, - Маргарита обернулась, лишний раз обводя взглядом дорожки, дабы ненужные свидетели не потревожили их. Но нет - по окончании музыки двор скрылся под луврскими сводами.
- Я хорошо всё обдумала, - начала она с самой безмятежной улыбкой на устах, - и поняла, что было бы недальновидно с моей стороны не принять условия сделки. Я от нее лишь выигрываю. Вы, быть может удивитесь такой перемене, мы ведь с вами, мягко говоря, не ладили... Это правда. Я очень зла на ваше высокомерие. Но притом мои отношения с братом оставляют желать много лучшего... Мне неприятно это признавать, однако вы и впрямь имеете на него сильное влияние, пожалуй, наравне с моей матушкой. Во всяком случае, он прислушивается к вам не меньше, чем к ней, и это очевидно. Так почему бы мне, наладив с вами отношения, не улучшить своё положение? Мы оба люди не глупые, к чему эти никому не нужные распри, верно? Куда лучше - взаимная выгода. Я не хочу отправиться в Наварру и состариться там в обществе дурно пахнущих пародий на кавалеров с крестьянскими манерами в засаленных колетах. Это было бы так ужасно. Я не заслуживаю такой доли, я не для того рождена, - голос Маргариты с чуть капризными нотками, присущими избалованной вниманием кокетке, дрогнул вместе с очаровательной нижней губкой, а влажные карие глаза выражали ужас перед только что обрисованной ею перспективой. Сейчас перед Беранже стояла не дочь Медичи, а лишь хрупкая и беззащитная молодая женщина.
- Моя гордость - мой главный враг, - вздохнула она, спрятав взгляд под ресницами, - но... к счастью, я дочь Медичи и когда необходимо, умею с ней совладать, - королева вновь взметнула ресницы, открывая взгляд, - я не враг себе. Кроме того, отчего бы просто не провести приятно время? Эта проклятая кампания не слишком много стоящих мужчин оставила в столице. А я обладаю не только острым зрением, но и недурным слухом. Я слышала, что о вас говорят дамы, - закончила она с легким оттенком игривости.

0

6

Увидев приближающуюся к нему королеву Наварры, дю Гаст едва смог подавить торжествующую улыбку, заменив ее на улыбку галантную. Все-таки перед ним была не просто женщина, перед ним была королева, хоть он и готовился к тому, чтобы в самом скором времени проверить как и в чем дочери королей отличаются от обычных самок рода человеческого. Но как бы то ни было, сейчас маркиз был кавалером, а Маргарита дамой. И обычные для сеньора де Беранже высокомерие и злоба при появлении Наваррской государыни сменили сейчас изысканная вежливость и медово-сладкая учтивость:
- Я всегда знал, что вы умнейшая из женщин, - чуть склонил голову мужчина перед своей собеседницей, - И знал, что вы примите верное решение. Что ж - искренне надеюсь, что сегодня мы скрепим наш союз взаимприятным узнаванием. И, поверьте, Мадам, я искренне надеюсь открыться вам с иной, еще не познанной вами стороны. И вы не будете разочарованы.
Говоря так, дю Гаст предложил королеве руку, дабы сопроводить ее вдоль оранжереи, дабы договориться о времени и месте встречи. Предвидя возможное согласие королевы, ибо срок данный Гастом Маргарите истекал, маркиз на всякий случай велел прихватить в Лувр свои крытые носилки и подготовить небольшой домик, где обычно и проходили все особо тайные встречи начальника тайной полиции Французского королевства. Расчитано все было верно - Маргарита, поведшая себя правильно была бы не скомпромитирована ни в чем. Даже слуги не знали бы кто эта дама под маской. Разумеется на этих же носилках королеву так же тайно и вернули бы в Лувр. Но только в том случае, если возвращалась бы в Лувр уже не врагиня королевского фаворита, а напротив - его любовница.

0

7

- У вас, как у галантного кавалера, ведь наверняка есть уютное гнездышко, куда залетают ваши пташки и где можно не опасаться, что нас потревожат пару часов? - Маргарите пришлось сделать над собой некоторое усилие и все же она положила ладонь на протянутую ей руку без сколько-нибудь заметных колебаний, - какой-нибудь небольшой принадлежащий вам домик на одной из не самых людных улиц?
И она даже знала, на какой именно улице находится этот дом. Это была не Бог весть какая великая тайна, учитывая, что дю Гаст ходок и немало придворных дам побывали в этом доме, а у Маргариты было несколько толковых людей, которым она могла доверять. Совсем мало, но все же они были. Еще два дня тому назад ей сообщили, что это совсем небольшой, но довольно элегантный особняк из белого камня с двумя выходами и оградой, плотно оплетенной каким-то вьющимся растением и расположеный в конце улицы.
- Уверена, что есть. Я с удовольствием его осмотрю в вашем обществе. Скажите мне, где именно он находится и я сама приеду туда. В своих носилках. И я надеюсь, что письмо будет при вас, чтобы вы сперва мне его показали. Видите ли, маркиз, у меня проблемы с доверием, - глубокие глаза цвета темного ореха смотрели абсолютно невинно, - печально, что люди не доверяют друг другу, однако у меня это наследственное. Моя бедная матушка столько всего пережила на своем веку и обучила меня осторожности. Мы живем в такое время... Так вот, я должна буду убедиться, что вы выполните свою часть сделки и не воспользуетесь наивностью слабой женщины. Игра должна быть честной, согласитесь, и я думаю, что если мы выложим карты на стол, это будет справедливо.

0

8

- Есть и оно готово и ждет вас, - учтиво улыбнулся дю Гаст, норовя быть не просто галантным кавалером, но и показать Маргарите, что та не прогадала, согласившись на эту сделку, - Небольшой, но весьма уютный особнячок на улице Пти-Шан.
Маркиз уверено выдал королеве адрес своего убежища, прекрасно понимая, что все одно ему следует вести ее именно туда. Не в Лувре же произойдет их встреча... И не в его доме. Да и не велик секрет, в сущности-то. Небольшой, но изящный особняк, за увитой клематисом и виноградными лозами за изящной и отлично скрывающей дом литой оградой, был известен многим дамам при французском дворе. А дамы, как известно, худшие вместилища для чужих секретов.
- Не волнуйтесь, Мадам, - усмехнулся мужчина в угольно черные изящные усики, - Письмо будет при мне. Конечно, мне было бы более лестно, если бы вы хоть немножко хотели этой встречи ради меня самого, но как известно вам я не фат, и мне импонирует ваш деловой подход.  Вы умная женщина и я и в мыслях не держу вас обманывать. Все будет честно - ваша благосклонность в обмен на письмо. Хотя я украдкой тешу себя надеждой дать вам помимо письма и дополнительные приятные моменты, которые вы сможете извлечь из нашей игры.
Говоря так, дю Гаст не преминул подумать про себя:
- Отдам я тебе эту писульку, отдам... А вот Клермона со своим кособоким братцем ты не спасешь, так как в Шампань уже давно идет совсем иная писулька. Совсем-совсем иная... А эту кидай в огонь, коли хочешь.

0

9

- На Пти-Шан? Да вы забавник, господин маркиз, - весело заметила Маргарита, грозя королевскому фавориту пальчиком.
В самом начале этой улицы, носившей еще название "Круа-Пти-Шан" стоял внушительных размеров каменный крест, помимо того, что путь к ней лежал как раз мимо монастыря Сент-Оноре.
- К вам можно ездить, нисколько не опасаясь за свою нравственность. Достаточно устремить очи на святое распятие и воздохнуть о слабости плоти, а там греши вволю. Да и монахи отмолят наши невинные развлечения. Как вы заботитесь о своей душе и совести своих дам! - здесь государыня Наварры не удержалась и все же дала волю иронии, - Право же, я вас плохо знала, теперь я думаю о вас всё лучше и лучше. Что ж. В таком случае, это будет завтра, договоримся... скажем, на четыре часа пополудни. Устроит вас такое время? Не стесняйтесь, я понимаю, вы человек весьма занятой. Ежели не подходит - выберем иное.

0

10

- Я оберегаю своих гостей во всех отношениях. А особенно если они столь же прекрасны, сколь и благочестивы... - хохотнул дю Гаст.

Глядя в глубокое декольте Наваррской королевы, прикрытое изящной полупрозрачной шемизеткой, маркиз с наслаждением предвкушал сладостный миг обладания этой прелестницей, точь-в-точь как в детстве, предвкушал миг, когда наконец-то откусит марципановые уши пасхальному кролику.

Услышав, что час назначен, мужчина не удержался от плотоядной, белозубой улыбки:
- Отлично! В четыре пополудни, значит в четыре. Буду ждать вас в указанном месте. Слуги будут в курсе того, что носилки дамы надо пропустить без вопросов. Да я и отпущу почти всех. Оставлю парочку самых неболтливых, но и они вас не увидят, - пообещал Луи-Огюст  королеве, решив, что не стоит ходить вокруг да около и говорить иносказаниями. В конце-то концов это пока не флирт, а сделка. А в сделке все должно быть предельно ясно.

0

11

Жийоне оставалось только поражаться тому, как быстро меняется настроение ее госпожи. Так недавно она тосковала, потом гневалась, зато теперь, слава Небесам, вновь была той Маргаритой, которую она привыкла видеть - она была весела, смеялась, шутила, излучала лукавство и радость жизни.
Едва вернувшись с прогулки, королева велела подать бумагу и чернила - она желала писать герцогине Неверской.
- Сию секунду, Мадам. А что, когда госпожа герцогиня вернется из своего поместья в Париж? - полюбопытствовала наперсница, во мгновение ока исполняя приказ своей госпожи.
- Уже должна была вернуться, Жийона, уже должна была, если не вчера, то сегодня, - весело сообщила Маргарита, беря в руки перо и окуная его в чернила. Вот оно уже резво заплясало по бумаге, как расшалившийся котёнок прыгает за клубком, - и я пишу ей, что завтра же навещу ее - раньше, чем она сама здесь появится. Признаться, я ужасно соскучилась по ее обществу. Лувр без ее смеха пуст, как заброшенный монастырь и уныл, как ноябрьский дождь. Хочу наконец уже увидеть ее лицо. Ее голос меня ободряет. А ее так давно нет рядом со мной!
Записку припудрил мелкий песок и тонкие белые пальчики государыни ловко свернув, перевязали ее лентой.
Сказано - сделано. На следующий же день Маргарита собралась в город.
- Навещу герцогиню Неверскую, а затем вместе с ней хочу наведаться в лавки, приглядеть новые ткани, - во всеуслышание заявила она, подбирая маску из предоставленного разнообразия. В ее распоряжении были все цвета радуги - от белого и до кораллового. Однако сегодня яркие цвета отчего-то не удостоились внимания королевы. Выбор ее, наконец, пал на фиолетовый бархат, ничем не украшенный, - сопровождение мне не нужно, довольно будет общества Ее Светлости, мы давно не виделись и нам многое нужно с ней обсудить.
Спустя полчаса ничем не приметный на первый взгляд портшез направился к особняку Невер. Несомненно, Маргарита умела, когда ей было это нужно, не выделиться ничем: сейчас вряд ли кто-то мог задержать взгляд на этих скромных носилках и догадаться, что в них - королева. Ни герба, ни ярких занавесей, ни соответственной отделки. Помимо того, сама она также была одета весьма сдержанно и фигуру ее скрывала темная мантилья с капюшоном, а лицо, как мы уже писали - маска, что было в обычае того времени ради защиты от солнца и ненужных взглядов. Так что увидев Наваррскую государыню, было бы весьма затруднительно отличить от любой иной  молодой дворянки.

0

12

Между тем Луи-Огюст уже ожидал в том самом уютном особнячке, где и должен был принять Жемчужину короны Валуа. Из всех немногочисленных слуг, проживающих в доме, маркиз  оставил лишь трех, самых верных и самых неболтливых.
И вновь сеньор де Беранже ощущал, что волнуется, будто школяр перед первым свиданием, c нетерпением поглядывая в окно - посмотреть, не видны ли на улице носилки Наваррской королевы. Разумеется, к свиданию все было готово - на изящном столике красного дерева, покрытом скатертью, отделанной тончайшим кружевом, стояли фрукты в серебряной вазе работы Бенвенуто Челлини и кувшин венецианского стекла, полный изысканного анжуйского красного вина с бокалами из стекла такой же работы. Широкое ложе, стыдливо притаившееся в углу жарко накопленной комнаты, было застелено шелковыми простынями густо-бардового цвета.
Все было готово к приходу гостьи и мужчина, чувствуя торжество победителя, смешанное с приятным волнением любовника, склонившего, наконец, предмет своего вожделения к грехопадению, шагнув к столику, наполнил вином один из бокалов и залпом осушил его.

0

13

В назначенное время уже описанный нами портшез наконец оказался у ворот особняка. Привратник, весьма услужливый и явно привыкший к подобным визитами, тут же пропустил носилки во внутренний двор. Маленькая ножка дамы в темной мантилье коснулась гравия как раз тогда, когда старинные часы на здании Консьержери пробили четыре раза. Еще в четырнадцатом веке эти часы появились там и если ветер дул с реки, то их звук можно было услышать довольно на большом расстоянии от острова Сен-Луи. Вот уже та же самая ножка решительно и резво ступила на широкие ступени лестницы. Окинув быстрым и острым взглядом особняк, королева невольно отдала должное вкусу фаворита нового французского монарха. Безо всякого удовольствия,  разумеется, однако ей всё-таки пришлось это сделать. Впрочем, иных людей Генрих подле себя не держал. Странно, но полнейшее отсутствие какой-либо морали, как давно известно, ничуть не исключает умения разбираться в том, что есть bellezza*, ей-ей. Вот и доверяй ученым мужам и их многочисленным рассуждениям и объемным трудам о божественной природе всего прекрасного! Впрочем, здесь можно припомнить, что враг рода человеческого тоже когда-то славил Творца у престола и был частью ангельского хора. Но как бы там ни было, а дом в самом деле был весьма элегантен и явно рассчитан на то, чтобы произвести впечатление на визитеров. Или визитерш. В итальянском стиле, но без пошлой вычурности и той претенциозности, которая вызывает лишь снисходительную усмешку или желание поморщиться. Он явно влетел владельцу в копеечку. И вот уже фигурка почтительно встреченной слугами Маргариты скрылась за дверями особняка.
_________________
*Красота (итал)

0

14

Дю Гаст уже спешил навстречу приехавшей даме, широко улыбаясь прекрасной Маргарите.
- Вы удивительно точны, - не мог не заметить маркиз, искренне любуясь прекрасными темными глазами Наваррской королевы. Они мерцали в прорезях маски подобно агатам, - сейчас ровно четыре часа по полудни, - он коснулся поцелуем руки королевы.
Сейчас королевский фаворит с наслаждением любовался Жемчужиной дома Валуа, как истинный гурман, который прежде чем вкусить изысканное блюдо, норовит насладиться его видом и ароматом. Даже скрытая под складками мантильи и этой маской, она была притягательна - но только до поры до времени, ибо все хорошо в меру. И дю Гаст не намеревался долго тянуть.
- Позвольте проводить вас наверх, - галантно подал он руку прекрасной Маргарите, намереваясь вести ее в спальню, где и должно было свершиться то, ради чего эти двое и собрались здесь. При этом маркиз сиял улыбкой, как начищеный медный подсвечник в солнечный день. Так, продолжая сиять и все с той же любезной улыбкой дю Гаст преодолел лестницу и несколько шагов до спальни. Едва они оказались в изящной комнате с обитыми светло сиреневым атласом стенами и  изящным ложем с простынями цвета старого вина с виноградников юга Франции, как с явным нетерпением руки его потянулись к гибкому стану королевы и он сделал попытку припасть к ее губам жадным поцелуем, предварительно по хозяйски откинув капюшон и развязав тесемки бархатной маски красавицы.

0

15

Нужно было иметь выдержку всех стоиков вместе взятых, дабы глядя на лучащееся самодовольством и предвкушением лицо королевского фаворита сдержать улыбку. Маргарита и не стала этого делать. Поднявшись в те самые комнаты, что служили пристанищем Беранже и целому сонму его дамочек, королева оглянулась. Не важно, как она относилась к владельцу этого обиталища - природное любопытство брало верх. Надо же, ее даже ожидали - и фрукты и вино... Застеленная пунцовыми простынями широкая и основательная, явно удобная постель также вызвала улыбку королевы - сколько, однако, пришлось вытерпеть сему доблестному приюту альковных забав! Достойное, испытанное в битвах ложе! И самое смешное то, что фаворит был абсолютно и непоколебимо уверен - она, Маргарита, сама пришла сюда и с радостью пополнит сей сонм матушкиных курочек и прочих забавниц, что охотно служили ему здесь подстилками в часы его досуга, чтобы он мог с удовлетворением записать ее в этот список. Наглец!.. Щеки молодой женщины окрасил румянец, который лишь добавлял ей очарования и вполне соответствовал легкому смущению или, напротив, проявлению ее страстной натуры.
- Как вы нетерпеливы, - заметила Наваррская государыня, отстраняясь и слегка игривым жестом накрывая губы Беранже своей ладонью, - не так скоро. Я бы не отказалась выпить вина с дороги... - она красноречиво взглянула на кувшин.

0

16

Услышав пожелание своей дамы, дю Гаст, нехотя оторвавшись от  Маргариты,  устремился к столику на котором уютно умостились кувшин и бокалы. Наполнив оба бокала тягучей рубиновой влагой, маркиз абсолютно кошачьим движением, сделавшим честь даже его любимцу Гастону, протянул кубок Наваррской государыни, оставив второй себе и приветственно салютуя им в сторону дамы:
- За вашу божественную прелесть, моя королева! - добавив интимной хрипотцы в голос, прошептал сеньор де Беранже чуть касаясь золоченым краешком бокала, бокала Жемчужины рода Валуа. Честно сказать, будь его воля, он не стал бы тянуть время, а сразу швырнул вошедшую на ложе любви, перейдя к основной части рандеву, кабы не был давно научен тому, что женщины любят ненужные с точки зрения сильного пола реверансы и прочие глупости оттягивающие счастливый миг слияния тел, ради которого в сущности и встречаются друг с другом представители противоположных полов. Тем более с представительницей династии приходилось проявлять выдержку, хотя терпение его было на пределе. Но вельможа умел владеть собой, тем более, что приз, несомненно, того стоил.
Дю Гаст не сомневался, что сейчас произойдет переломный момент в его отношениях с сестрой правящего монарха, так как был более чем уверен в своей  абсолютной неотразимости в постельных битвах, а Маргарита, как он слыхал, ценила в своих любовниках, пожалуй что, только это.
- И за наше взаимное узнавание, - дополнил мужчина свой тост, приканчивая бокал в два глотка.

0

17

- За союз желаний и возможностей, - глубокий грудной голос королевы звучал как заклятия Медеи, а затененные ресницами глаза приняли сейчас глубокий темный оттенок, став почти черными. Со свойственной ей грациозной небрежностью она столкнула свой бокал с кубком собеседника. Бокал отозвался прозрачным чистым звоном и дочь Медичи сделала хороший глоток с почти мужской решимостью, несмотря на то, что вино было достаточно крепким.
- Как я уже сказала, мне бы хотелось удостовериться в том, что наше свидание будет не только обоюдно приятным, но для меня также и полезным, - мягко, но довольно настойчиво напомнила Маргарита, снимая перчатки и проведя белым пальчиком по бедру королевского фаворита, - вы мне обещали продемонстрировать письмо раньше, чем доблесть в деле любви, - молодая женщина капризно-шутливо надула губки, - Вы же человек слова? Поэтому я вам верю. Но все же мне будет приятнее самой убедиться, что свидетельство моей неосторожности точно попадет в мои руки и уже не причинит мне беспокойства. Тогда мои мысли будут только здесь и я смогу полностью расслабиться и наконец отдаться страсти. И уж поверьте, - она слегка усмехнулась, - вы это почувствуете. Однако берегитесь, я не привыкла сдерживать себя.

0

18

- Письмо? - чуть приподнял дю Гаст черную, словно нарисованную тушью, бровь, - Право слово, - отозвался маркиз, млея под лаской Наваррской королевы,  - верну я его вам, непременно верну, - снова потянулся мужчина губами к губам Маргариты, одновременно нахально скользя ладонями по соблазнительным изгибам фигуры молодой дамы.
И все же, с сожалением прервав попытки сорвать поцелуй с губ Наваррской королевы, дю Гаст отошел к небольшому бюро, все ящички которого запирались на ключ. Отомкнув один из ящичков ключом, что лежал в небольшой серебряной вазе, стоящей на этом же комоде, маркиз достал весьма знакомый Маргарите пакет:
- Вот оно, - почти равнодушно ответил сеньор де Беранже,  показав своей визави обе стороны бумажного пакета и почти беспечно закинув его назад, легко задвинув изящный, резной ящичек. Интерес королевы к письму в момент первых поцелуев неприятно царапнул самолюбие маркиза. Тот хоть и прекрасно понимал, почему Маргарита явилась на это свидание, но столь явный акцент на моменте, что эта встреча - всего лишь сделка, вывел из себя королевского фаворита:
- Продажная шлюха, - с ненавистью подумал он,  невольно сверкнув глазами.
- Ну, а теперь к делу, - справившись с собой и снова повернувшись к гостье, Луи-Огюст уверенно притянул ее к себе, пьянея от запаха этой женщины больше, чем от выпитого вина.

- Довольно глупостей. Не за тем же она заявилась ко мне в спальню, чтобы я нес что-то о цветах и пряниках. И я заставлю тебя орать от страсти! Видите ли, она сюда пришла за письмом... Тоже мне, жертва на заклание, - со злой издевкой думал дю Гаст, умело нащупывая на спине молодой дамы завязки корсажа и твердо решив заканчивать никому не нужные реверансы с той, которая и не скрывает, что цена ее благосклонности - голова ее любовника. Он готов был порвать на ней платье и поставить ее на колени на ковер у кровати, но отлично понимал, что порыв мог дорого ему обойтись: фаворита удерживал сейчас тот факт, что ему и самому ни к чему было оказаться тем, кто отправил Маргариту в Лувр в рваном платье, а потом объясняться с ее братом. Да и ссориться с этой стервой именно сейчас маркизу не хотелось, как бы он ни был зол.

0

19

Маргарита проводила цепким взглядом злополучное письмо, которое доставило ей столько неприятностей и удовлетворенно кивнула. Однако, женской интуицией почувствовав напряжение фаворита, на какой-то краткий миг она вдруг ощутила нечто, очень похожее на испуг. Королева ничуть не намерена была менять линию своего поведения, но мысль, что она находится с человеком, который уже долгое время испытывает к ней сильные эмоции, вызвала мурашки на ее коже. Она была весьма уверена в себе, отлично продумала каждый ход, однако всегда есть вероятность, что что-то пойдет не так, когда речь идет о человеческих страстях. Более того - мужчина, с которым она имеет дело, много старше, опытнее нее и весьма вспыльчив. Сейчас они наедине, а она не понаслышке знала, какая невероятная сила может заключаться в мужских руках по сравнению с ничтожной женской. Можно лишь подивиться. Но именно потому Господь наделил женщину умением пользоваться собственной слабостью. Маргарита могла сколько угодно хорохориться, однако не будем лукавить - игра, которую она затеяла, была довольно опасна. И все же у нее на руках были козыри, которые она намеревалась разыграть и один из главных - ее положение. Здесь крайне важно было не дрогнуть. У подобных дю Гасту людей моментально включается инстинкт охотника, едва они улавливают слабость. Тот факт, что до сих пор маркиз проявлял самообладание и потянулся к завязкам вместо того, чтобы сразу приняться за юбки, многое сказал дочери Медичи. Ради достижения цели часто приходится чем-то поступаться и она позволила королевскому фавориту ослабить свой корсаж - обнажились белые, будто ноябрьский снег, плечи. Более того - ее ловкие пальцы уже стянули с него колет, наводя беспорядок в дорогой тонкой рубахе. Маргарита явно демонстрировала - она не намерена потакать звериному мужскому инстинкту и лишаться весьма занимательной части любовной игры, и он будет уважать намерения дамы, когда перед ним находится королева - даже здесь, в его собственном алькове. Стало быть, он должен владеть собой, ежели только не желает все испортить. Испортит - сам же из-за этого проиграет. А свидание, несомненно, обошлось фавориту достаточно дорого - он тщательно подготовился и от запаха духов чуть не резало глаза, так словно было вылито не меньше целого флакона. А ведь парфюм нынче совсем не дешев! И все ради нее. Как такое не оценить? Задорный нрав Маргариты вновь одержал в ней верх.
- Менее всего я люблю банальность, - тихо и мягко мурлыкнула Наваррская государыня, приблизившись губами к самому уху мужчины, - И раз уж я приехала сюда, то можете быть уверены - я хочу, чтобы обоим эта пара часов запомнилась как можно ярче, - выскользнув из рук маркиза, она сделала шаг к вышеописанному красноречиво алеющему ложу, вдобавок сопроводив это движение дразнящим взглядом.

0

20

Дю Гаст приятно удивился активности Наваррской королевы, ловко снявшей с него колет и с трудом подавив самодовольную улыбку, прошептал:
- Так-то лучше, моя королева, - так и норовя припасть к белой коже груди своей визави и с трудом удерживаясь от желания впиться в нее зубами, - Так-то лучше...
Надо сказать, что в этот момент все мысли и расчеты покинули маркиза, уступив место лишь звериному желанию гонного самца при виде столь желанной им самки. Кровь стучащая в висках, прилила к низу живота и все разумные выкладки начисто покинули королевского фаворита. Тяжело дыша, как загнанный конь, у которого вот-вот лопнет печень, сеньор де Беранже продолжал раздевать Маргариту, норовя как можно скорее добраться до той сладостной минуты, ради которой начальник тайной полиции Французского королевства и затеял всю эту историю. Мир исчез для него и время остановилось. С хриплым дыханием дю Гаст добирался до женского естества своей до лютой ненависти желанной врагини.
В камине дотлевало сосновое бревно и на прикроватном столике оплывали восковыми слезами нежно-розовые свечи в изящных серебряных подсвечниках. Так как старый дуб, стоявший под окном, рождал в комнате полумрак даже июльским утром, не то что дождливым сентябрьским днем. Впрочем, данный полумрак всегда был на руку хозяину данных покоев, если учесть то, как и с какой целью они частенько бывали использованы.

0

21

Это было примерно то, чего добивалась Маргарита. В таком состоянии мужчина, даже самый разумный, совершенно не может использовать рассудок.
- Погодите, погодите, не так быстро, - все тем же мягким, бархатным тоном пропела она в висок королевского фаворита, мягко надавливая ладонями на его грудь и таким образом опрокидывая его навзничь на постель, как болонка дога, - у нас предостаточно времени. Я ведь не фрейлина и уж тем более не дамочка из веселого дома, куда торопиться? Я обожаю разнообразные забавы. Скука - худший враг любви. Вам ведь наверняка известно, что при отсутствии зрения ощущения обостряются?
Из широкого рукава платья королевы цветной змеей появился шелковый платок - из тех элегантных вещиц, какие в то время кавалеры почитали за счастье получить от своей дамы.
Разумеется, к этому моменту платье Маргариты было уже в полном беспорядке, однако все еще было на ней, ибо мужской костюм все же куда проще дамского. Не так легко обнажить дамское тело, как оставить в костюме Адама кавалера. А от этого состояния маркиза уже отделяли лишь тонкие кальсоны, но вот уже и они отправились на ковер.
- Попробуем? - мурлыкнула Наваррская королева, накидывая платок на глаза Беранже. Казалось, она прихватила с собой первый попавшийся, однако только на первый взгляд.
- Смысл в том, чтобы видно ничего не было, - предупредила она, пытаясь поплотнее наложить эту импровизированную повязку, - иначе вся соль игры окажется потеряна.

0

22

Надо сказать, что в здравом уме дю Гаст никогда в жизни бы не согласился на подобные игры. Завязать глаза, открыть дверь, показать местоположение письма... Но дело в том, что сейчас Беранже думал уже не тем серым веществом, что Господь поместил в его черепную коробку. Сейчас за него мыслили иные части тела, порой живущие своей, отличной от разума, жизнью. И потому-то маркиз лишь согласно мяукнул, предвкушая смелые ласки Наваррской королевой его обнаженного тела.
Да и чего бы было ему опасаться? Будучи в своем собственном доме, охраняемом троицей весьма надежных людей, дю Гаст  чувствовал себя сейчас в абсолютной безопасности. Да и что ему могла сделать слабая женщина, которую, скажем прямо, никто бы и не выпустил из особняка без его на то позволения. А позволения пока никто давать не собирался. А значит пусть играет в жмурки, коль это ее так заводит.

0

23

- И последнее, - второй такой же платок во мгновение ока обвил запястья фаворита и оказался затянут.
Это был поистине сладостный миг. Беранже, наставник короля с юношества, его первый советчик, влияние которого на ум и настроение монарха немало волновало чиновников и вельмож, Беранже сейчас лежал обнаженный, абсолютно расслабленный и беспомощный из-за своей слепоты, как котенок. Если поразмыслить, то действуй она быстро, в эту секунду она могла сделать с ним что ей угодно. Если бы королева вдруг надумала вынуть из рукава либо же из юбок свой стилет, который предусмотрительно прихватила, то тело его осталось бы здесь лежать, ответив сполна за все нанесенные членам королевской семьи оскорбления, а душа отправилась прямиком в преисподнюю, где ей, как справедливо считала Маргарита, было самое место. Кроме того, это было бы хорошим решением на будущее ради собственного же спокойствия. Искушение было весьма сильным, но будучи дочерью своей матери, Маргарита все же была христианкой. Не его она жалела - она не хотела запачкать руки лишней кровью, тем более столь мерзкой. Она желала остаться чистой. Физическое устранение было крайней мерой.
Королева легко вскочила с постели. Она продумала всё до мелочей и сейчас возблагодарила Бога, что на ее ногах мягкие бархатные туфли, которые делали беззвучными ее шаги.
- А теперь одну минуту, мне нужно кое-что подготовить, у вас будет немного времени дать волю фантазии, - многообещающе шепнула она.   
Каждый миг был на счету - в две секунды, еще не закончив фразу, она уже была у бюро и как можно беззвучнее открывала ящик, собственным голосом забивая звук. Вот оно - письмо.
- Я уже иду, - все тем же игривым тоном пообещала она, дабы выиграть еще немного времени и раньше срока не вызвать подозрений.
Выхватив письмо, Маргарита в следующий миг она уже была за гардиной, которая исполняла роль двери между самой спальней и небольшой комнаткой - неким приемным покойчиком перед входом в сам альков, как принято было в то время. Странно - гардина из сравнительно нового бархата сейчас была в темных пятнах. Если бы кто-то коснулся их рукой, то пальцы заблестели бы, ибо то было масло. А вот как оно попало туда за то время, пока королева была с Беранже, это уже вовсе иной разговор. Впрочем, оба они были так увлечены, что это не так уж и странно, тем более что спальня была отнюдь не тесной. Верный слуга Маргариты, из тех, что несли ее портшез, уже находился с той стороны с небольшим факелом в руках. Он ожидал появления королевы, будучи наготове, но не приближаясь, дабы не позволить запаху горелого  проникнуть внутрь алькова. Еще несколько секунд и язычок пламени уже лизнул гардину - робко, будто пробуя на вкус. Потом, видимо решив, что такая пища как раз по нему, скользнул по ткани уже более решительно и вот уже пропитавшийся маслом бархат занялся.

0

24

Дю Гаст связанный с завязанными глазами и полностью расслабленный тем не менее услышал звук выдвигающегося ящика бюро, ибо слух у мужчины был как у филина.
- Мадам?! - возопил обнаженный мужчина, порываясь сесть на кровати, невзирая на стянутые спереди руки, - Мадам? - позвал свою несостоявшуюся любовницу маркиз, норовя сдвинуть связанными руками повязку с глаз. Нехорошие предчувствия уже посетили его опасливый и наученный разнообразными интригами разум. И надо сказать, что и в самом деле, картина ему представилась вовсе не та, на какую он расчитывал, соглашаясь связать себя - Маргариты в комнате не наблюдалось, зато выдвинутый ящик бюро явственно возвещал миру о том, что и письма тоже в комнате нет. Пытаясь развязать связанные запястья своими крепкими, белыми зубами, отчаянно чертыхаясь, насколько это возможно с занятым ртом, Беранже учуял запах гари и услышал неприятное потрескивание пламени. Вскочив босыми ногами на мозаичный паркет и резво подбежав к тяжелой, падающей продуманными, почти чугунно-тяжелыми складками портьере,  Луи-Огюст убедился - портьеру подожгли.
- Дьявольщина! Черт, черт, черт! Дьявол бы побрал всех вероломных шлюх, а Марго как их предводительницу! - рычал разъяренный маркиз сквозь веревки, начавшие уже поддаваться его зубам. Рывок - и он освободил и руки. Но хорошо пропитавшаяся маслом портьера при этом занялась уже столь резво, что прорваться через нее абсолютно обнаженным и не получить при этом ожоги было довольно сложно и дю Гаст бросился в  комнату, дабы завернуться в одеяло с ложа, так и не ставшего ложем любви. Однако, когда мужчина снова оказался у пылающей портьеры, завернутый в пурпурный шелк как патриций в тогу и попробовал было сорвать пылающую гардину, то потерпел фиаско в этой попытке. Гардину приладили на совесть. Отвести ее было уже невозможно, ибо та успела заняться по всей длине. Может возникнуть вопрос - отчего дю Гаст не постарался просто-напросто прорваться через огонь? Это ведь кажется очевидным. Но чтобы понять, нужно знать обычаи того общества, где маркиз вращался. Для человека, столь тщательно следящего за внешностью, явиться туда, пред очи короля и его окружения с опаленными бровями и ресницами... Разве только отсидеться в поместье, пока отрастут. Но в обстоятельствах, когда за день политическая погода могла перемениться несколько раз, в военное время оставшись при дворе да еще и с той должностью, какую занимал маркиз... Это совершенно невозможно, это напрочь уничтожит тот образ, что он создавал для себя так кропотливо. Разумеется, несложно придумать оправдание, однако как минимум неделя шуточек для столь чувствительного самолюбия - почти смерти подобно. А возможно и больше, зависит от того, как скоро надоест сплетникам смаковать догадки. Дабы избежать этого, оставался единственный путь - через дуб, так удачно растущий у окна. И распахнув окно, предварительно бросив на пол пурпурное одеяло, дю Гаст  отважно полез на ветви дуба, сверкая белоснежной наготой своего Богом данного тела...

0

25

Трудно описать, как Маргарита преодолела эту жалкую сотню шагов, отделявших ее от противоположной стороны улицы. Те двое, что находились при ней, обеспечили, чтобы она смогла сделать это беспрепятственно. Дверь уже была не заперта - ее здесь давненько поджидали. Хозяевам дома еще накануне заплатили довольно, чтобы они до вечера не появлялись здесь, так что дом был в полном распоряжении государыни Наварры, а также и ее наперсницы. Быстрые ножки королевы во мгновение ока вознесли ее на самый верх - так называемую "голубятню". Проще - это был своеобразный чердак под самой крышей из тех, что снимают не слишком обеспеченные господа вроде школяров, студентов, да и просто те обитатели Лютеции, кто едва имея денег на хлеб насущный, все же нуждаются в крыше над головой. Впрочем, для ночевки это не самое дурное место, какое можно придумать - кроме случаев, когда идет сильный ливень. А проводить много времени в четырех стенах тоже не каждому доступно, да и зачем? Кроме того, имея молодые ноги, чтобы преодолевать лестницу, и вдобавок немного воображения, можно даже найти свои прелести в подобном уголке, который находится ближе к звездам и дальше от сточных канав. Впрочем, наших героинь волновали сейчас менее высокие материи, им был куда важнее тот роскошный вид, что открывался с этой голубятни на двор куда как более презентабельного обиталища. Именно там сейчас должна была разыграться столь живописная сцена.
Итак, как мы уже сказали, подъем не занял у Маргариты много времени. Правда, пришлось слегка нагнуть голову, чтобы очутиться в комнате - тот, кто строил голубятню, явно не подумал, что здесь может оказаться некто королевской крови. Но молодую королеву это явно не смутило - она готова была к неудобствам.
- Анриетта, - чуть опасливо позвала она, оглядываясь по сторонам и одновременно рассматривая сие своеобразное обиталище, - Анриетта, вы здесь?
Вопрос Маргариты дополнило ее звонкое чихание - видимо, пыль была здесь законным обитателем и до конца вымести ее не представлялось возможности, хотя это и было приказано сделать тем, кто снимал сей достойный дворец. Но как бы то ни было, оно стоило того! Оставалось надеяться, что какой-то одинокий паук не спланирует сверху на голову. Благо, Анриетте отнюдь не пришлось провести все время здесь - ей достаточно было просто подняться, обождав определенный срок, а нижние этажи были не в пример приличнее и там можно было вполне удобно расположиться.

0

26

На мгновение Анриетта оторвала взгляд от зрелища за окном и посмотрела на свою подругу, которая продемонстрировала ей то злосчастное письмо, что и послужило поводом ко всему этому незабываемому действу. Да, они еще долго будут вспоминать, как маркиз преодолевал это невероятно сложное препятствие, что предстало пред ним в виде ветвистого дуба под окнами его особняка.
- О нет, не сомневалась ни минуты, - и это была чистая правда, но все же, когда мадам де Невер своими глазами увидела письмо, стало как-то легче забавляться над бедным дю Гастом, который упрямо перебирался с верхней ветки на нижнюю. Впрочем, непростительно было бы утаить то, что и сама виновница того щекотливого положения, в котором оказался маркиз, имела весьма в своеобразный внешний вид. Под мантильей пряталось от любопытных взоров хорошо помятое платье, да и прическа жемчужины французского двора выдавала, что не беседе об искусстве и прекрасном предавалась Маргарита Валуа в доме на соседней улице.
- Прелюбопытный рассказ? По-моему, дорогая, это еще мягко сказано, - брови Анриетты игриво изогнулись, а алые губы растянулись в ироничной улыбке, – Я вижу, что маркиз время даром не терял и успел продемонстрировать многие свои таланты? Значит, слухи не лгут о пылкости и опытности господина дю Гаста?
Любопытство герцогини и правда рвалось наружу в виде нескончаемого потока вопросов и жажды как можно в больших подробностях услышать от наваррской королевы всё, до самых мельчайших нюансов, о том, что происходило в том особняке до того момента, пока начальнику королевской полиции не пришлось выбираться из собственного дома через окно в столь пикантном виде. Но Маргарита была права: обсуждая все подробности встречи маркиза и королевы Наварры, дамы рисковали пропустить увлекательное представление за окном, поэтому озорной взгляд женских глаз вернулся от подруги к окну.
- Или уже тогда был столь надменен, что считал сие ниже своего достоинства. Любопытно, придет ли к нему кто-нибудь на помощь? Или никто не рискнет? – не сдерживая звонкий хохот, проговорила герцогиня. Ее белое личико от смеха покрылось задорным румянцем, придав особое очарование этой красивой женщине с пышными кудрями огненного окраса.
– Я бы на месте слуг предпочла вперед вдоволь налюбоваться своим господином, наверное не часто маркиз дю Гаст их балует подобными представлениями.

0

27

- И верно делаешь, что не сомневаешься... - с достоинством заметила Маргарита. Правда, она сама не была до конца уверена в успехе, однако теперь это не важно. Да, между прочим, нужно как полагается наградить тех, кто помог ей в этом предприятии. И для этих целей уже были проданы некоторые вещицы, которые вполне обеспечили нужную сумму. Как известно, живые деньги у королевы это все равно, что искренние слезы у плакальщицы. Их просто нет.
- Что?! Таланты? - заслышав предположение мадам о развитии событий о особняке, молодая королева даже на пару секунд отвела взгляд от окна. Но нет, то был как раз тот случай, когда по Анриетте совершенно невозможно было понять, серьезно она говорит или же шутит. Всё та же лукавая лисья мордочка с неподражаемой усмешкой. Опустив глаза и заметив под распахнувшейся мантильей свой разобранный вид, дочь Медичи даже слегка зарозовелась, но быстро поборола это секундное смущение, - ну, о его талантах, милая моя, можешь порасспросить кого угодно, - тут же нашлась Маргарита, - к примеру, госпожу д'Эстре... Она с удовольствием с тобой поделится впечатлениями. А что до меня, то могу сказать с уверенностью: я бы его не взяла, даже если бы на целый год осталась вовсе без мужчины, - фыркнула наваррская государыня, - а вот он весьма желал мне свои способности продемонстрировать, так что относительно пылкости, пожалуй, не лгут. Тем более что для достижения моих целей пришлось его слегка разохотить и разогреть, - тут Маргарита вновь не удержалась от хохота, - вот тут-то мой туалет и пришел в подобное прискорбное состояние. Но нам с маркизом оказалось слегка не по пути. Не сошлись темпераментами, ты же знаешь, как это важно... Впрочем, если не пожелаешь полностью довериться отзывам посторонних дам, можешь опробовать его сама, - с ангельски-невинным видом предложила королева с самой медовой улыбкой на устах, хлопнув длинными ресницами, - у вас с ним ведь нет столь "приятной" и давней истории. Отчего бы и нет? Ну а потом расскажешь мне, чего я лишилась... Уж твоему мнению я могу полностью доверять. Такой видный кавалер упущен... Вот сейчас и убедимся окончательно, насколько видный. Жаль, далековато разглядывать, можно было бы и поближе... Но ничего. Смотри, смотри, кажется, он скоро доберется до низу! Вот и увидим, что будет дальше.
Маргарита с наслаждением ожидала продолжения.

0

28

А между тем начальник тайной полиции французского королевства даже не подозревал, что две хорошенькие чертовки обсуждают его таланты, как явные так и скрытые. Дю Гаст, по-кошачьи отфыркиваясь и  поблескивая белым задом, наконец, сумел одолеть путь из окна на мощеный брусчаткой дворик своего особняка и достаточно легко спрыгнул на землю. Смачно выругавшись, так как холодные шероховатости камня неприятно укололи его непривычные к мостовой босые подошвы, маркиз устремился назад в дом, громко взывая при этом к своим челядинцам:
- Одон! Рох! Жан! Где вы, бездельники, ослиные задницы, чертовы прыщи! Не чуете что ли, жертвы вечного насморка, что гарью несет!? - выкрикивая эти слова, маркиз слегка подпрыгивал при беге, ибо босые ноги вельможи были непривычны к уличным камням да еще и не в жару.
Ненужное любопытство парижских зевак месье дю Гаста нисколько не волновало - забор, густо увитый зеленью, ставшей по осени ржаво-багряной, надежно скрывал его наготу от почтенных горожан. С мостовой двор особняка сеньора де Беранже не просматривался, так что маркиз, и не думая прикрывать рукой то, чем щедро одарила его природа, устремился внутрь дома, продолжая бранить на чем свет стоит своих нерадивых слуг. Из окна продолжал валить черный дым и гнев Луи-Огюста на своих челядинцев, явно не спешивших тушить пожар, достиг апогея.

0

29

- Опробовать самой? – тонкие изогнутые брови резко взметнулись вверх, на наваррскую государыню устремился взгляд полный смеха и деланного возмущения. – Нет уж, увольте, Ваше Величество, я лучше предпочту в этот раз остаться добропорядочной супругой, свято чтущей все брачные обеты.
Сказано это было елейным тоном, который столь отчетливо давал понять сколь иронично было отношение Генриетты к только что произнесенной фразе и самим этим брачным обетам. Не питавшая особых чувств по отношению к супругу, довольная своим положением и своей жизнью, герцогиня Неверская вкушала все прелести, которые мог ей преподнести окружающий ее мир, включая любовь мужчин. Страстная натура рыжеволосой наперсницы королевы Наварры упивалась вниманием, которым была окружена и которого ей вполне хватало, так что предложение подруги пришлось с наигранным возмущением отвергнуть.
- Я доверюсь отзывам остальных дам и твоим личным впечатлениям, хотя, конечно, они бы были более достоверны, успей узнать ты все до конца, - подмигнув Маргарите, Анриетта играючи щипнула ее за бок и вновь звонко расхохоталась, но поспешила устремить взгляд за окно, что сделала, к слову, весьма вовремя.
Маркиз дю Гаст, наконец, справился со своим препятствием и оказался на земле. Теперь ветки деревьев не мешали герцогине увидеть все и оценить самой.
- А кавалер, действительно, видный, - заключила Анриетта, еле сдерживаясь от смеха, чтобы произнести эту фразу с самым серьезным видом знатока и большого ценителя. – Ты еще не начала жалеть, что столь быстро покинула любовное гнездышко сеньора де Беранже?

0

30

- Я, жалеть что ушла? Ах, вот значит как! Вот это уже жестоко! - полушутя, полусерьезно  воскликнула Маргарита. Но как известно, в каждой шутке есть лишь доля шутки.
Беззаботное выражение слетело с лица молодой королевы и сменилось легкой палевой дымкой печали, а взгляд бархатистых темных глаз, который она метнула на наперсницу, не был лишен укоризны. Но лишь в первый миг. Потом этот взгляд стал задумчив. Маргарита смотрела уже не в лицо мадам, а сквозь нее. О нет, она отлично понимала, что шпилька госпожи де Невер была вполне безобидна, учитывая весь тон беседы, и расшалившаяся герцогиня вовсе не виновна, что уколола глубже, чем рассчитывала.
- Вам ведь прекрасно известно, Анриетта, - тихо проговорила дочь Медичи, - что толкнуло меня на безрассудство, за которое я теперь расплачиваюсь, и кому я писала. Письмо брату было лишь поводом. Я была непозволительно неосторожна. Но я ведь все продумала, была уверена, что письма попадут в те руки, в какие должны были попасть! Это только мой просчет, плод моей несдержанности. Так что я заплатила за него тем, что переступила через гордость и опустилась до визита в это гадючье гнездо. Чего я опасаюсь, так это того, что расчет не окончательный. Мне вовсе не по душе всё происходящее, учитывая отношения меж королем и человеком, который мне дорог. А Генрих совершенно непредсказуем. Впрочем, остается ждать, как будут развиваться события вне Парижа.
Год назад, во время этих страшных событий, сердце герцогини Неверской было задето куда сильнее, чем у нее. Этот несчастный Ла Моль, это смехотворное обвинение в ворожбе против короля... Это была несправедливость, против которой тогда восставало все существо Маргариты, ибо за дело, касающееся ее брата и мужа, ответили головами пешки. Траур, который она тогда демонстративно надела и носила долгое время, был больше трауром по ее собственной незавидной участи. Люди, которым она так или иначе была дорога, падали один за другим. Но как ей показалось, супругу Луи Гонзага эта казнь ранила куда сильнее. Женщина, сильная духом, но слишком жизнелюбивая, чтобы помышлять о смерти, столкнулась с нею лицом к лицу. Теперь же Анриетта,  пережив тяжкие времена, насколько было известно королеве, была свободна сердцем, словно птица и не отягощала себя долгосрочными привязанностями. А вот королева испытывала все муки неизвестности, когда ее возлюбленный был вне столицы.
- Но довольно, - решительно оборвала собственные мысли дочь Медичи и тряхнула темнокудрой головой, - досмотрим последний акт.

0

31

Как же кляли слуги маркиза своё блаженное неведение и то расслабленное состояние, в котором они находились в этот день!
Месье являлся сюда отнюдь не ежедневно. Чаще он сам наносил визиты к своим подружкам. Но здесь бывали порой и господа, которых он не желал приводить в свой дом. И когда он появлялся, то чаще всего появлялся неожиданно и любил, чтобы всё было готово к его прибытию. Правда, в этот раз всё было слегка иначе. Хозяин заранее предупредил и даже намекнул, что нынче будет нечто особое и оплошности он не простит. Те, кто делал грязную работу, давным-давно удалились, вылизав дом до блеска, ну а вышеназванная троица по требованию господина осталась затем, чтобы услужить, ежели что вдруг понадобится.
И надо сказать, досуг они проводили отнюдь не дурно. Чем заняться, когда времени навалом, а скрасить его как-то нужно? Ловким, явно отшлифованным движением Рох выудил из-за пазухи небольшой деревянный стаканчик, а на ладони его появились два кубика. Его товарищи довольно потерли ладони, и выражая одобрение и разогревая их.
- Чую я, мне нынче повезет, - хрипло заявил Одон, тощеватый малый с острыми чертами и маленькими черными глазами-бусинами, - готовься, обдеру тебя как липку. Уйдешь отсюда в чем мать родила,- это обещание было адресовано Жану, на которого Одон давно точил зуб, мечтая отыграться с тех пор, как тот благодаря своей удаче лишил его кругленькой суммы.
- Это мы еще поглядим, - насмешливо крякнул чернявый крепкий Жан, придвигая к себе тяжелый стул и усаживаясь на него с самым решительным видом, - а горло-то промочить есть чем?
- А как же, - запасливый Рох вырыл откуда-то из угла пару бутылей.
Через четверть часа игра была в самом разгаре. И хотя слуги дю Гаста всегда были наготове, когда хозяин был в особняке, это не мешало им отдавать должное содержимому бутылок, наполненных молодым вином, не способным, как казалось парням, заставить захмелеть и ребенка. Играли бурно, стучали кулаками по столешнице, поорали вволю, благо, хозяин находился на втором этаже, да и не до них ему явно было.
- Проклятье! - Разгоряченный Рох раздраженно потряс одну из бутылей, пытаясь вытрясти из нее хоть каплю, - тут ни черта не осталось! - он облизал языком пересохшие губы.
- Ну тут может и не осталось, - сощурился Жан, нахально усмехнувшись щербатым ртом, - зато смотри-ка, что у меня есть, - порывшись в висевшей через плечо матерчатой сумке, слуга маркиза с легким стуком поставил на доски стола глиняную бутылку непривычной формы, - Это херес! - довольно заявил он, широко улыбаясь и демонстрируя при этом отсутствие третьего зуба справа в верхней, здоровой как у молодого жеребчика, челюсти. Он нежно и жадно огладил изгибы бутылки, будто имел дело с женщиной, а не с глиной, - у меня брат из Гаскони на днях приехал. Вот, привез. С самой Испании... Как есть натуральный.
- А не многовато будет? - жадный взгляд Роха расходился с его словами, - а то накостыляет нам хозяин...
- Ну и не пей, раз ты такой идиот, что собираешься еще столько часов сидеть тут всухую, - отрезал Одон, облизываясь с горящими глазами и с треском опрокидывая деревянный стакан на столешницу, - ты ж не думаешь, что это будет быстро?
Полагаем, читатель в силах представить себе и без дальнейших описаний, отчего именно эта троица не поняла, как оказалась связанной на полу, с кляпами во рту.

0

32

Вбежав в дом, злой как сто чертей, замерзший и нагой как Адам до грехопадения,  дю Гаст огляделся и тут же узрел лежащих как гусеницы всех троих своих слуг, связанных и с каким-то тряпьем в раскрытых ртах. На столе же в беспорядке валялись игральные кости, пустые бутылки, кружки еще наполненные вышеупомянутым хересом и все это без слов сказало маркизу, что его слуги  тут не скучали, прежде чем оказались беспомощно распластаны на полу. Эта картина явно не добавила маркизу милости к незадачливым выпивохам. Задохнувшись от гнева, голый, с раскрасневшимся от гнева лицом и вытаращенными от ярости глазами, сеньор де Беранже подскочил к Роху и от всей души пнул парня ногой под ребра:
- Идиоты! Кретины! Пьяницы! Уроды! Ярмарочные паяцы! Бездельники! Бесовское дерьмо! - выкрикивал маркиз, сопровождая каждый из этих эпитетов пинком босой ноги то одному, то другому связанному слуге.
- Мерзкие дурни! - возопил, наконец, дю Гаст, завершая расправу над оплошавшими парнями, - Быстро наверх! Там пожар! Тушите, все тушите! - велел мужчина побитым челядинцам, освобождая тех от веревок с помощью ножа, которым эти трое резали окорок, служивший им закуской к злополучному хересу.
- Ишь, зажрались трутни, - зло думал маркиз, лицезрея разоренный стол. Не в каждом господском доме слуги вот так вот от скуки могли закусывать окороками, обычно обходились солониной. Разумеется, дю Гаст, будучи фаворитом короля, который не скупился обычно на своих любимцев, и занимая одну из наиболее хлебных придворных должностей, мог позволить себе некоторые излишества не только для себя, но и для своих слуг. Однако сейчас жирующие челядинцы вызвали у маркиза новый прилив гнева, который окончился очередным пинком несчастному Роху под ребра.

0

33

Оглушенные, с трещащими затылками, несчастные судорожно пытались понять, что вообще происходит и с какой стати они оказались на полу и в таком состоянии. После доброго количества вина, которое каждый из них принял на грудь, включая херес, они могли бы вполне нормально передвигаться и даже достаточно твердой походкой. Но разум их уже успел погрузился в приятный туман, который, как известно истинному пьянице, предшествует настоящему опьянению. Тут уже стирается граница между реальным и нереальным, так что когда в комнату ворвалось обнаженное, всклокоченное существо с перекошенной физиономией и принялось немилосердно раздавать им пинки, ужас отразился в их глазах, а из заткнутых ртов раздалось сиплое мычание. Не сам ли черт это пожаловал? Но тогда почему без хвоста и копыт и орет хозяйским голосом?.. Но пару-другую раз засаженная под ребра пятка быстро привела их в себя. Нет, это-таки не черт... Хотя сейчас разница была невелика. Стоило маркизу разрезать их путы, как с резвостью, неожиданной для недавних гусениц, они рванули наверх так, будто их подхлестывали. Предварительно молодцы захватили на кухне по целому ведру воды из большой кадки. Благо, она там была, а то пока до колодца добежишь...

0

34

Периодически ежась от холода, все еще обнаженный маркиз первый помчался по лестнице, ведущей в свои покои.  Слуги дю Гаста бодро семенили за ним, периодически расплескивая воду на мрамор лестничных ступений и понукаемые самыми смачными из ругательств, входящих в лексикон начальника тайной полиции королевства. Впрочем, все словесные  нападки на проштрафившихся слуг оказались цветочками, а ягодки не заставили ждать своего созревания, как только перед маркизом возникла его разоренная спальня.
Почти полностью выгоревшая портьера, отделяющая комнату от двери давала возможность разглядеть огонь, весело лижущий как потолочные балки, так и тяжелый, бархатный балдахин кровати.  От дыма и копоти становилось трудно дышать и глаза, краснея, как июльские вишни, моментально наполнялись едкими, как дым от сгоревшей бахромы балдахина, слезами.
- Что стоите, дармоеды безрукие! - зло взревел сеньор де Беранже. Он явно стремился добавить еще пару эпитетов, чтобы подстегнуть рвение своих челядинцев, но смрадный, густой, тяжелый, едкий чад, наполняющий особняк, проник в его легкие и заставил маркиза зайтись в надсадном кашле.

0

35

Внешний вид господской спальни внушил слугам нехорошие подозрения, что жалования им не видать как собственных ушей, причем не видать ни в этом месяце, ни в следующем. Тем более резво они принялись стараться спасти то, что еще возможно было спасти. Кашляя, толкаясь, они затаптывали пламя и выливали воду в первую очередь туда, где языки пламени грозили перекинуться на еще целую часть комнаты, а потом и тлеющим остаткам тканей и ковра. Наконец, усилия их увенчались успехом. Да, зрелище было безрадостное. Альков еще только час тому назад являл собой уютное и не без вкуса убранное гнездышко, а теперь выглядел как Содом и Гоморра, если бы на них за богомерзкий грех одновременно обрушились сразу две Господних кары, огнем и водой. Цезарь, небольшое изваяние которого стояло здесь же, видимо, и сам не понял, как сменил расу, перестал сиять белизной и превратился в арапа. Теперь его римский профиль уныло-презрительно созерцал происходящий хаос.
Жан отер пот со лба.
- Монсеньор, это... Вам может халатик, а? - слуга с опаской поднял глаза на господина, проверяя взглядом, нет ли у того под рукой чего тяжелого и примеряясь, как бы ему в случае чего увернуться.

0

36

- Да, давай халат, - маркиз поежился от холода и болезненно поморщился от зрелища разгрома, учиненного в уютном гнездышке. Оно должно было сегодня стать райским уголком, а стало адским, во всяком случае если судить по запаху гари, пропитавшему все в комнате и вокруг нее. Огненная ярость дю Гаста уже уступала  место той  холодной злости, которая отнюдь не туманит мозг, а напротив способствует рассудочному восприятию событий. Все еще зло шикая на своих челядинцев, он тем не менее успокаивался. Вернее, волевым усилием брал себя в руки, чтобы успокоиться, но не спустить. Гаст собирался мстить королеве, но умно, тонко и прицельно четко. Мстить ударив в самое больное место своей врагини. Отомстить, а не носиться с голым задом, изрыгая проклятья. Потому-то, приняв халат и домашние туфли от Жана, вельможа почти спокойно распорядился:
- Убрать здесь всё, чтобы блестело. А я буду ждать вас в кабинете. И быстро, быстро! - дав волю своему раздражению и прихватив чудом не пострадавший графин с вином, сеньор де Беранже удалился, все еще проклиная про себя сестру своего сюзерена в выражениях, больше подходящих солдатне, чем куртизану.

- Чтоб ты сдохла, сучка! Но уж твоего любовника я точно доведу до Бастилии. Не будь я дю Гаст.

Эпизод завершен.

Отредактировано Луи-Огюст де Беранже (2016-10-12 21:52:17)

0


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » О, женщины - вам имя вероломство! 6 сентября 1575 года