Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » ­Без гнева и пристрастия » Развлечения для благородных: охота


Развлечения для благородных: охота

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

http://forumfiles.ru/files/0012/71/6d/66295.jpg

РАЗВЛЕЧЕНИЯ ДЛЯ БЛАГОРОДНЫХ: ОХОТА

Страсть доминирующего класса, охота, без сомнения, была чем-то большим, нежели игрой. Редко можно было встретить дворян, которые, наслушавшись проповедников и богословов, вдруг соглашались устраивать ее пореже. Тому имелось слишком много причин. Охота являлась монополией их социальной группы; никаких других возможностей действовать в их легкомысленной жизни почти не было, не говоря уж о необходимости поддерживать собственный статус, организовывая грандиозные экспедиции со сворами псов и прочими атрибутами великолепия.

Мы видим, что гранды и не такие уж гранды, простые бароны, без устали затевали подобные предприятия, часто уделяя им гораздо больше внимания, чем своему положению. Долина Луары усеяна замками по разным причинам, но в их числе есть и такая: каждая из этих огромных усадеб была, прежде всего, охотничьим домиком. Ведь, по признанию самих благородных участников, эта страсть приносила целительное забвение: если король был ими недоволен, они покидали двор и отправлялись охотиться на своих землях. Если их сыновья влезали в долги, они могли забыть о печалях в компании псов и лошадей; даже если они сами разорялись, то уж самое необходимое — двух коней и одну маленькую свору собак — они старались сохранить, чтобы не лишиться общества своих более удачливых соседей.

В том, что игра стоила таких жертв, никто не сомневался: галоп всадников, украшенных лентами, через лес, изгороди и овраги; деревни пересекали словно вихрь, под лай собак и гул фанфар, который отражало эхо, с улюлюканьем, и, наконец, с разделом жертвы — эти долгие скачки, упорядоченные, как церемония, до малейшей детали, были воистину королевским развлечением. И дорогостоящим: знаменитые ловчие, чья жизнь казалась сплошным улюлюканьем, старые конюхи, связанные семейными узами со своими хозяевами, собачьи своры, сторожа охотничьих угодий требовали больших денег, и немногие дворяне действительно могли себе это позволить. Большие своры в 90 собак оставались редкостью. Но даже мелкий дворянин, у которого не хватало денег на приданое дочерям, оставлял себе крошечный лесок, в котором его личный егерь приветствовал его, сняв шляпу.

Во Франции, все еще покрытой лесами, охота оставалась времяпровождением по преимуществу для благородных, не столько развлечением, сколько истинной страстью, как турниры, самая любимая дворянами часть многих праздников. И та и другая деятельность требовала смелости, напоминая об пьянящих радостях битвы и о традиционных добродетелях человека с мечом, о выдержке и отваге.

0

2

(Из книги Виолле ле Дюка "Жизнь и развлечения в средние века", но множество моментов остались неизменными, так что всё-таки будет любопытно)

Охота (chasse) - излюбленное занятие феодальной знати.

Псовая охота всегда была привилегией высших классов, поскольку для ее проведения требуются лошади, конюхи, собаки и соответственно — снаряжение, что стоило очень дорого. Феодалы, присвоив себе право охоты, держались за него более, чем за что-либо, последние остатки этих привилегий исчезли только в конце XVII в.

Охота с ловчими птицами, существовавшая среди мелкого провинциального дворянства еще при Людовике XV, хотя тогда она почти не была в обычае знатных вельмож, во Франции восходит к довольно отдаленным временам. Этот вид охоты, очень популярный на Востоке, вероятно, появился во Франции в те времена, когда контакты Запада с Восточной Римской империей стали прочнее. В Германии такая охота, видимо, известна с IV в. Достоверные сцены этой охоты содержат памятники с XI в. На ковре из Байе Вильгельм и Гарольд — верхом с птицами на руках.

Один из самых старых памятников средневековья, где представлены охотники, одетые на особый манер, — тимпан двери церкви Сен-Юрсен в Бурже, датируемый около 1140 г. На этом барельефе — конные и пешие ловчие травят оленя и кабана.

Самый старый из трактатов об охоте, написанный на французском языке — «Книга о короле Модусе и королеве Рацио» [66]. Неизвестный автор трактата жил в начале XIV в. Обширные сведения о разных видах охоты, которые приводит автор, доказывают, что с тех времен правила и обычаи в охотничьем деле не изменились или, вернее, — с тех пор все только приноравливались к этим обычаям и законам.

В «Книге о короле Модусе» есть описание способа «prendre а force», т. е. травли так называемых «пяти красных зверей», к которым относятся олень, оленек, (маленькая, размером чуть больше зайца лань, водившаяся в лесах Европы, истребленная еще в средние века) лань, косуля и заяц, и травли «пяти черных зверей»: кабана, свиньи, волка, лисы и выдры. После этого автор обращается к способам загона в сеть (au filet à biussonner) «красных зверей» — оленей, ланей и косуль, а также «черных», таких, как волк и кабан; и загона в сеть или в яму лисиц и зайцев.

Красивый рассказ об охоте на кабана есть в «Романе о Гарене Лотарингском» [84]. Этот рассказ представляет большой интерес, поскольку он знакомит со многими охотничьими обычаями и показывает, какое значение дворянство придавало этой привилегии.

Герцог Бег де Белен выступил рано утром в сопровождении свиты из дворян, одетых в охотничьи котты, высокие сапоги с золотыми шпорами, с охотничьими рогами на шеях и рогатинами в руках, со сворой из десяти собак.

Собаки быстро чувствуют зверя и рвутся вперед. Охотник обнаруживает следы кабана, который рыл землю рылом в поисках корней и червяков. Герцог подзывает своего псаря Брошара, чтобы тот спустил ищейку. Перед тем как пустить собаку по следу, герцог ласкает ее, проводит рукой по бокам и ушам, «дабы одушевить». Ищейка берет след и приводит охотников к роднику меж вывороченных дубов. Здесь внезапно из своего логова выскакивает кабан, разворачивается и вспарывает ищейке живот одним ударом клыков. Герцог Бег, который «и за тысячу марок золота не хотел бы потерять свою собаку», выступает вперед, подняв рогатину; но зверь убегает.
Более десяти рыцарей слезают с коней, чтобы измерить следы его копыт. Размеры зверя поражают. Кабан направляется к урочищу Годимон, где он был вскормлен. Но свора собак не дает ему передышки. И кабан выходит из леса, бежит по чистому полю добрых 15 лье (более 60 км). Охотники теряют след, многие не могут продолжать преследование. К девятому часу дня пошел мелкий дождь. Почти все охотники возвращаются в Валансьен. Только герцог все еще преследует зверя. Он прячет двух собак себе в плащ, чтобы они отдохнули, и ставит их на землю в перелеске, где кабан наконец остановился. Собаки нападают на него; свора, привлеченная лаем, окружает загнанного «черного зверя».

Кабан увидел собак, выпучил глаза и стал громко фыркать. Собаки налетели на зверя, но ему это то же, что «укус вши». Могучими движениями он сбрасывает их на землю, грозя искалечить. Раздраженный, Бег кричит: «Ах, свинячий сын! Мало того, что ты оставил меня без моих людей...»
Герцог решительно приближается к вепрю с рогатиной на близкое расстояние — «буквально на дюйм (палец) от него, и правой рукой сердце ему поразил, сквозь его спину острие (лезвие) пропустив». И из раны хлынула кровь, и три собаки бросились ее лизать, «таким образом утолив свою жажду». Герцог Бег и его псы в изнеможении падают рядом с тушей поверженного кабана...»

При чтении поэмы раскрывается много интересных фактов. Кроме подробностей, относящихся к охоте, видно, что леса тщательно охранялись и то, что сегодня называется браконьерством, сурово каралось. Права на охоту в одном и том же лесу могли принадлежать нескольким дворянам.

В памятниках изобразительного искусства до XIV в. не встречается изображений охотников в специальной одежде. Но в XIV в. можно обнаружить некоторые материалы на эту тему. Прекрасным источником в этой связи является «Книга об охоте» Гастона Феба [10*], графа де Фуа (1331—1391), прозванного Фебом за светлые волосы. Рукопись эта хранится в Национальной библиотеке Парижа и датируется последними годами правления Карла V (1364—1380). Она украшена превосходными миниатюрами, изучая которые, можно получить интересные сведения об искусстве псовой охоты, а также об обычаях и одежде охотников того времени.

В трактате Гастона Феба имеется глава, названная «Рассуждения об аланах и всей их природе», рассказывающая о собаках. Различается несколько пород охотничьих собак. Считаем полезным привести несколько отрывков из этой главы.

«Алан — это природа и манера поведения собак, и одни из них именуются аланами благородными, другие же — аланами, катающимися в грязи (alans veautres).[80] Вторые — это аланы-мясники. Аланы благородные должны быть по сложению точно, как борзые, — во всем, кроме головы, которая должна быть толстой и короткой, а что до масти, то правильная масть хорошего алана обычно белая безо всяких пятен вокруг ушей. Глаза очень маленькие и белые, ноздри беловатые, уши же прямые И остроконечные, которые обрезают. Алана надо натаскивать больше, чем любое другое животное, потому что он способен причинить зла больше, чем другие. Кроме того, аланы своевольны и легкомысленны по природе и не имеют того здравомыслия, которое есть у большинства других собак. Если кто скачет на лошади, они охотно гонятся и за ним, и за быками, либо овцами, либо свиньями, либо другой скотиной, или же за людьми, или за другими собаками. Ибо я видел алана, каковой убил своего хозяина. И во всех отношениях аланы имеют дурные наклонности, и суть самые шальные и легкомысленные изо всех пород собак. И никогда не видел я из них троих благовоспитанных и кротких, ибо настоящий алан бежать должен как борзая и, кого настигнет, вцепиться должен и держать не отпуская; ибо алан по натуре своей имеет хватку сильнее, нежели три борзые из лучших, каковых найти можно, И потому это самая лучшая собака, каковую можно держать, чтобы нагнать любого зверя и держать его... Добрый алан должен любить своего хозяина и следовать за ним, и помогать ему во всякой работе, и делать, что он прикажет, что бы сие ни было... Другая порода аланов — катающихся в грязи — ничем не напоминает по стати безобразных борзых; у них толстые головы, толстые губы и большие уши, и с ними очень хорошо охотиться на медведей и вепрей; ибо они имеют хватку сильную по своей природе... и берут на охоту их вместе с борзыми, кто хочет успеха, ибо, напав на зверя, аланы хватают его за шею и вцепляются, но сами по себе не удержат зверя, если ранее его не затравили борзые. Потому всякий, кто хочет на медведей и вепрей охотиться, должен иметь и аланов, и борзых, и грязных (мясников), и сторожевых, ежели прочих иметь не может».

Автор рукописи говорит также и о внешнем виде аланов. Сложением эти животные напоминают т.н. датских догов. Что до гончих, то их изображают короткомордыми, с длинными ушами, сильными лопатками и мохнатым хвостом.

В XIV и XV вв. богатые дворяне стремились сделать охоту настолько роскошной, насколько могли. Правитель Милана Бернабо Висконти (ум. 1395 г.) имел свору в пять тысяч собак для охоты на кабана, Этот вельможа приказывал карать смертью крестьян, изобличенных в убийстве хоть одного из диких животных.

Король Карл VI издал в 1396 г. ордонанс, подписанный в Париже, которым запрещалось заниматься охотой всем лицам неблагородного происхождения. Охотничий двор его брата Людовика, герцога Орлеанского, состоял из «одного обер-егермейстера (maître veneur); десяти пажей по псарне, двое из которых особо состояли при борзых; девяти псарей и двух бедных слуг, каковые не имели никакого жалования и спали по ночам вместе с собаками». Эти слуги получали только одежду. «Свора насчитывала девяносто девять гончих собак, девять ищеек и тридцать две борзые собаки по оленю, не считая собак на кабана, а также комнатных борзых и сторожевых его высочества» [14]. Собаки были предметом особой заботы — их отправляли в паломничество, им посвящались мессы.

Фруассар пишет [34. L. 1. Ch. CXXI], что Эдуард III, находясь в 1359 г. во Франции со своей армией (король Иоанн в это время был в плену), имел в своей свите «тридцать сокольников конных, птицами нагруженных, да добрых шестьдесят пар собак крепких и столько же борзых, с каковыми каждый день ходил на охоту».

Герцоги Бургундские обладали самыми многочисленными охотничьими дворами: «Шестеро пажей псарных при гончих, шестеро при борзых; двенадцать младших пажей псарных, шестеро управляющих псарями; шестеро псарей при борзых, двенадцать псарей при гончих, шестеро псарей при спаниелях, шестеро при малых собаках, шестеро при английских и артуаских собаках».

+1


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » ­Без гнева и пристрастия » Развлечения для благородных: охота