Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » ­Без гнева и пристрастия » Придворные должности


Придворные должности

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

Царствование Генриха III (1574-1589 гг.), правившего в разгар религиозных войн и национального кризиса, вместе с тем было временем решительных действий короля по созданию четкой системы дворцовых служб и новых правил церемониала, определенных королевскими регламентами 1578, 1582 и 1585 гг. Генриху III удалось установить правила придворной жизни, которыми пользовались все последующие короли Франции. Внимание его к своему двору было не случайным. Фигура Генриха III — одна из самых трагических и противоречивых во французской истории. Любимый сын Екатерины Медичи, он с детства был воспитан матерью как будущий король. Блестяще образованный и интеллектуально одаренный, Генрих III производил впечатление изящного и утонченного человека, с огромным чувством королевского достоинства. Прежде чем занять французский трон после смерти своего брата Карла IX, он прошел большую школу военной и придворной жизни, разбив гугенотов при Жарнаке и Монконтуре (1569 г.) и полгода царствовав в Польше (1573-1574 гг.). Генрих III был королем, который уже не считал себя лишь первым дворянином Франции и для которого идея королевского величества была превыше всего. Именно при нем утвердилось новое, пришедшее из Испании, обращение к царствующей персоне — ВАШЕ ВЕЛИЧЕСТВО (Votre Majesté). Если понятие Величества до Генриха III было некой аморфной идеей, то он воплотил ее на практике, став реальным создателем придворного церемониала.

Быстрый рост штата поставил перед последними Валуа проблему организации придворной жизни — повседневного церемониала, который включал бы в себя не просто правила вежливого и обязательного поведения, но и четко определенные, подчас расписанные по часам обязанности придворных по отношению к царствующим персонам и членам их семей.

ОБЕР-КВАРТИРМЕЙСТЕР (maitre de logis) руководил размещением придворных в Лувре, следя, чтобы в свиту не затесались случайные лица.

Генрих III ввиду наплыва людей запретил представителям высшего сословия находиться при дворе без его разрешения и велел лично представляться ему. Право состоять при дворе или на службе в доме короля можно было обрести лишь посредством родственников или покровителей, которые занимали бы уже определенное положение. Так появлялась возможность для складывания придворных клиентелл и партий. С 1579 г. дворянские должности могли занимать только родовитые дворяне (nobles de race), что автоматически придавало и без того престижным должностям еще большую привлекательность. Должности стали покупаться с согласия короля, и надо полагать, при Генрихе III начинается процесс превращения этих постов в наследственные, который завершится при Людовике XIII.

Борьба за главные и почетные должности в доме короля и при дворе, по сути, была борьбой знати, часто родственников короля, за право влияния на решения монарха. Владельцы ключевых постов в доме короля могли выполнять свои обязанности только четыре месяца в году (т. н. «квартал»), а остальную часть года имели право посвящать свободному времяпрепровождению при дворе. Они составляли каждый свой штат служащих из друзей и родственников, которые служили также по четыре месяца, уступая место следующей смене, но оставаясь при монархе и выполняя предусмотренный для них церемониал. То есть на две трети двор был сборищем праздных людей, которым вменялось лишь обязательное присутствие при утреннем и вечернем туалете короля, а также на церемониальных богослужениях.

Главным должностным лицом при французском дворе был его ГЛАВНЫЙ РАСПОРЯДИТЕЛЬ (GRAND-MAÎTRE DE FRANCE).

Согласно Венсану де Ла Лупу, юристу середины XVI в., главный распорядитель ежегодно формировал штат дома короля и замещал вакансии с его согласия. В течение нескольких десятилетий XVI в. эта важнейшая должность принадлежала самой влиятельной католической дворянской семье Франции — герцогам Гизам, которые после кровавых событий Варфоломеевской ночи (24 августа 1572 г.), организаторами и активными участниками которой они являлись, вознамерились еще более увеличить свою власть при дворе. Герцог Генрих де Гиз, глава этого дома, в октябре 1572 г. представил «Статьи» — уточнения своих полномочий — Карлу IX. Согласно этим статьям главный распорядитель мог формировать генеральный штат дома короля, включая ЦЕРКОВНЫЙ ДВОР (COUR ECCLESIASTIQUE) и даже мелких служащих (хирургов, цирюльников и др.). Помимо этого, он стремился получить право распоряжаться аналогичными полномочиями в отношении дома королевы и домов детей Франции. Ему должны были подчиняться капитаны гвардейцев, которые вручали бы ему ключи от апартаментов короля. Также он единственный имел возможность представлять иностранных послов королю. К этому присоединялось его право верховной юрисдикции при дворе и в месте пребывания короля, т. е. главным образом в Лувре. Столь широкие обязанности главного распорядителя вели к чрезвычайному усилению клиентеллы Гизов при дворе, что было чревато окончательной потерей власти и короны слабеющей правящей династией.

Генрих III, взойдя на престол в 1574 г., не мог открыто отрешить Генриха де Гиза от его должности, так как пост герцога принадлежал к числу коронных. Лица, занимающие этот пост, согласно ордонансу Людовика XI от 1467 г. не могли быть смещены. Здесь вступил в силу механизм придворной игры. Король был уже не столь силен, чтобы удалить влиятельнейшего герцога из Парижа или вступить с ним в открытую борьбу, но он умело воспользовался своими правами короля, сведя до минимума реальные функции главного распорядителя.

В «Ответах» герцогу де Гизу король сообщил, что он изъял из подчинения главного распорядителя должности обер-камергера и его штат, обер-квартирмейстера и всех королевских гвардейцев во главе с их капитанами, наделив к тому же большим правом юрисдикции главного прево дома короля. Регламентом 1582 г. часть функций Гиза передавалась первому гофмейстеру, а возведение главного прево дома короля в 1578 г. в ранг главного прево Франции ограничило юрисдикцию главного распорядителя в Париже. Таким образом, при Генрихе III и его преемниках эта должность постепенно становилась малофункциональной, хотя и оставалась самой почетной.

Распоряжаясь функциональной составляющей придворных должностей, король мог влиять на расстановку социально-политических сил при дворе, а значит, и в королевстве. Через его руки проходили все придворные назначения. Помимо функциональных изменений, король активно использовал свое право упразднения и создания новых постов. Это диктовалось как политическими соображениями, так и проблемой постоянного увеличения двора и дома короля.

Генрих III придавал особое значение церемониалу, который возвеличивал монарха и подчеркивал значимость отправляемых им публичных обязанностей. Придворный церемониал постоянно совершенствовался и становился все более регламентированным и рациональным, что было также необходимо для поддержания должной дисциплины среди дворянства. Издание трех больших регламентов за семь лет, а также массы второстепенных свидетельствует о неустанном внимании короля к своему двору и его организации.

Регламентом 1585 г. впервые учреждалась должность ОБЕР-ЦЕРЕМОНИЙМЕЙСТЕРА французского двора (grand-maître des cérémonies), который осуществлял проведение публичных церемоний с участием королевских особ.

Должность церемониймейстера не была до этого принята при французском дворе, в отличие, например, от двора последних бургундских герцогов из династии Валуа, церемониймейстер которых, Оливье де Лa Марш, оставил нам полное описание бургундского церемониала. Основные функции организатора публичной жизни при французском дворе ложились на плечи его главного распорядителя. Генрих III, умаляя власть Генриха де Гиза в своем доме, стремился как можно больше рассредоточить его полномочия, распределив их между преданными людьми. Должность обер-церемониймейстера, которая задумывалась как одна из ключевых при дворе, обеспечивала проведение королевской воли, что усиливало партию лояльных монарху придворных, и одновременно помогала бороться с неразберихой и частым беспорядком во время публичных церемоний.

Желание дворян находиться как можно ближе к королю и вообще принимать участие в придворных церемониях при отсутствии четких правил поведения приводило к дезорганизации торжеств. Наведение порядка при отсутствии службы, отвечающей за соблюдение должного хода церемонии, отнимало много времени. Регламент 1585 г. определил обязанности обер-церемониймейстера — следить за поддержанием строгих правил церемониала. Утром и вечером во время мессы и вечерни короля обер-церемониймейстер лично распределял места в придворной церкви. Согласно церемониалу кардиналы и церковнослужители находились справа от алтаря, за ними располагались кавалеры ордена Святого Духа. Слева размещались, в строгой иерархии социального положения, принцы, герцоги, коронные должностные лица, за ними — капитаны гвардейцев и камер-юнкеры. Далее располагалась сотня дворян короля, а также иные дворяне, служащие в королевском доме. Наконец, после них шли остальные благородные лица, занятые на службе в домах членов королевской семьи и входящие в свиту двора.

Церемонии, большие и малые, с избытком заполняли жизнь двора: это были бракосочетания членов королевской семьи и фаворитов короля, праздновавшиеся в резиденции монарха, крещения, пиршества, торжественные приемы послов и т. д. Причем прием иностранных послов, особенно испанских, отличался особой помпезностью, и в обязанность церемониймейстера входило предупреждать иностранцев об этикете, принятом при французском дворе. Регламент подчеркивал также обязанность церемониймейстера соблюдать иерархию придворных должностей, чтобы место каждого лица подле короля на публичных церемониях соответствовало его положению при дворе. Обычно король приказывал обер-церемониймейстеру перед началом какой-либо церемонии предупреждать о ней знатных придворных и сообщать им их место при королевском выходе. Остальных придворных оповещали его подручные. От Генриха III зависело число и состав приглашенных на какое-либо торжество, и неполучение королевского приглашения означало немилость. Посредством церемониала король обретал новый рычаг власти при дворе, все более подчиняя себе дворянство и создавая нужное себе почетное окружение, а также получал возможность разностороннего контроля за двором.

Как отмечалось, главной функциональной частью двора являлся дом короля, который подразделялся во второй половине XVI в. на службы, которые, в свою очередь, находились под началом:

- ГЛАВНОГО РАЗДАТЧИКА МИЛОСТЫНИ Франции (grand aumônier de France), возглавлявшего церковный двор,
- ОБЕР-КАМЕРГЕРА (grand chambellan), следящего за королевскими апартаментами,
- ГАРДЕРОБМЕЙСТЕРА (maitre de garde-robe), хранящего королевское платье,
- ПЕРВОГО ГОФМЕЙСТЕРА (premier maitre d'hotel), который отвечал за внутреннее состояние королевского замка (дворца) и трапезу короля,
- ОБЕР-ШТАЛМЕЙСТЕРА (grand ecuyer), попечителя королевских конюшен,
- ГЛАВНОГО ПРЕВО отеля короля (grand prevot) — главы службы порядка во дворце, и
- КАПИТАНОВ разного рода гвардейских формирований.

Причем полномочия обер-шталмейстера, главного прево и капитанов гвардейцев распространялись на весь двор.

Регламенты Генриха III не упоминают три главные ОХОТНИЧЬИ СЛУЖБЫ, возглавляемые

- ГЛАВНЫМ СОКОЛЬНИЧЬИМ (grand fauconnier),
- РАСПОРЯДИТЕЛЕМ ВОЛЧЬЕЙ ЛОВЛИ (grand louvetier)
- ГЛАВНЫМ ЕГЕРМЕЙСТЕРОМ (grand veneur)

Активно они не действовали при нем потому, что Генрих III был исключением среди остальных королей — любителей охоты.

Церемониал двора, установленный Генрихом III в 1585 г., имел различные источники происхождения. Во-первых, несомненно, он являлся прямым продолжением французского церемониала прошлых времен и бургундского церемониала, о чем свидетельствует письмо-инструкция Екатерины Медичи Карлу IX от 1563 г., также присутствующее в Регламенте. Согласно этому посланию при Франциске I и Генрихе II уже действовал четкий этикет в отношении королевской персоны, устанавливались определенные часы для подъема короля, публичной церемонии его утреннего и вечернего туалета, решения государственных дел, мессы, обеда, аудиенций, торжеств и т. д. Королева упоминает и более раннюю эпоху, замечая, что Людовик XII (1498-1515 гг.), например, внимательно следил за своим штатом, всегда имея при себе список всех, кто исполнял обязанности при его персоне.
С другой стороны, однако, известно сообщение историка рассматриваемой эпохи, президента Парижского парламента Ж.-О. де Ту, согласно которому церемониал 1585 г. был введен Генрихом III после его беседы с женой лорда Эдварда Стаффорда, английского посла в Париже, леди Дуглас. Король «в деталях воспринял формальности и почтение, с которым относились к королям Англии; например, какое число комнат и передних нужно пройти, чтобы достичь королевских покоев». Лорд Стаффорд, постоянный посол Елизаветы I Тюдор во Франции с 1578 г., был заметной фигурой при французском дворе, а его жена действительно была часто принимаема членами королевской фамилии. Но все же известие президента де Ту очень сомнительно, поскольку английский придворный церемониал был заимствован в 1470 г. Эдуардом IV из Бургундии, почти не меняясь, в отличие от французского, на протяжении XVI в. Уже в царствование Генриха VIII Тюдора (1509-1547 гг.) различия в организации придворного этикета и церемониала при английском и французском дворах были очевидны. Французский двор отличался более упорядоченной структурой, что показал курьезный случай с французским посольством из шести камер-юнкеров в Лондоне. «Проблема протокола» возникла из-за того, что приближенные Генриха VIII, обязанные принимать французов, не нашли соответствующей должности в доме своего короля.

Работа придворных служб начиналась задолго до пробуждения короля.

В ЧЕТЫРЕ ЧАСА УТРА слуги под руководством сменных гофмейстеров убирали все залы королевского замка (Лувра) от мусора и нечистот, которые оставались с предыдущего дня. Генрих III заложил традицию регулярной ночной уборки всех помещений, где жила семья короля. Между четырьмя и пятью часами камердинеры короля растапливали камин и зажигали факелы в королевских апартаментах. В ПЯТЬ УТРА, разбуженный одним из них, король отдавал приказ об открытии дверей своих апартаментов, равно как и дворцовых ворот. К этому времени придворные, в зависимости от значимости их функций в системе двора и знатности, собирались в трех помещениях — ЗАЛЕ ДЛЯ АУДИЕНЦИЙ (chambre d'audience), ПАЛАТЕ ДЛЯ ГОСУДАРСТВЕННЫХ ЗАСЕДАНИЙ (chambre d'Etat) и ПЕРЕДНЕЙ.

По замыслу короля в момент отворения дверей КОРОЛЕВСКОЙ СПАЛЬНИ (chambre royale) первая группа, как наиболее привилегированная, из залы для аудиенций переходила в королевскую спальню, вторая группа — в залу для аудиенций, а третья — в палату для государственных заседаний. Один из камердинеров приносил воду, король умывался; начиналась церемония утреннего туалета короля, которой руководил гардеробмейстер. Ему ассистировали двое слуг, один из которых заведовал ключами от сундуков, где хранилась королевская одежда, другой помогал непосредственно при одевании короля. Из рук первого по знатности и положению при дворе (принца крови, первого барона Франции, главного распорядителя и т. д.) король брал свою сорочку. Здесь же присутствовали дежурный цирюльник и камер-юнкеры, двое из которых подносили королю легкий завтрак, носивший сакральное значение, — хлеб и вино, двое других по завершению туалета вручали шпагу и плащ (если предстоял публичный выход), остальные камер-юнкеры и пажи ожидали королевских приказаний.

После завершения утреннего туалета и приветствия придворных король удалялся в свой кабинет, где заканчивал завтрак и начинал работать с государственными секретарями и другими лицами королевского совета. В это время (или чуть позже) сменные камер-юнкеры убирали королевскую кровать.

ОБЕР-КАМЕРГЕРУ, ответственному за функционирование королевских апартаментов, подчинялся гардеробмейстер со своим штатом портных, обувщиков, сапожников, галантерейщиков, меховщиков, бельевщиков, прочих служащих гардероба короля. Ближайшими помощниками обер-камергера являлись:

ПЕРВЫЕ КАМЕР-ЮНКЕРЫ (premiers gentilhommes de la chambre), затем следовали
СМЕННЫЕ КАМЕР-ЮНКЕРЫ (gentilhommes de la chambre en quartier),
ОРДИНАРНЫЕ ДВОРЯНЕ (gentil-hommes ordinaires)
,
носители благородных должностей — КАМЕРГЕРЫ И ДВОРЕЦКИЕ,

А также прочий обслуживающий покои монарха штат: лакеи, привратники, цирюльники, ковровщики, стекольщики, столяры и т. д.

Обер-камергер контролировал, кроме того, весь многочисленный медицинский персонал дома короля: хирургов, разного рода докторов, аптекарей и др. В начале каждого квартала один из первых камер-юнкеров знакомился со всем «неблагородным» штатом, напоминая служащим об их обязанностях. Дворяне, находящиеся на службе при королевских апартаментах, считались наиболее привилегированными из-за своей близости к королю.

Желание попасть в число этих избранных лиц, ближайшее окружение короля, порождало конкуренцию, взаимную зависть и массу ссор среди придворных. Регламенты Генриха III, определяющие полномочия главному прево, хотя и вменяли ему в обязанность наказывать всех затевающих ссоры, вплоть до смертной казни с согласия короля, нисколько не исключали эти ссоры в будущем. Более того, Генрих III умышленно провоцировал взаимную неприязнь придворных на почве борьбы за королевское внимание, что позволяло ему лишний раз подчеркнуть дистанцию между собой и дворянством и лавировать между соперничающими клиентеллами, контролируя ситуацию при дворе. Так, особую ревность вызывали фавориты короля герцог д'Эпернон и герцог де Жуайез, которым, согласно регламенту 1585 г., было разрешено в любое время входить к королю, где бы он ни находился.

Около ДЕВЯТИ ЧАСОВ УТРА короля предупреждали о том, что все готово для мессы, и в сопровождении камер-юнкеров, лиц высших достоинств и гвардейцев король следовал в дворцовую церковь. Служба, длящаяся временами до полудня, шла под руководством главного раздатчика милостыни Франции, который был главой церковного двора короля. В его ведении находились придворные церковные службы и их штат. По сути главный раздатчик милостыни Франции, как правило, кардинал, был главным духовным лицом всей страны, Примасом Галльским. Ему принадлежало право ставить свою подпись после королевской при распределении церковных бенефициев. Он же следил, чтобы ни один прелат Франции не мог присоединиться без его разрешения ко двору с целью службы. Последнее право было обусловлено тем, что главный раздатчик милостыни Франции имел достоинство епископа двора (eveque de la cour). Кардинал также контролировал парижские больницы, Наваррский коллеж, монастырь Святого Гервасия, приюты и т. д. Его обязанностью было произнесение предобеденной и послеобеденной молитвы в момент королевской трапезы. Далее в иерархии церковного двора следовал духовник короля (confesseur du roi), глава придворной церкви (maitre de la chapelle), руководитель капеллы (maitre d'Oratoir), священники на смене и др. Все они во главе с главным раздатчиком милостыни Франции служили четыре месяца в году.

В ПОЛДЕНЬ первый гофмейстер сообщал королю, что обед готов. Как правило, пять дней в неделю на обеде присутствовали королева и члены королевской фамилии, в остальные дни король обедал один. Регламентом 1585 г. Генрих III приказал устанавливать барьеры во время трапезы, разделяющие стол короля со столами приглашенных придворных, желая тем самым подчеркнуть величие монаршей персоны, ее недосягаемость, но в то же время доступность взору всех присутствующих и прочих любопытных.

За королевским столом распоряжался ПЕРВЫЙ ГОФМЕЙСТЕР, держащий в руках жезл: рассаживал приглашенных королем согласно их достоинству, по его команде менялись блюда специальным штатом ДВОРЯН ПРИ КОРОЛЕВСКОМ СТОЛЕ (gentilhommes servans). Он же руководил церемонией вручения салфетки королю, передавая ее для этой цели королеве или самым знатным дворянам, приглашенным на обед. Во время трапезы приглашались музыканты и звучала музыка.

Регламенты Генриха III не упоминают также старинные почетные службы: главного хлебодара (grand panetier), кравчего (ecuyer ou valet tranchant) и виночерпиев (echancons). Первому гофмейстеру полагалось особым образом контролировать КОРОЛЕВСКУЮ КУХНЮ (bouche), не допуская туда посторонних лиц. Королевская кухня состояла из СЕМИ СЛУЖБ: две из них обслуживали короля и его семью — объединенная, хлебная и винная (gobelet), и собственно кухня; остальные пять работали на весь дом короля (хлебная, винная, фруктовая, дровяная и общая кухня).

В подчинении первого гофмейстера находились также гофмейстеры на смене (maitres d'hotel en quartier), контролеры, глава финансовой службы (maitre de la chambre aux deniers). Король лично перед началом каждой четырехмесячной смены знакомился со всем штатом первого гофмейстера, поскольку речь шла о жизнеобеспечении всего двора.

Королевский обед обычно заканчивался ПОСЛЕ ДВУХ ЧАСОВ ДНЯ разносом фруктов, сладостей и вина. После этого, в зависимости от дня недели, король давал аудиенции (дважды или трижды в неделю), наносил визит королеве-матери Екатерине Медичи и своей жене Луизе де Водемон-Лотарингской, прогуливался, работал в специализированных королевских советах (до четырех раз в неделю).

В ЧЕТЫРЕ ЧАСА ДНЯ он отправлялся к вечерне, которая, как и месса, могла проходить с участием королевы и придворных дам и без них, в зависимости от обстоятельств. Королева располагала собственной часовней и приписанным к ней капелланом. Вечерня продолжалась до ШЕСТИ ЧАСОВ, после чего следовал ужин, и дважды в неделю устраивались балы.

Время от времени двор выезжал на охоту и на прогулки, а также совершал переезды, для чего требовались экипажи и лошади, находившиеся в ведении обер-шталмейстера. Обер-шталмейстер руководил королевскими конюшнями, которых с 1582 г. стало две: малая, находившаяся под руководством первого шталмейстера, и большая. В первой содержались лошади для охоты, во второй — для торжеств и церемоний. При шталмейстерах на смене находились пажи из благородных фамилий, которых обучали верховой езде, фехтованию, боевым упражнениям и правилам дворцового этикета. Генрих III особенно беспокоился о воспитании пажей при дворе, поскольку видел в них следующее поколение придворных, лояльность которых по отношению к королю нужно было воспитывать изначально. В стремлении приручить молодое поколение Генрих III часто требовал, чтобы пажи, а также шталмейстеры на смене сопровождали его в поездках, на церемониях и служили только при его персоне. Обер-шталмейстер был обязан также выделять лошадей и экипажи для иностранных послов, к которым прикреплялся обычно один шталмейстер на смене, непосредственно следивший за тем, что именно им необходимо в данный момент. Вообще, королевские конюшни обслуживала огромная армия конюхов и прочих служителей.

Активная жизнь при дворе затихала к вечеру, когда гофмейстеры на смене зажигали факелы в коридорах и залах дворца и в четырех углах внутреннего двора Лувра. В ДЕСЯТЬ ЧАСОВ ВЕЧЕРА, когда король ложился спать, дежурный КАПИТАН КОРОЛЕВСКИХ ГВАРДЕЙЦЕВ (capitaine de la garde) после троекратного предупреждения криком приказывал закрыть ворота. Ночью королевские покои охраняли гвардейцы под началом КАПИТАНА КОРОЛЕВСКИХ ДВЕРЕЙ (capitaine de la porte), a днем они следили за соблюдением церемониала при въезде во двор Лувра. Регламент 1578 г. определил также обязанности отряда сотни швейцарцев во главе с французским капитаном, которые следили за порядком во дворе и на нижнем этаже дворца. Четыре капитана королевских гвардейцев возглавляли четыреста СТРЕЛКОВ (archers), причем один отряд из ста человек со времен Карла VII оставался шотландским. КАПИТАН ГВАРДЕЙЦЕВ НА СМЕНЕ был обязан присутствовать при открытии и закрытии ворот замка, обладал, наряду с главным распорядителем и главным прево, правом юрисдикции в доме короля, следил за порядком во время публичных выходов монарха, а также организовывал почетный эскорт короля. Однако стрелков на смене было не более двухсот человек, и большинство из них были рассредоточены по дворцу, поэтому короля могли сопровождать два-три десятка человек. Наконец, регламент 1585 г. упоминает постоянный почетный отряд вооруженных топориками дворян в количестве ста человек, которых в смене было не более десяти. Они были обязаны всюду сопровождать короля по его желанию. Летуаль, знаменитый парижский мемуарист, сообщает нам также, что военный дом короля в 1585 г. был усилен «определенным числом вооруженных дворян, окружающих (монарха) денно и нощно» — 45 гасконских дворян, нанятых на постоянную службу. Это стало необходимо ввиду растущей опасности для жизни короля, исходящей от Гизов и возглавляемой ими Католической Лиги, что и побудило Генриха III увеличить охрану своей персоны за счет надежных гасконцев, не связанных с придворными партиями. В это же время была усилена охрана королевы.

Регламенты Генриха III были направлены не только и не столько на возвеличивание персоны короля, но и на поддержку беднеющего и разорявшегося в период гражданских смут дворянства, которое получало постоянное жалованье за службу. В борьбе с Гизами Генрих III пытался избавляться от враждебных ему клиентелл двора. Регламентом 1585 г. запрещалось служить королю и какому-либо иному лицу одновременно. В противном случае монарх был вправе объявлять о замещении вакантного места. Генрих III, как никто иной из монархов, энергично экспериментировал со своим двором, перекраивая его структуру, добиваясь эффективности действия придворного механизма, привлекая к себе друзей и отторгая недругов. Регламенты Генриха III опередили его время, однако созданный им придворный церемониал и рациональная структура двора позволили добиться эффективного управления столь сложным социальным механизмом, особенно в мирный период 1577-1585 гг., и соответственно значительно укрепить позиции короны и стабилизировать политическое состояние Франции. Двор французского короля стал функционировать как социально-политический институт, от которого непосредственно зависел внутри- и внешнеполитический курс страны. Он превращался также в культурный центр Франции. Во многом это была заслуга Генриха III, чьими регламентами руководствовались все последующие французские монархи. Однако не в силах этого короля было предотвратить собственную гибель и последующий распад ренессансного двора.

Шишкин В.В., КОРОЛЕВСКИЙ ДВОР И ПОЛИТИЧЕСКАЯ БОРЬБА ВО ФРАНЦИИ

0

2

Коротко и сжато:

Королевская свита подразделялась на:

- ЛИЧНЫЙ ШТАТ КОРОЛЯ («гражданский дом»)
- ВОЕННУЮ СВИТУ

В «ГРАЖДАНСКИЙ ДОМ» входили:

- придворное духовенство
- придворные повара
- придворные камердинеры
- квартирмейстеры
- конюшие
- почтмейстеры
- ловчие
- егермейстеры
- церемониймейстеры
- постельничие

ЦЕРКОВНЫЙ ШТАТ состоял из:

- Grand aumonier de France (Главный раздатчик милостыни. Высшее духовное лицо при особе короля, державшее под своим контролем все, что относилось к области культа)
- главного духовника короля
- исповедника

Духовники, служившие посменно, должны были присутствовать при пробуждении короля и при его отходе ко сну, а также при всех службах, где он бывал; они подавали ему святую воду, а во время божественной службы держали его перчатки и шляпу; перед королевской трапезой они читали молитвы. Помимо этого были еще капелланы, клирики, причетники королевской часовни, ризничий и большое число военных капелланов.

К КОРОЛЕВСКОЙ КУХНЕ было прикреплено целых семь придворных служб:

- чашники, кравчие, виночерпии;
- королевские повара;
- стольники;
- хлебодары;
- дворцовые повара;
- старшины дровяного двора;
- распорядители хранилища фруктов.

В каждой службе были высшие чиновники и подчиненные. К первым относились дворецкие, главный хлебодар, главный виночерпий, главный стольник, постельничие и т. д. В их задачу, среди прочего, входило закупать товары со скидкой у придворных поставщиков. По понедельникам, четвергам и субботам они проводили собрания, на которых подсчитывали дневные расходы.

Среди камергеров существовала своя иерархия; им подчинялись пажи и слуги обоего пола. К приемной короля были приставлены три привратника; при спальне служили камердинеры и камер-лакеи. Распорядитель королевского гардероба имел в своем подчинении нескольких старшин, слуг, носильщиков, а также купцов и ремесленников, обеспечивавших короля одеждой. Помимо этого, короля обслуживали цирюльники, брадобреи, личные врачи, хирурги, аптекари; особый дворянин выносил королевский ночной горшок. При кабинете состояли секретари, курьеры, библиотекари, печатник, переплетчик, хранитель планов, карт и чертежей, чтецы и переводчики.

На королевской службе находились мебельщики, обойщики, часовщики, полотеры, грузчики, переносившие мебель во время переездов, носильщики, погонщики и разнорабочие. Особые должности были предусмотрены для присмотра за королевскими животными, комнатными собачками и птицами;

Для выездов на охоту существовали ловчие, сокольничие, псари, доезжачие, конюшие – огромный штат слуг с четкой специализацией: охота на косуль, кабанов, волков, зайцев, цапель, ворон, куропаток, уток…

Всем королевским двором ведал главный распорядитель;

Для торжественных случаев были также предусмотрены герольдмейстер, герольды, конные и пешие пажи, оруженосцы и придворные музыканты. Организацией переездов и путешествий занимались квартирмейстеры, фурьеры, вестовые, капитан проводников и его подчиненные.

В ВОЕННУЮ СВИТУ входили:

- четыре роты личной охраны
- «сто швейцарцев» (парадная гвардейская рота)
- дворцовая стража, жандармы, легкая кавалерия
- французские гвардейцы
- швейцарские гвардейцы

0


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » ­Без гнева и пристрастия » Придворные должности