Vive la France: летопись Ренессанса

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Главное, чтобы костюмчик сидел. Долина Луары, сентябрь 1575


Главное, чтобы костюмчик сидел. Долина Луары, сентябрь 1575

Сообщений 1 страница 17 из 17

1

Шарль де Коссе, Арман де Вогюэ, Дидье и др.

0

2

Несколько дней назад граф де Коссе выбил у Его Величества поручение: навестить ставку королевской армии, лично переговорить с Гизом и доложить положение вещей в Париж. Поручение ответственное и почетное, знак доверия. Сын маршала считал, что его место - там, в полях, в лагере, подле Гиза, который сейчас защищает внутренний покой Франции и противостоит надвигающемуся мятежу. Однако король полагал иначе. Он не желал оставлять Париж пустым и обнажать свой трон. Ему нужны были люди и в столице как на случай обострения ситуации, так и для того, чтобы сохранять обычное течение жизни при дворе. Словом, настроение для пребывания в Париже еще никогда не было лучше. Никогда еще город, который Коссе любил, не казался ему таким пустым и никчемным. Однако не только и не столько амбиции влекли главного сокольничьего прочь из столицы. Были на то личные причины. Его мысли были не здесь с тех самых пор, как отбыл кортеж королевы-матери. Спустя каких-то несколько дней он ощутил такую волчью тоску и такое непреодолимое желание увидеть дорогое ему существо, что решил для себя: необходимо найти возможность и вырваться отсюда. Три десятка лье. Каких-то несколько часов пути!
Миссия прошла успешно. Многое было сказано лично, на словах. Естественно, что в такое время и с таким поручением было бы безумством разъезжать по дорогам вдвоем или даже втроем. Графа сопровождал небольшой отряд из его людей, вооруженных до зубов, и нескольких отличных шпаг, которые стоили десятка. Письмо и несколько карт с отметками, сделанными рукой герцога, Коссе разделил между остальными участниками отряда и отправил всех в Париж, чтобы на следующее же утро представить королю. При себе оставил лишь пару самых верных слуг. Раз он пуст и бумаги уже на пути в столицу, то рисковать или нет - его личное дело. К дьяволу спешку. Он попадет на королевскую аудиенцию завтра в полдень, как и расчитывал, и не часом раньше. Раньше его и не ожидали. Ночь в его распоряжении и его дело - провести ее на постоялом дворе или так, как того хочет он.

Достаточно отклониться с основного пути, свернуть с главной дороги, что соединяет Париж и Анжер, и в течение получаса достигнешь Шамбора. Однако то, что потомок маршала, добравшись, увидел, почти повергло его в отчаяние. Дофин, подобно Нерону, явно полагал, что все стремятся покуситься на его персону, так что охотничье поместье сейчас напоминало военный лагерь. Пробраться туда незамеченным было решительно невозможно. Только лишь стены отделяли графа от цели - руку протяни... И что ж теперь? Всё напрасно? Ждать ее возвращения, которое еще неизвестно, когда будет? Сколько же еще они не увидятся? Дьявольщина! Что за глупость! Молодой человек лихорадочно передумал сотни различных способов. Все они оказались невыполнимыми. Он лишь глупо подставится. Хотя бы передать записку... Не с кем. Только солдатня орет песни.
К Шамбору он несся так, будто оседлал Гиппогрифа. Теперь от радостного нетерпения не осталось и следа. Сумерки постепенно сгущались. Никто не любит проигрывать и Коссе не был исключением. Он привык всегда исполнять задуманное. Привязанный в зарослях конь встретил хозяина тихим сочувственным ржанием. Граф вскочил в седло мрачнее тучи. Нет, проводить ночь в дороге он не станет.

- Здесь недалеко поместье моего старого приятеля. Переночуем там, - рявкнул он своим людям и копыта вновь дробно застучали по дороге, однако уже в ином направлении.

0

3

Жизнь в провинции течёт настолько размеренно, что волей-неволей становится предсказуемой. Куры не несутся, коровы не доены, козы по ночам блеют… даже кобыла и та брыкается! Но ты настолько к этому привыкаешь, что это становится очевидным. Давеча у старшего выпал уже третий зуб, у среднего они только-только начинают резаться, а младшей всего несколько месяцев от роду. Орёт как резанная по ночам! Справедливости ради, хоть один элемент сюрприза – девочку Арман никак не ожидал. Первые минут пять он испытывал ступор и шок, затем осушил разом полкувшина домашнего вина, прошёлся по комнате, осушил вторую половину кувшина и всё в конечном счёте показалось не так уж грустно… Словом, обычная жизнь провинциального помещика.
Однако вести разносятся на удивление быстро. Тем паче, если они не связаны с повседневными заботами. Внезапное появление одной из самых дурных и одновременно непредсказуемых особ королевской крови уже успело обрасти невероятными слухами и подробностями. Некоторые отважные дамочки даже устраивали вылазки, дабы лично убедиться, так ли страшен герцог, как его описывает молва. Арману же до этих сплетен не было бы никакого дела, но примерная жёнушка приносила каждый вечер новую горсть. Чаще всего он подкатывал глаза или снисходительно улыбался. Чем бы жена не тешилась, лишь бы к конюху не бегала. Когда ему прислали два приглашения на званый приём в честь приезда королевы-матери, Арман сперва подумал, что неплохо было бы развеяться, но в суете домашних забот как-то о них и вовсе позабыл. Вот и сейчас он склонился над очередной кипой бесполезных бумаг, но неожиданный стук в дверь так и не позволил графу сосредоточиться. Слуга доложил о неожиданном визите некоего господина. Граф был удивлён, ведь в их глушь редко кто захаживал без приглашения и предварительного уведомления, однако увидев этого господина собственными глазами, он буквально потерял дар речи, прежде чем успел наградить его крепкими мужскими объятьями:

- Шарль, друг мой! Какими судьбами? – он пристально рассматривал старого друга, которого не видел уже слишком давно, – а ты изменился! В плечах раздался! Ты хоть в двери-то пролезаешь?

0

4

Коссе от души ответил на это крепкое объятие. Смерть Христова, как приятно слышать и произносить это простое "ты"! Вогюэ был из той породы, которая тогда еще не до конца вымерла и на которой держалась Франция.
- Черт возьми, как же я рад тебя видеть, старик!
Безупречно честный, он бы скорее отдал Богу душу, чем нарушил слово. Преданный долгу, умел драться как бешеный, до последней капли крови. Такой не сдаст, всегда прикроет спину. Такой никогда не попрекнет оказаной услугой и сам в долгу не остается. Открытый и жизнерадостный, Арман был душой компании и смеялся, когда ему было смешно, а не тогда, когда было нужно. И был у сеньора де Вогюэ один серьезный недостаток, недопустимый для куртизана: он никогда не мог удержать при себе правду и не боялся ее высказывать. Двойная мораль придворной стихии так противоречила его натуре, что при всех своих талантах, будучи хорошо образован, он совершенно осознанно предпочел карьерным возможностям жизнь провинциального дворянина и, похоже, не жалел об этом. А Коссе почитал за честь пожать ему руку и называться его другом.
Кто-то полагает людей такого склада простаками. Граф де Бриссак считал, что если это и простота, то ничто не достойно большего уважения. Когда у тебя чистые руки, когда ты можешь спокойно спать и точно знаешь, что ты ответишь на вопрос своему сыну, прямо глядя ему в глаза, есть ли еще что-то, чего можно желать?

- Ничего, у тебя двери широкие, - хохотнул молодой человек, когда хозяин получил положенную порцию крепких шлепков по плечам.
- Говоришь, это я-то изменился? А вот ты ничуть. Где солидность? Где животик, который подобает иметь почтенному помещику? - разомкнув, наконец, объятия, Коссе слегка ткнул пальцем в поджарое брюхо друга, - Это мы при дворе носимся без устали подобно борзым в постоянном напряжении, а у тебя здесь рай земной. Тишина, покой...

0

5

Арман был настолько счастлив видеть старого друга, что сам, несмотря на свой приземистый рост, втолкнул его в комнату и наградил крепкими мужскими объятьями:
- Чёрт подери, старик! Не представляешь, как я рад! Эхх, жаль, что ты не написал, я бы подготовился! Жееена… - крикнул он вглубь комнаты, откуда показалась миловидная крепкая дама с походкой переваливающийся уточки. На руках она держала маленького ребёнка, который что-то мило пищал.
- Гляди, какая красавица! Скоро уже два месяца – Арман взял дочку на руки и показал Шарлю. Малышка сладко зевнула и показала розовое нёбо.
- Что же ты всё никак не женишься? – посетовал Арман, с лёгкой укоризной поглядывая на старого друга – помнится, несколько лет назад собирался… Разбежались? Понимаю – сочувственно протянул он и перевёл взгляд на жену:
- Дорогая, приготовь всё что нужно. Главное, не забудь грибочки! Ох, какие отменные грибочки вышли в этом году! Объедение! И распорядись, чтобы непременно подали мясо! Представляешь – восхищено произнёс Арман – неделю назад брал старшего сынишку на охоту. Такого кабана завалили! Эхх ты, сидишь в своём Париже жизни не видишь! У вас и кабаны не водятся, и вино поди разбавляют… Тоска…

0

6

Этот дом показался молодому человеку полной противоположностью окружающему миру - этакий крепкий ковчег, которому никакого дела нет до ревущего житейского моря за стенами. Тут свои законы, свой вековой порядок. Тут живут так, как жили при отце, дедах и иных славных предках этого древнего рода, чьи портреты развешаны на втором этаже, где находятся господские покои и куда они поднялись по узкой винтовой лестнице. Парадокс, как старый форпост можно сделать столь исполненным уюта? При входе, пока Коссе ожидал хозяина, ему подали полотенце, чтобы отереть руки и освежить лицо с дороги. От полотенца тонко тянуло сушеной лавандой и, ей-Богу, графу стало даже как-то неловко за то, как разит свежим лошадиным потом от принятого слугами дорожного плаща. Будто он в сапожищах да по ковру... Правда, это чувство напрочь исчезло, стоило ему ощутить медвежью хватку Армана на своей шкуре. У таких предложение чувствовать себя как дома это не пустая дань вежливости.
- Сударыня, - гость поприветствовал хозяйку, - прошу покорно меня простить за нежданное беспокойство.
- Да я тут у вас проездом и внезапно, - оправдался он, когда баронесса шариком укатилась хлопотать, - и уж поверь, непременно написал бы, выпади малейшая возможность как следует погостить. Наших с тобой воспоминаний хватит не на одну неделю, а здешняя охота просто мечта. Однако ты же понимаешь, не все такие счастливцы, как ты, старина. Парижская суета почище любой трясины. Она если уж засосала, то так просто не отпустит. И все же, как видишь, проезжая мимо, я просто не мог не заглянуть. Не обессудь, нынче я лишь до раннего утра, меня в Париже ждут. Но я клянусь исправиться. Зато я привез вам ворох столичных новостей и можешь меня вывернуть наизнанку с потрохами.

Ты, я вижу, стал изрядным семьянином, - граф перевел взгляд на младшую представительницу рода. Забавная девчушка, как раз с такой можно ангелов на фрески писать. Он коснулся ступни размером с его мизинец. Ступня шевельнулась. Как живой человек может быть такого размера? ЧуднО. Коссе-то, конечно, было куда привычнее видеть Армана с аркебузой, чем с ребенком на руках.

- Вы тут с лихвой выполняете господень завет человеку, плодитесь и наполняете землю. Дай вам Бог. Однако, как знать, как дальше сложится жизнь. Когда-то и я буду учить сына держаться в седле. Благой пример ты мне показал, дело за малым - жениться и сделать наследника.

Да, несколько лет назад собирался. Память у тебя что надо, - усмехнулся молодой человек, - жизнь штука сложная. Тогда не сложилось. Зато если теперь все выйдет так, как я хотел бы, то это будет скорее, чем ты можешь подумать и прогремим на всю Францию, черт меня подери. Однако, это долгая история. Конечно, мне за тобой теперь не угнаться, зато есть к чему стремиться.

0

7

Всё-таки чертовски приятными порой бывают неожиданности! Однако, Арман не просто был рад видеть старого друга, но и слишком хорошо его знал. Он невольно подметил некоторые детали вполне невинного обмена любезностями, сложил их воедино и понял, что без разговора по душам не обойтись.
- Что же мы всё стоим и стоим на пороге? Оставь эту тоску в глазах, друг! У нас ещё будет время взгрустнуть, могу смело тебя заверить! – Арман хитро подмигнул. В его голове уже созрел коварный план.
Ужин в провинции – это особое таинство, которое иной раз и не придётся по вкусу искушённому горожанину, но те счастливчики, кто оценил его по достоинству не устают благодарить судьбу. Стол тонул в изобилии: красные бока поздних, пока еще крепких яблок, добротные куски свежеиспечённого хлеба, а во главе стола тушёный ягнёнок с травами. На сладкое услужливой супругой были поданы румяные пирожки с малиновым вареньем.
День окончательно уступил место вечеру, на небе появились первые звёзды. Самое время для длинных разговоров.
- Послушай, друг – вкрадчиво начал Арман – у меня есть предложение, от которого ты не сможешь отказаться!
На столе появился увесистый кувшин.
- Представляешь? Нашего собственного приготовления, по старинному рецепту!
Смородиновая! – Арман лично разлил наливку, не давая гостю опомниться:
- Ну-с…. За нас! – с этими словами бокал был осушён до дна, а потом ещё и ещё один.
- Вот теперь выкладывай новости. И еще... Скажи, а ты счастлив? Самое главное – встретить правильную бабу. Не просто ту, которая делит с тобой постель, следит за домом и рожает детей, а….что-то более… ну, понимаешь? – хмельной взгляд – кстати, а куда запропастилась твоя беленькая? Как ты называл её? Рыбка? Я запамятовал! Эххх, пустая голова!

0

8

- Клянусь папской печенкой, вот это роскошество! - граф охватил взглядом стол и тут же почувствовал себя в стенах города, который осаждают уже добрых полгода. Изыски придворных пиров не выдерживали сравнения с этой аппетитной простотой. Жеманница, у которой на физиономии дюжина сетье белил и пудры, так же никогда не сравнится с природной красоткой. Кот в мешке: никогда не поймешь, ровная ли у нее кожа и какого цвета, смуглая или как сливки.  Как же приятно отбросить церемонии!
- Я тебе искренне завидую, - с набитым ртом признался молодой человек, - ты тут не слышишь и половины грозовых раскатов. А та меньшая половина, что слышишь, тебя не волнует. Правда, я подозреваю, что ненадолго. Его Высочество нуждается в людях, а он мастер обещать золотые горы. Королева-мать примчалась как на крыльях, чтобы образумить сынка. Я только что оттуда. Вернее, из окрестностей. В опасной близости от твоего гнездышка змеиное логово образовалось.
Что же до женщин... Все куда проще, чем ты думаешь, - Коссе нахмурился, - то есть, сложнее. Беленькая, черненькая, какая к дьяволу разница. Я давным-давно нашел, что искал. А знаешь, что самое смешное? Что она здесь. За этими чертовыми стенами. При мадам Екатерине. Приволокла сюда, с собой. И только Богу известно, когда окажутся опять в Париже. Как я уже сказал, Франсуа далеко не дурак, чтобы вестись на посулы. Бюсси, разумеется, при нем. И уж он мира не допустит, это к гадалке не ходи, - столешница содрогнулась от мощного удара кулака, наливка приятно обожгла глотку.
О том, что именно эта причина заставила его сделать крюк и не нестись прямиком в Париж, Шарль разумно промолчал. Во-первых, чтобы не обижать славного хозяина этого дома, а во-вторых... во-вторых, Арман достаточно проницателен, чтобы догадаться и без слов. Совестно, очень совестно долго не заглядывать к добрым друзьям, даже если поддерживаешь переписку. Однако сейчас, сидя за одним столом с Вогюэ, глядя в его открытое лицо, вольготно вытянув ноги и слушая треск камина, сокольничий ловил себя на мысли, что был здесь только вчера. И потом, истинный друг никогда не попрекнет тем, что тебя долго не было. Он просто рад видеть тебя. В этом Коссе уже убедился.

0

9

- Ну так что ж, не все сидеть подле жениной юбки, - молодой помещик хмыкнул. Умение иногда посмеяться над самим собой не раз выручало Армана. Но только самому над собой. Другим это удавалось не так успешно: те, кто когда-то пытался, обычно умирали.
- Если будет нужно, то моя шпага не заржавела со времен Ла-Рошели, - уверил он друга, - Пусть даже поляки тогда переманили у нас Монсеньора и не дали нам как следует закончить дело, пусть пришлось заключить мир, а всё-таки мы хорошенько наваляли этим гугенотам! - при этом воспоминании в глазах Армана вспыхнули огни, спина распрямилась, а кулаки сжались, как будто он не в удобном кресле в сорочке сидел, а в седле и в кирасе, и будто боевой конь храпел под ним и рвался вперед, разя врага копытами. Ладони даже зачесались.
- Мы с тобой еще поедим из одного котла подле палаток, дружище. Ну а пока... Пока идем-ка.
Арман поднялся из кресла, кубок поставил на стол и узкими коридорами повел гостя к господской спальне. Небольшая комната была обставлена скромно, ничего лишнего: камин, чтобы не замерзнуть, древний гобелен на стене, пара кресел, комод да большая кровать с двумя подушками. Видимо, супруги не обращали внимания на обычай и делили эту спальню на двоих. А еще внимание привлекал большой сундук с резной крышкой. В такой, если постараться и утрамбовать получше, поместится целый скотный двор; а еще на таких часто спит прислуга.
- Кажется, знаю я, чем помочь твоей кручине, - заявил Вогюэ и поднял тяжелую крышку. Петли жалобно скрипнули, а хозяин дома с головой зарылся в сундук, только время от времени на постель летели платья, рубахи и штаны.
- Вот! - наконец, довольный собой, он вытащил с самого дна на свет Божий нечто, а вернее, колет. Лет двадцать пять назад такие были на пике моды и сейчас красовались на портретах знати времен Генриха Второго. Молодой человек встряхнул вещь, поднял тем самым клуб пыли и громко чихнул.
- Дьявольщина! Что за пепел на Помпеях? Прислуга должна была все перетряхнуть, а жена обычно всё проверяет, но видимо не успела. Сегодня сделаю горничной втык. Вот! - снова повторил он, разворачиваясь, и сияя улыбкой от уха до уха продемонстрировал свою находку другу.

0

10

- Да погоди! Жестоко отрывать вот так скоро от такого нектара. Это кощунство, между прочим! Куда?.. - проворчал Шарль и спешно покончил с очередным бокалом наливки. Друзья порядком опустошили стол и голод утолили, но оставалось еще порядочно вкуснятины. Куда его ведет Арман, наш герой знать не знал, а потому поворчать-то поворчал, но покорно последовал за хозяином. Может, там что-то действительно стоящее: птицы, новые борзые, или тот заскучал и приглашает его поразмяться в фехтовальном зале? Так после еды это не самая лучшая идея, а значит, вряд ли. Манипуляции друга подле сундука совсем обескуражили сына маршала де Бриссак.
- Нет у меня никакой кручины и причем тут твой сундук? Или подобно бродячим фокусникам и трюкачам ты хочешь меня развлечь какой-то диковиной? - хотел спросить он, но то, что извлек, наконец, из сундука его боевой товарищ, лишило сокольничего дара речи.
- Святая Пятница, как говаривал, бывало, король-еретик, - простонал Шарль, - старик, ты что, оторвал меня от барашка и от наливки твоей супруги, чтобы по моде приодеть? Ты варвар. Что это?
Хоть ты тресни, смысл затеи Армана все еще ускользал от него. Единственное что - зловредная пыль заставила громко чихнуть и его тоже.

0

11

- Сам ты варвар, - притворно обиженно заметил Арман, - вообще-то, я тебя спасаю. Нет, не скрою, что отменная наливочка моей дорогой супруги сделает своё дело, но тем не менее, её будет слишком мало. Во! – с гордостью молодой мужчина извлёк со дна сундука нечто, больше напоминающее мешок для зерна. Немного отряхнув и расправив смятый кусок ткани, Арман лёгким движением руки превратил нечто в шляпу.
- Вот дьявол! Где же перо?? Погоди-погоди, дружище, без пера никак нельзя! – он зарылся в сундук почти по пояс и через минуты три выудил немного осыпавшееся гусиное перо ярко-красного цвета. Немного повозившись, молодому помещику удалось приделать перо к шляпе. Он критическим взглядом осмотрел своё «творение», остался доволен и надел другу на голову.
- Красааавец! – восхищённо протянул Арман, подводя графа де Коссе к зеркалу, - глаза, правда, выглядят немного выпученными, но это ничего. Ещё пара стаканчиков наливочки и это пройдёт, - со знанием дела подчеркнул он, подняв указательный палец вверх.
- Я и не предполагал, что тебе так идут старинные наряды. Мода меняется слишком стремительно, подобное настроению капризной любовницы. Сам-то я за модой угнаться не успеваю, да и до любовниц не охочь…знаешь ли, после того, как одна молоденькая доярочка надела мне на голову ведро, дабы её почтенный папенька не разукрасил мою физиономию, я как-то остепенился что ли… - Арман поймал вопросительный взгляд Шарля и рассмеялся, - нет-нет, это было до того, как я женился, ничего предрассудительного. Итак, продолжим. Раздевайся! – скомандовал молодой помещик, вытряхивая из сундука всё новые и новые предметы мужского туалета времён ранней молодости его отца.
- Ты посмотри, чертяка, какие аккуратные швы! Вот умели же раньше шить на совесть, не то, что сейчас. А цвет! Чудесный малиновый колет! С бирюзовым отливом, правда…- задумчиво протянул Арман, рассматривая два внушительных пятна в области подмышек, - но это, право, сущие мелочи! А вот с сапогами аккуратнее! Не исключено, что они тебе будут немного узки. Жаль, что не осталось парфюма того времени! Для завершения образа сейчас было бы как нельзя кстати!
Арман хоть и старался изо всех сил, но с огромными усилиями сдерживал смех. Больно забавно выглядел его лучший друг в этих причудливых лохмотьях. Можно было бы обойтись без подобного балагана, но в Шамбор Шарлю иначе не попасть, а отказать другу в помощи Арман не мог. Пусть тот даже его об этом не просил. Не зря же говорят, что в провинции люди более чуткие, открытые и отзывчивые.

0

12

Коссе смотрел в зеркало и не понимал, что ему делать. Тут одно из двух, смеяться или оплакивать друга, ибо тот явно сбрендил.
- Дружище... - сын маршала кашлянул в кулак, - славный мой Вогюэ, скажи как на духу, ты с лошади третьего дня не падал? Ну или вчера... Или неделю назад? - граф заботливо положил руку на плечо хозяина, - а жара у тебя нет? Послушай, мне очень любопытно, во что одевался твой почтенный предок, право же. Я ценю, черт возьми. У меня вот в сундуке дедовы доспехи и я их тоже храню. Это прекрасно. Бирюзовые вставки же и вовсе выше всяких похвал. Только скажи ты мне на милость одно...
Гордое гусиное перо алело как знамя, только вот перу не понравилось, как его закрепили и оно медленно, с издевкой упало сокольничьему на глаза. Пришлось дунуть хорошенько, чтобы смотреть не мешало.
- Причем тут я? И зачем мне это все? Хочешь представить, как выглядел твой дядюшка в наши годы? Так я на него не похож, у тебя вон все в родне рыжие как спина у лисицы. Хочешь спасти, говоришь? Это от придворной моды-то? Ох, веришь, она мне и самому не особо по душе. Идет, бывало, этакий петух, воротник что жернов, на шпаге бант, ток* как у женщины, и не поймешь, то ли это его украшения, то ли жены. Ладно, шутки в сторону. Объясни ты толком, к чему этот маскарад? Ты куда меня собрался в таком виде отправить?! Не обессудь, но посмеялись и хватит! Я... Я это не надену, дружище, исключено!
Догадка молнией осенила, но только лучше бы не осеняла вообще. Дьявольщина, невозможно!

0

13

- По правде сказать, я падал с лошади последний раз лет этак пятнадцать назад. Впрочем, я не считал, но это было слишком давно. Точно не вчера, - Арман шутливо хлопнул друга по плечу.
- Да что ты так убиваешься и возмущаешься? Как капризная барышня, право слово! Тебе, между прочим, очень идёт! Ну где, где ты примеришь такой изысканный колет? А шляпа? Это раритет! Не понимаешь ты своего счастья.
Тон Армана сменился на более серьёзный. Пришлось надеть маску этакого строго учителя, который в очередной раз разжёвывает очевидную на его взгляд вещь ленивому школяру:
- Понимаете ли, мой старинный друг! При иных обстоятельствах я бы не удостоил Вас подобной чести примерить столь ценный и изящный туалет, более того, я припас бы его для себя… - молодой помещик пожал плечами:
- Если бы не одно маленькое обстоятельство! Увы-увы, но я не скачу в Лувр с секретным поручением от сами-знаете-кого к сами-догадаетесь-кому… В некоем замке, в непосредственной близости от скромного обиталища Вашего покорного слуги, меня не ожидает хорошенькая женщина, на которой я, судя по всему, собираюсь не сегодня, так завтра жениться. Впрочем… - Арман притворно пренебрежительно махнул рукой, - может быть ну её, а? Ну, право слово, если колет так жмёт, а виски под шляпой потеют и чешутся. Стоит ли представать пред своей дамой в таком неприглядном виде? Или же чувства к ней окажутся сильнее чьи-то упрямых, дурацких принципов? Ну так что? – серьёзно переспросил он, - всё ещё исключено? Размышляй, дружище, размышляй, да не растягивай. В твоём распоряжении не больше пары часов. Нет, я могу попробовать передать от тебя весточку, но сам понимаешь это ненадёжно и ужасно не романтично.

0

14

- Да черт задери, она меня в этом не узнает! - напоследок воскликнул бедняга-сокольничий в отчаянии. Так издыхающий зверь бьется в последней, уже слабой судороге. Дураку понятно, что смысл в том и есть, чтобы не узнали. И чем нелепее он будет выглядеть, тем лучше и тем меньше шансов распознать вельможу в долговязом несуразном провинциале.
Сын маршала прекрасно осознавал: выхода другого нет. Если Франсуа затеял по случаю приезда матери празднество вопреки военному положению, а это очевидно так, то пробраться в Шамбор будет намного легче и это превосходный шанс. Забрезжила надежда. Пока еще где-то вдалеке забрезжила, подобно очень далекому маяку. Очень опрометчивое решение со стороны Его Высочества. С чего вдруг он, всегда такой опасливый и готовый подобно Нерону ежедневно ночевать в разных местах, проявляет такую бесшабашность в такой опасный для себя момент? Покушения не опасается? Не опасается, что король решит одним махом избавиться от своей вечной проблемы в расчете на то, что госпожа де Водемон вскорости даст династии наследника? Ведь стоит королеве затяжелеть и карта Алансона бита.
Хотя с другой стороны Шарль, как тактик, его отлично понимал: принц определенно желает продемонстрировать, что ничего не опасается и этим поставить себя в положение выигрывающей стороны. Заодно он сможет собрать лояльное дворянство для принесения почестей и выражения верности и таким блестящим образом погладить их по шерстке. В конце концов, чем костюм провинциального... сильно провинциального дворянина времен Франциска хуже остальных? Кем только не одеваются. Король Карл когда-то и вовсе явился пред светлые очи своих подданных в виде дикаря. Правда, у него и прозвище было Безумный, а закончилось всё большим пожаром. Ну да, малость поношенный и потертый. Ну да, заплаты. Ну да, цвета, какие сейчас не встретишь. Да, шляпа с жутким пером. Зато лишь несколько минут позора, и если всё пройдет удачно, то его ждет награда. Весточка? Да какая весточка. Разве может быть что-то менее равноценное? И шут с ним, с самолюбием, сейчас его можно и запихать куда подальше. Арман чертовски прав.
Молодой Бриссак зажмурился и кивнул.
- Дьявол бы побрал твою фантазию, мудрость и логичность, Вогюэ. Валяй. Я согласен. Доверяюсь тебе полностью.
Нашего героя взяла здоровая злость вперемешку с мальчишеским авантюризмом. Не сойти ему с этого места, если эта небольшая шутка не удастся блестяще и если он не добьется своего!

0

15

- Мда… - нехотя пробормотал Арман, - не узнает. Впрочем, почему ты говоришь об этом с такой уверенность? А как же зов сердца? Великие чувства? Расхваленная налево и направо женская интуиция? Или она у неё спит? – он внимательно посмотрел на друга и подмигнул, - заодно и проверишь.
Вогюэ критически осмотрел друга. Подобно мастеру, который пытается довести до совершенства очередной шедевр.
- Повернись-ка, ага…вот так, - Арман расправил помятый колет, - а теперь вокруг себя. Ну красавец! Да ты на своём первом балу при Дворе так не выглядел, голову даю на отсечение! Интересно, а ты свой первый бал помнишь? Небось, робел, бледнел и подпирал стенку? Первый бал он же как первая женщина! – вдохновенно заметил молодой помещик, - хотя я вот свою вспоминаю с содроганием! Прелестная была вдовушка, пока во вкус не вошла. Однажды так приласкала, что еле ноги унёс. Ну да, пожалуй, я приберегу эти воспоминания для мемуаров. Старенький дедушка Арман с неподдельным удовольствием поделится, так сказать, опытом с младшими поколениями, - Вогюэ рассмеялся.
И всё же что-то в образе Шарля не доставало. Вроде бы гардероб был подобран с иголочки, шляпа как с последних полотен голландских художников, а всё равно всё не то…
- Жена! – крикнул Арман вглубь коридора. Спустя пару минут на пороге появилась хорошенькая чуть полноватая блондиночка с большими голубыми глазами.
- Душенька, как ты считаешь, нашему дорогому гостю стоит немного припудриться? Маскарад – дело ответственное. Я тут немного покумекал, но если портной из меня вышел неплохой, то с чувством вкуса я испытываю определённые трудности. С тобой, моё солнышко, я вовсе не могу тягаться в этих вопросах! – он чмокнул жену в пунцовую щёчку, - может быть, ему ещё кудри завить, как думаешь?
Молодая хозяйка дома с трудом сдерживала смех. Она тактично рассмеялась в кулачок, мигом исчезла из комнаты, а спустя пару минут вернулась с пудрой и курчавым париком цвета перезрелой пшеницы наперевес.
- Родная, ты просто волшебница, - Арман засиял, - Шарль, дружище, разве можно отказать такой хорошенькой женщине? Я не смог, а ты и подавно не сможешь. Или ты меня хочешь обидеть?
Не дожидаясь ответа друга, Арман размашистыми движениями припудрил его лицо, снял шляпу, нацепил парик и надел шляпу обратно.
- Если бы я был женщиной, я бы отдался тебе прямо здесь!

0

16

- Ты почти угадал. На своем первом балу я был голенастым как журавль неуклюжим подростком, который не мог сладить со своими ногами, сбивался со счету и от волнения путался тем паче, - усмехнулся молодой человек. Давненько это было, он порядком изменился с тех пор.
Граф, сжав зубы, покорно стерпел все манипуляции, даже с пудрой. Сопротивляться все равно было бесполезно. Правда, мерзкий коварный порошок тут же набился в нос почище пыли и наш герой опять громко чихнул. Господи, как женщины это делают ежедневно?! Да зарядить аркебузу проще в десять раз! Да легче в атаку сходить! Сын маршала вообще терпеть не мог весь этот процесс, его мерки давно хранились у тех, кто его обшивал, это касалось и платья и его обуви. Чаще всего он только описывал примерно, что ему нужно. А тут стоишь как огромная кукла, а тебя вертят. Осторожно открыл один глаз. Снова закрыл. Потом взял себя в руки. Мужчине и солдату вообще негоже пасовать когда бы то ни было. Усилием воли распахнул оба глаза и уставился на свое отражение. Стоило дару речи вернуться к сокольничьему, а на это понадобилось несколько секунд, как с его языка невольно сорвалась краткая, но, поверьте, сочная, крепкая и красочная характеристика сей потрясающей картины. А, черт, в комнате же дама!
- Су... сударыня, ради Бога простите, вырвалось, - хрипло извинился Шарль перед хозяйкой.
Из зеркала на него недоуменно пялился кто угодно, только не он сам. Человеческое лицо вообще очень меняет прическа, а уж когда становишься другой масти, да еще столь дурацкой!.. Вроде шляпа это то, что само собой разумеется, но еще никогда граф не был так счастлив, что идет с покрытой головой.
- Маску сверху и готов прозакладывать нового коня со всей сбруей, что родная мать прошла бы мимо меня и не обернулась, - ошарашенно резюмировал Коссе.

0

17

Арман усмехнулся. Уж больно хорош был его старинный друг в этом, с позволения сказать, обмундировании.

- Чего же ты морщишься, Коссе? Пудра же должна приятно щекотать ноздри. Представь, какой фурор ты произведёшь! Даааа… - Арман расхохотался, - Шамбор надолго запомнит это представление! И, вообще, - Арман провёл указательным пальцам по усам, невольно их подкручивая, - скажи спасибо, что не напялил на тебя платье нашей доярки Жюльетт. Иногда мне кажется, что под её юбками поместятся как минимум три кавалера, что уж говорить о её груди. Иной раз создаётся впечатление, что она переняла часть вымени у своих коровушек. Словом, абсолютно необъятная дама неопределённого возраста. Так что, - Арман похлопал друга по плечу, - не стоит морщиться. Смотри вперёд в светлое будущее! Красааавец, - растягивая фразу произнес Арман, пристально разглядывая друга.

Милейшая супруга в ответ только сдержанно хихикнула и тут же испарилась, услышав тоненький всхлип из соседней комнаты, который пару минут спустя перешёл во вполне серьёзный рёв:

- Малышка проголодалась, - с гордостью пояснил Арман Шарлю, - аппетит как у тигрицы.
Можно было вечно философствовать и вести милые беседы о детях и размеренной жизни в провинции, но времени до бала оставалось всё меньше и меньше.

- Что ж, мой прелестный друг! Я вынужден Вас покинуть, но это не продлится долго. В отличие от Вас, красавчиков, нам, страшненьким, стоит только подпоясаться. Пусть эти минуты ожидания покажутся Вам вечностью, - шутливо изрёк Арман и отправился одеваться. Его наряд был достаточно бесхитростным, но при этом отвечал всем веяниям нынешней моды. Что поделаешь? Условности такие условности.

- Ну что, дружище, успел заскучать? – припудренный Арман появился в дверях, - в дорогу на Шамбор, как говорится! Уверен, нас там запомнят надолго!

Эпизод завершен

+1


Вы здесь » Vive la France: летопись Ренессанса » 1570-1578 » Главное, чтобы костюмчик сидел. Долина Луары, сентябрь 1575